Слепой судья из штата Калифорния

\"Зал

Дэвид Шимовски потерял зрение во время войны во Вьетнаме. Однако это не помешало ему закончить юридический факультет Денверского университета, и в 63 года стать одним из лучших судей города Сан-Диего. Следует отметить, что в судебной практике США подобное явление не редкость. Нам довелось присутствовать на судебном процессе в Сан-Диего, где стенограмму заседания вел слепой секретарь. Картина необычная — слепой судья, слепой секретарь… и никаких претензий со стороны участников процесса! Надо признать, что в Соединенных Штатах люди с ограниченными физическими возможностями ведут активный образ жизни. И дело не только в государственной политике, направленной на поддержку инвалидов. В стране сформировался своеобразный психологический климат, в котором люди с физическими недостатками чувствуют себя востребованными. Приведу небольшой пример. Знаменитая в стране сеть американских магазинов “Wol * Mart”, гордится тем, что среди ее сотрудников немало людей с физическими недостатками. Здесь никто не удивится, встретив за прилавком респектабельного супермаркета человека с грубым дефектом речи или нарушенной координацией движений. Это считается удачным брэндом, хорошим тоном, признаком гуманного отношения к людям и подкупает американцев.

Но вернемся к господину Шимовски. В администрации суда нам предоставили его автобиографию. Вот некоторые сведения из нее, отражающие активность инвалидов в стране. Судья Шимовски является членом следующих ассоциаций: американских судей, судей города Сан-Диего, слепых юристов, слепых инвалидов, слепых бизнесменов, военных ветеранов инвалидов. Лицензию на юридическую практику в штате Калифорния получил в 1982 году.

В перерыве между судебными заседаниями состоялась краткая беседа, в которой помимо судьи Шимовски приняли участие руководитель департамента по связям с общественностью Карен Дэлтон, представитель суда присяжных заседателей Марта Клевин и директор Мусульманского комитета по правам человека в Центральной Азии Мурат Телибеков.

Дэвид Шимовски:

\"Дэвид

— Обмен идеями по поводу развития судебной системы в различных странах необходим для ее дальнейшего развития. Сегодня многие постсоветские страны находятся в плену отживших стереотипов, и это касается, прежде всего, юриспруденции. Для преодоления их требуется время. Однако, очень важно, чтобы общество осознало эту необходимость и прилагало усилия. В противном случае архаичные суды станут серьезным препятствием на пути экономического развития. Карен Дэлтон:

— Когда мы говорим об обмене опытом, то хочется сказать, что новые идеи возникают в любой стране, и система правосудия должна быть построена таким образом, чтобы позволяла внедрять прогрессивные новшества. Одним из важных условий эффективности является прозрачность судебной системы. Кстати, наша сегодняшняя встреча является частью функциональных обязанностей американских судов, и мы рассматриваем ее именно в контексте.

Мурат Телибеков:

\"Мурат

— Если говорить о новшествах, то хочу коснуться недавнего скандала в Великобритании в связи с заявлением архиепископа англиканской церкви. Он предложил внедрить в правовую систему элементы шариата, считая, что нельзя допускать ситуации, когда мусульмане встанут перед выбором между преданностью религии и законом. Меня поражает политическая гибкость и мудрость этой страны! Рост религиозных настроений в обществе заставляет трансформировать многие государственные институты. Если говорить о достижениях судебной системы США, то возникает вопрос: можно ли сегодня использовать этот опыт в Казахстане? Ведь в каждой стране своя политическая культура, национальные традиции, я уже не говорю об экономической составляющей. Невозможно рассматривать подобную проблему вне этого контекста.

Марта Клевин:

\"Марта

— Я согласна, что местные условия оказывают влияние, но в тоже время нельзя отрицать, что в судебной практике сформировались универсальные инструменты, пригодные для любой страны. В частности я занимаюсь судом присяжных, и могу сказать — весьма эффективный институт. Своеобразная альтернатива традиционному судопроизводству. Более того, привлекая граждан к участию в судебных процессах, мы повышаем уровень правовой культуры в обществе. В этом направлении ведется большая системная работа, охватывающая огромное количество людей. Мы используем при этом не только моральные и материальные стимулы.

Карен Дэлтон:

\"Карен

— К словам коллег хочу добавить, что очень важно обеспечить в судах беспрепятственный доступ журналистов к информации. В американских судах для прессы отведены специальные комнаты, оснащенные необходимой аппаратурой для работников масс-медиа. Установленные здесь большие мониторы позволяют наблюдать за ходом судебного заседания. Кстати, когда там находятся журналисты, никто из сотрудников суда не имеет право заходить туда. Любой человек, вне зависимости от профессии имеет свободный доступ к рассматриваемому делу.

Мурат Телибеков:

— Меня всегда интересовала философия правосудия. Когда я говорю о национальных и культурных традициях, то имею в виду клубок сложных противоречий, влияющих на судопроизводство. К примеру, традиции восточного правосудия сложились таким образом, что решение спорных вопросов всегда вручалось в руки самых уважаемых людей в обществе. В сознание восточного человека важное место занимает возрастная иерархия. Когда судебную тяжбу двух почтенных старцев вручают в руки молодого, пусть даже высококвалифицированного судьи, — это изначально вызывает недоверие. Здесь протест на уровне подсознания. Если добавить к этому и религиозный фактор, то ситуация становится чрезвычайно сложной. Суд – это не просто сложная аналитическая работа, это всегда выбор между гуманностью и справедливостью.

Дэвид Шимовски:

— Конечно же, человеческий фактор имеет большое значение. Лично я при вынесении приговора всегда принимаю во внимание биографию человека, его прошлое. Ведь он мог совершить преступление в состоянии аффекта, душевного кризиса. Здесь важно не сломать судьбу человека, но в тоже время необходимо преподнести урок. Не следует забывать, что наши судебные процессы открыты, и активно обсуждаются в прессе. Если судья выносит неоправданно мягкий приговор, это может вызвать целую волну подобных преступлений.

Марта Клевин:

Одной из актуальных проблем в судебной системе является проблема коррупции. Я бы назвала ее краеугольным камнем юриспруденции. Как ее решают в Казахстане?

Мурат Телибеков:

— Ну, что тут сказать…. В Центральной Азии проблему коррупции решают в лучших восточных традициях — честно и принципиально. Судью, уличенного во взятках, могут публично сбросить с крыши небоскреба, посадить на кол, погрузить в котел с кипящим бешбармаком или разорвать на части, привязав к двум разъезжающимся КамАЗам.

Дэвид Шимовски (сквозь смех):

— Это очень круто!

Карен Дэлтон:

Американцы тоже активно борются с коррупцией, но не такими радикальными способами. Нечистых на руку судей сажают в тюрьму, лишают лицензии, придают общественному порицанию. Кроме того, мы создали такую систему материальных стимулов, при которой судья не заинтересован в коррупции. Средняя годовая зарплата судьи штата Калифорния составляет 180 000 долларов. По американским меркам это неплохая зарплата.

Дэвид Шимовски:

— Пользуясь случаем, хочу передать приветствие моим казахстанским коллегам. В таких случаях принято желать удачи, но сейчас это не корректно. В судах нельзя полагаться на удачу. Здесь не позволительны опыты, эксперименты. Наша профессия весьма консервативна. Но в то же время судья не должен превращаться в бездушную машину. Судья, у которого нет сердца, это палач. Желаю моим казахстанским коллегам мужества, мудрости и чувства юмора. Последнее качество для меня особенно важно.

Сан Диего, февраль 2008 года.

Новости партнеров

Загрузка...