У городских казахов должна появиться своя пресса на родном языке

Несмотря на малую популярность среди покупателей периодической печати в газетных киосках, газеты, выходящие на государственном языке, ведут себя чрезвычайно активно и даже наступательно в отношении распространяющихся в стране русскоязычных изданий. В последних они видят своих побеждающих конкурентов.

Причем преимущественное положение публикующейся на русском языке периодической печати на рынке казахстанской печатной продукции воспринимается авторитетами казахской журналистики, по большей части, как следствие практики недобросовестной конкуренции. Мол, русскоязычным газетам и журналам в Казахстане создается режим наибольшего препятствования, а их аналоги, выходящие на государственном языке, притесняются и затираются.

На первый взгляд, такие аргументы похожи на правду. Согласно данным известного поэта и защитника интересов казахского языка и культуры Мухтара Шаханова, приводившимся многократно в печати, в Казахстане в настоящее время издаются на государственном языке 453 периодических издания. 392 из них – это газеты, а 61 – журналы. А вот на русском языке выходят 2303 периодических изданий. Другими словами, этих последних в пять раз больше, чем их аналогов на казахском языке.

Мало того, еще 5248 газет и журналов на русском языке поступают из России и других стран. Казахские журналисты сетуют: государство — казахское, а распространяющаяся в его пределах периодическая печать – главным образом русскоязычная.

Все это, видимо, так и есть. Однако имеется тут одно “но”. И оно связано со следующим вопросом: а читабельна казахская пресса? Ведь в стране большинство составляют казахи. При этом школ с казахским языком обучения ничуть не меньше, чем русскоязычных школ. Следовательно, потенциальных читателей у казахской прессы должно быть также не меньше, чем у русскоязычных газет и журналов. А вот в реальности у последних читателей неизмеримо больше. Кто же виноват в формировании такой ситуации?

Казахскоязычная журналистика не очень-то любит обсуждать такой вопрос. Но отдельные казахские писатели, деятели культуры и журналисты иногда откровенно признают неконкурентоспособность прессы на государственном языке перед своим русскоязычным аналогом. Причем – даже очень известные. К примеру, в таком ключе неоднократно публично выступал и высказывался лауреат государственной премии Казахстана в области литературы Дулат Исабеков. И он вовсе не один такой.

Один известный журналист в разговорах с автором этих строк неоднократно признавался, что он принципиально не читает газет на казахском языке, так как ему для себя почерпнуть оттуда абсолютно нечего. Тут, правда, возникает такой закономерный вопрос: кто же в таком случае должен или мог бы читать статьи его самого?!

Но как бы то ни было, очевидно одно. Популярность казахской прессы среди ее потенциальных читателей с каждым годом падает все больше и больше. И, как следствие, уровень профессионализма среди ее творческих работников опускается все ниже и ниже. Те, на ком в советское время держалась казахская периодическая печать, большей частью отработали свое и удалились, так сказать, на заслуженный отдых. Кое-кто из них еще остается в редакциях нынешних казахскоязычных газет и журналов, но от них теперь уже мало что зависит. А молодежь, которая приходит им на замену, по уровню подготовки оказывается все менее и менее конкурентоспособной против своих русскоязычных коллег. В условиях сформированного в Казахстане рынка периодической печати такое обстоятельство играет решающую роль. В результате же у казахских газет остается все меньше и меньше настоящих (а не мнимых, насильно принужденных или безвозмездно привлеченных к подписке) читателей.

Ведь сейчас казахская пресса – если судить по “гамбургскому”, то есть предельно откровенному счету – мало кого, кроме самих деятелей казахской культуры, интересует.

Тому есть свои объективные и субъективные причины. Если говорить о первых из них, прежде всего, следует, видимо, обратить внимание на тот фактор, что Республика Казахстан была и все еще остается преимущественно русскоязычным государством. А государственный статус казахского языка – всего лишь фикцией в духе худшего пошиба показухи советских времен.

Чтобы такое утверждение не выглядело голословным, приведем в качестве свидетельства результаты журналистского расследования по этой проблематике из казахскоязычной же газеты: “В будущем году исполняется 20 лет достижению казахским языком государственного статуса. Немного остается и до завершения срока реализации “Программы развития языков на 2000-2010 годы”. Но, несмотря на все это разговоры о государственном языке не затихают. Согласно плану, в 2009 году все сферы общества в нашей стране должны были говорить на казахском языке. В названной программе говорится, что “в следующем году все сферы государственной службы перейдут в делопроизводстве на казахский язык”. Но, похоже, все это останется на бумаге” (“Туркистан”, №7, 21.02.2008 г.).

Иначе говоря, пока суд да дело, функцию основного коммуникативного средства в стране сохраняет за собой русский язык. Этим и объясняется вышеописанная ситуация на рынке распространения прессы в РК, в рамках которой количество казахских газет и журналов исчисляется сотнями, а русскоязычных – тысячами. Но это – далеко не вся проблема в данном случае.

Ведь для газеты или журнала, чтобы иметь свой довольно большой круг читателей, не обязательно нужно, чтобы язык, на котором она или он издается, был непременно основным в конкретной стране. Главное – это то, чтобы потенциальная целевая аудитория была достаточно многочисленной. С таким-то условием у казахской прессы никаких проблем вроде бы и нет. В сегодняшнем Казахстане казахов насчитывается свыше 9 миллионов. Из них, даже по самым пессимистическим оценкам, казахским языком в удовлетворительной степени владеет (умеет говорить, читать и писать) порядка 60 процентов. А это – 5,4 млн. человек.

Получается, что одних только владеющих казахским языком казахов заметно больше, чем всех так называемых русскоязычных казахстанцев вместе взятых (5,01 млн.). Под русскоязычными тут имеются в виду русские (3,95 млн.), украинцы (440 тыс.), немцы (220 тыс.), белорусы (90 тыс.), татары (220 тыс.) и корейцы (100 тыс.). Если к ним прибавить еще и тех казахов, которые лучше владеют русским языком, чем родной речью, их общая численность, конечно же, окажется большей и составит порядка 8,6 млн.

Но даже в таком случае потенциальная казахскоязычная аудитория не выглядит такой уж маленькой против русскоязычной аудитории. Значит, подавляющее преимущество прессы на русском языке над казахскими периодическими изданиями все же объясняется, прежде всего, не объективными, а субъективными факторами. Очевидная главная причина тут – это крайне низкий уровень так называемой читабельности газет и журналов, выходящих на казахском языке, среди огромной уже по численности казахскоязычной публики. Под ней, повторимся, мы подразумеваем таких людей, которые получили, по меньшей мере, среднее образование в казахских школах.

Последнего фактора вполне достаточно для человека, чтобы считаться потенциальным читателем казахской прессы. Если она никак не может привлечь подавляющего большинства таких людей к себе и сделать их своими читателями, ей надо пенять только на себя, а не искать всяческие оправдания и не оправдываться какими-то форс-мажорными причинами.

Самое простое объяснение этой ситуации кроется, по всей видимости, в том, что интеллектуальный и творческий потенциал большинства существующих казахских газет и журналов не отвечает возросшим требованиям потенциальной казахскоязычной читательской аудитории. В одном только городе Алматы ежегодно оканчивает среднюю школу с казахским языком преподавания тысячи и тысячи юношей и девушек. Из них, в лучшем случае, единицы в последующем вливаются в ряды читателей казахской прессы. Абсолютное большинство же остается к ней совершенно безразличной. Даже если бы только с этой группой населения казахские республиканские газеты, издающиеся в большинстве своем в “южной столице”, поработали бы как следует в плане приобщения ее к своей продукции, они бы уже давно вышли из той катастрофической проигрышной ситуации, в которой сейчас основательно завязли. Но, видимо, совладать с такой задачей у них не получается.

Большинство республиканских газет и журналов на казахском языке у нас по сию пору готовят и выпускают люди, приехавшие из глубинок. Им в принципе не по силам создавать такую печатную продукцию, которая могла бы быть сколько-нибудь привлекательной для горожан, в том числе – и для казахскоязычных. И тут дело не в языке, а в мировоззренческой разнице.

Следовательно, путь к преодолению кризиса прессы на казахском языке лежит через создание таких казахскоязычных газет и журналов, которые бы готовились и издавались людьми, сформировавшимися как личности в городских условиях.

Другого выхода из этой ситуации просто нет.

Новости партнеров

Загрузка...