Полусредний класс

Планета Гондурас

“Люди злы, как прокуроры, ждут печального конца”.

Тимур Шаов

Зацементированное разделение населения Казахстана на богатых и бедных без сколько-нибудь существенного среднего класса (исключение – Алматы), не отменяет полутонов и определенных промежуточных групп. Здесь интересен полусредний класс (определение ненаучное). В силу комплекса факторов, сегодня именно данная категория граждан представляет собой самый взрывоопасный сегмент общества.

Критерии

Если делить казахстанцев по водоразделу “богатые – бедные”, то полусредний класс, безусловно, попадает в разряд бедных. Его и заметить гораздо легче, если смотреть на социальную пирамиду “снизу”, а не “сверху”. Потому что для людей, у которых меньше тысячи “американских тенге” при себе не бывает, полусредний класс сливается с нижним классом очень сильно. Зато представители слоев “ниже полусреднего” их выделяют достаточно легко.

В семейном бюджете полусреднего класса коммунальные тарифы и продукты питания не съедают весь доход. Остается на одежду, кабельное телевидение, сотовые телефоны, лекарства, косметику, обновление бытовой техники, пиво с шашлыком на “летниках”, периодические походы в кино и развлекательные центры. Если в такой семье есть автомобиль, то он не столько средство передвижения, сколько средство производства (для “таксования”, например) или безальтернативный способ добраться до места работы. Микс из 96-го и 93-го бензина для “четырехколесного друга” органично вписывается в коллективный портрет полусреднего класса (потому что 96-ой – дорого, а качество бензина, продаваемого как 93-ий, гробит двигатель).

В разрезе семейного отдыха для полусреднего класса Анталья и Хургада не по карману, а вот Алаколь и Иссык-Куль они “дикарями” потянут. В летние будни для алматинских представителей данной категории вполне подходит Капчагайское водохранилище. При этом поход в цирк или аквапарк для таких людей событие не рядовое, и если в первом случае нарвались на “лабухов”, а во втором не было приемлемого сервиса, люди полусреднего класса такое неприятное событие запоминают надолго.

Уровень образования полусреднего класса начинается от профессиональных училищ и заканчивается университетскими аудиториями. Однако наиболее характерным все-таки будет техникум и среднее специальное образование. По характеру занятости это в первую очередь квалифицированные наемные работники. То есть, они не держат предприятий малого бизнеса и не занимают серьезных управленческих позиций, как представители среднего класса (общий уровень образования тоже пониже), но при этом являются основными специалистами в кондитерских, станциях технического обслуживания, сервис-центрах и тому подобное. На крупных предприятиях они занимают нишу между рабочей силой невысокой квалификации и инженерно-техническими кадрами.

Характер профессиональной деятельности и квалификация основной массы представителей полусреднего класса не позволяют работодателям расстаться с ними запросто. Даже на бахче не желательно, чтобы за арбузами и дынями ухаживал кто попало, а когда речь идет о сварщиках, электриках, бухгалтерах, провизорах, расточниках, компьютерщиках – тем более.

Полусреднему классу есть что терять, поскольку он побогаче основной массы населения. Однако запасных (резервных) активов и серьезных сбережений у таких людей нет. Поэтому потеря кормильцем семьи рабочего места на срок свыше двух-трех месяцев переводит всю семью в нижний слой. И тогда приходится отказываться от платного обучения детей или лечения зубов, если нет острой боли. Утрата квартиры (пожар) либо машины (угон) для таких людей относятся к безвозвратным потерям.

Наличие собственного жилья здесь очень важный фактор. Поскольку если нет своей крыши над головой и нужно платить арендную плату, то, даже имея типичное для полусреднего класса рабочее место, по располагаемому доходу человек в него уже не попадает.

Особенность момента

Экономический кризис и тотальный рост цен значительно ухудшили положение полусреднего класса. Данная социальная категория трудится большей массой в реальном секторе экономики, который и переживает тяжелые времена. Сдутие строительного пузыря и другие негативные моменты заставили многих “полусредних” перейти на менее оплачиваемую работу, но еще позволяющую удерживаться в полусреднем классе. Однако в случае даже незначительного ухудшения ситуации в сфере занятости и дальнейшего роста цен еще одну ступеньку вниз они себе позволить не могут. Точнее, она будет выпадением в социальный низ.

Если для нижнего класса ситуация в доступе к образованию и здравоохранению стабильно плохая, то полусредний класс все годы “экономического роста” находился в струе, позволяющей отследить динамику ухудшения. Удорожание медицинского обслуживания с одновременным его ухудшением, аналогичная ситуация с образованием, беспредел на дорогах (ГАИ плюс отмороженные “крутики”, плюс просто не знающие правил дорожного движения) бьют по этой категории граждан особенно больно. Рост уличной преступности и наркобизнеса также затрагивает полусредний класс гораздо сильнее, чем богатых людей уже в силу мест их проживания.

Фактор образования в связке с нахождением в народной гуще позволяет полусреднему классу оценивать ситуацию более адекватно, чем ее представляет официальная пропаганда. Отчуждение от органов государственного управления здесь прошло массово и надежно. В пользу от правоохранительных органов для простых людей в полусреднем классе также мало кто верит.

Многие “полусредние” в Алматы оказались под бульдозером сноса и проявляют себя наиболее активными бойцами. Дело в том, что у полусреднего класса выше уровень притязаний и амбиций, чем у представителей нижних от них социальных страт. Поэтому несправедливая компенсация за изымаемое имущество для них неприемлема. Когда актив только один, и все перспективы на будущее зависят от него – появляется стимул бороться до конца. Здесь можно провести аналогию с крестьянином. Если государство забирает у него долю урожая, не обеспечивающую выживание до следующего урожая, то он ведет борьбу вне зависимости от того, кто ему противостоит – дружинники князя, царские сборщики налогов или “красный” продотряд.

Полусредний класс напрямую не так сильно страдает от забюрократизированности экономики и рейдерства, как представители малого и среднего бизнеса. Но объективно отсутствие экономической свободы и усиление монополизма во всех секторах хозяйственной жизни подрывают питательную и жизнеобеспечивающую среду для “полусредних”. Косвенные и опосредованные удары по полусреднему классу становятся все более ощутимыми.

Выход на пенсию людей, идущих по смешанной солидарно-накопительной модели пенсии, обнаружил массу несовершенства введенной пенсионной системы. Проблемы растут как снежный ком, но никаких сдвигов в их разрешении не наблюдается. Со всей остротой встала озабоченность перспективами детей. Будучи квалифицированными работниками, представители полусреднего класса осознают и видят, что получение качественного образования для их потомства проблематично даже за деньги. Дальше по эффекту домино встают проблемы трудоустройства, зарплаты и вообще социальных перспектив. Ценностные параметры ниши полусреднего класса не позволяют считать, что жизнь удалась, если сын стал бандитом, а дочь проституткой.

Прогноз поведения

Паника – самоусиливающийся процесс. Не в силах обнаружить чего-нибудь, на что можно опереться в надежде на позитивные изменения, полусредний класс на грани метаний. В каком-то смысле многие его представители готовы к ускорению событий, ибо ужасный конец лучше, чем бесконечный ужас.

PR-акции властей вместо реальных дел на большинство полусреднего класса сколько-нибудь серьезного воздействия не оказывают. Иллюзии относительно искоренения коррупции и улучшения качества государственного управления тоже мало у кого остались.

Эмиграция для полусреднего класса не может рассматриваться как выход из положения по двум причинам. С одной стороны недостаток экономических ресурсов для переезда в нормальное место, а с другой понимание, что реально никто их не ждет. “Хорошо там, где нас нет, а поскольку мы теперь везде…” — лейтмотив мироощущения. Последний серьезный спрос на представителей технических специальностей полусреднего класса извне был в 1999-2000 годах, когда в России после дефолта 1998 года активизировалась промышленность. Тогда предлагали рабочие места, жилье и помощь в переезде.

Обучение детей в конкурентоспособных учебных заведениях за границей, чтобы вернулись домой специалистами или обосновались за рубежом, тоже невозможно. Причина простая, но не примитивная – деньги. К тому же продолжающая деградировать система среднего образования исключает багаж знаний, с которым можно быть востребованными вне Казахстана (ясно, что в Узбекистан или Азербайджан никто не поедет). Внутри республики определенная конкуренция еще возможна, но опять же в силу того, что плохое образование у всех. Правда, здесь представители полусреднего класса проигрывают детям среднего класса в силу разных стартовых возможностей и социальных связей. Сравнивать их с богатыми слоями общества вообще бессмысленно.

Официальная пропаганда резко сменила хвастовство о достигнутых успехах на завуалированные призывы потерпеть. Для полусреднего класса подобные заявления взрывоопасны сами по себе, потому что издержки “лихих 90-х” сильны в памяти, ресурсов для “терпения” нет ни материальных, ни психологических, и каждый день им видно тех, кому “терпение” не грозит. Ведь роскошные автомобили никуда с дорог не исчезли, дорогие рестораны не закрылись, дворцы в водоохранных зонах не снесены, крупные коррупционеры в тюрьмы не посажены.

С полусредним классом, впрочем, как и со всем народом, эксперимент одного порядка можно провести один раз. Как нет больше шанса у коммунистов (генетическая память населения не позволит), так и вариант “а-ля 90-ые” больше не пройдет. Полусредний класс не был в авангарде тех, кто понял, что главное правило политических и социально-экономических игр на отечественном поле – никаких правил. Но именно с осознанием этого факта в его среде общая ситуация изменилась качественно.

Полусреднему классу есть, что терять и некуда отступать, поэтому к активной борьбе он готов. Среда очень горючая и может вспыхнуть в любой момент. Базисные и возмущающие факторы запущены, пока не хватает только “запускающего”. В частности, нет политической силы, которой бы полусредний класс массово доверял.

Что касается характера действий, то в силу ряда обстоятельств представители полусреднего класса не будут направлять иски в суды. Уровень правовой культуры и видения проблемы не позволяют. А вот предметы “двойного действия” вроде топора, молотка, лома и гвоздодера – как раз для “полусредних”. Опять же в силу уровня знаний и квалификации “коктейль Молотова” и взрывпакет “магний-марганцовка” для таких людей – пустяковая задача.

О том, как нужно поступать, чтобы социальное напряжение в обществе спало, сказано и написано давно и много. Однако в силу того, что никаких практических шагов в плане исправления ситуации не сделано, можно предположить выход гражданского противостояния на новый, более массовый виток.

Новости партнеров

Загрузка...