“Межконфессиональное согласие” может разделить участь “экономического роста”

Инициативная группа общественных деятелей считает действующий закон о свободе совести “слишком либеральным и демократическим”

“Куда бы ни шел фанатик, он не выходит из своего тупика”.

NN

“Духовная безопасность – это сегодня стало актуально”, — подчеркнул во вторник Мурат Мынбаев, ректор университета “Руханият”. Он, как и другие участники пресс-конференции в Алматы, поддерживает инициативу парламентариев по ограничению свободы вероисповедания. Закон о свободе совести, принятый на заре независимости Казахстана, по мнению спикеров, “слишком либеральный и демократический”.

Если убрать перлы в стиле Виктора Черномырдина, живого классика афоризма, вроде “хотели выразить свое мнение от имени общественности”, “этнические мусульмане” и “уголовный кодекс не до конца рассматривает все тонкости души человека”, то общественные деятели, собравшиеся в Национальном пресс-клубе 8 апреля, за уменьшение свободы в религиозной сфере.

Мажилис 2 апреля принял в работу проект закона “О внесении изменений и дополнений в законодательство Республики Казахстан по вопросам свободы вероисповедания и религиозных объединений”. Его инициировали шесть мажилисменов (Берик Бекжанов, Аскар Бейсенбаев, Нуртай Сабильянов, Тито Сыздыков, Владимир Нехорошев, Наталья Геллерт) и два сенатора (Серик Акылбай, Анатолий Башмаков). Организаторы пресс-конференции поддерживают парламентариев-инициаторов и предлагают организовать “круглый стол” с участием всех заинтересованных сторон.

А вот с конкретикой большие проблемы, потому что участники встречи с журналистами отвечали на вопросы долго, витиевато, запутанно и не на те, которые им задавали. Даже Сейтказы Матаеву, модератору мероприятия, отказала его традиционная невозмутимость, и он настоятельно попросил общественных деятелей вести себя как на пресс-конференции, а не на лекции.

“Традиционные религии не получают государственной поддержки” и “мы должны быть убеждены в сохранении традиционных взглядов на мир” — фразы Болата Дуйсенби из движения “Улт тагдыры”.

Из выступлений спикеров ясно, что против русской православной церкви они ничего не имеют. С исламом уже сложнее. Так, если право на существование казахов-атеистов они признают, то на вопрос могут ли быть казахи-шииты и казахи-ваххабиты (ваххабизм – течение в суннитском исламе) внятного ответа не последовало. А вот много казахов-протестантов или казахов-кришнаитов, по мнению общественных деятелей, уже угроза национальной безопасности. Они считают, что казахи данных религиозных течений будут конфликтовать с казахами-мусульманами.

Когда спикеров попросили прокомментировать огромные сроки заключения, полученные верующими-мусульманами по сфабрикованным уголовным делам в Караганде и Шымкенте, те ответили, что не владеют информацией, а потому отказались от оценок.

Организаторы пресс-конференции считают, что имеющихся возможностей Уголовного и Гражданского, Налогового кодексов недостаточно, чтобы нетрадиционные для Казахстана религии и конфессии не нарушали права человека, общественную безопасность и порядок. Понятных критериев, по которым можно отделить традиционных от нетрадиционных тоже не привели (фраза “сотни лет” не считается).

Новости партнеров

Загрузка...