Реальные изменения или косметические мазки?

В начале февраля состоялось заседание рабочей группы Центральной избирательной комиссии РК по реформированию выборного законодательства, на которое были приглашены представители некоторых политических партий и неправительственных организаций, депутаты Парламента и специалисты Минюста, Генпрокуратуры и ЦИКа.

Разосланный участникам заседания, носившего организационный характер, документ имеет довольно длинное название: \»Сравнительная таблица с поправками по совершенствованию избирательного законодательства, подготовленная Центризбиркомом по предложениям политических партий, БДИПЧ/ОБСЕ и неправительственных организаций Республики Казахстан по итогам выборов 2005 и 2007 годов\».

Этот документ ясно обозначает границы дозволенного (интересно, кем?) реформирования выборного законодательства. Правильнее будет сказать \»реформирования закона о выборах\», так как сразу же поступило предупреждение, что изменения и дополнения произойдут только в рамках Конституции страны. А это означает, что некоторые нормы закона, внесенные в июне прошлого года, не подлежат даже обсуждению.

Справедливости ради надо отметить, что некоторые вопросы, постоянно будируемые партиями и НПО, получили свое отражение в предложенной сравнительной таблице.

Например, предлагается отсутствовавшая прежде норма, предупреждающая образование однопартийного Мажилиса. Это как раз то, что подвергается серьезной критике со стороны международного сообщества.

Статья 97-1, п. 3-1.

Если в результате подсчета голосов избирателей, поданных по территории единого общенационального округа, только один партийный список получил семь и более процентов голосов избирателей от числа принявших участие в голосовании, то к распределению депутатских мандатов допускается партийный список партии, набравшей наибольшее количество голосов избирателей по сравнению с другими политическими партиями, участвующими в выборах.

Распределение мандатов производится пропорционально голосам избирателей, полученных соответствующей политической партией на выборах.

Какой-никакой, но все-таки выход для того, чтобы не стать объектами насмешек в цивилизованном мире по поводу \»несокрушимого единства партии президента и народа\», есть. Однако и в данном случае возникают вопросы. Если \»примерить\» эту норму к итогам прошлых так называемых выборов, то ОСДП \»выделят\» 5 мест в Мажилисе. Но тогда и речи не может быть о создании социал-демократами партийной фракции палаты. Теперь уже получается, что у нас будет не однопартийный, а однофракционный Парламент. Но зато можно будет выдавать этот косметический мазок за \»очередной решительный шаг\» в сторону демократии.

Пожалуй, можно признать положительным еще одно предполагаемое изменение п. 1 ст. 17, предусматривающее дифференцированный подход к количеству членов участковых избирательных комиссий в зависимости от количества избирателей. От семи до одиннадцати членов. И при этом не предусматривается упразднение института представителей политических партий в избиркомах с правом совещательного голоса. Не проще ли будет формулировка \»не менее семи членов\»?

Кстати, предлагается изменить принцип формирования избирательных комиссий: \»Территориальные, окружные и участковые избирательные комиссии образуются соответствующими вышестоящими избирательными комиссиями после консультаций с политическими партиями\». Такое предложение, на мой взгляд, практически ничего не меняет. Раньше комиссии формировали маслихаты, насквозь состоящие из членов \»привластных\» партий, а теперь будут формировать вышестоящие избиркомы, состоящие из того же \»материала\».

Предлагаю принять формулировку \»не менее семи членов\» и определять составы путем жеребьевки по представлениям только политических партий. Можно себе представить, какое количество представителей \»иных общественных объединений\», рекрутированных партией власти, будет тащить \»счастливые билетики\»! И все это с единственной целью – минимизировать шансы оппозиционных сил попасть в составы избирательных комиссий. Кроме того, НПО, как известно, не могут заниматься политикой. В смысле бороться за власть.

Предлагается рассмотреть вопрос и о том, что теперь (осознали, поняли очевидное!) партиям дается право самим определять размещение лиц в партийном списке. Иногда создается впечатление, что законодательный орган (или те, кто направляет их работу) специально допускает ляпы, чтобы к следующей кампании по реформе выборного законодательства устранить \»несоответствия\» с демократическими принципами. Как, например, это было с введением статьи Конституционного закона о выборах, запрещающей проведение поствыборных митингов и других акций. И как в скором времени с помпой победителя над несправедливостью была исключена эта антиконституционная норма.

Прежний алфавитный порядок партийного списка абсурден. Но он сделал свое дело. Теперь же, в случае принятия этой нормы закона о выборах, избирателю – главному субъекту выборов – легче будет определяться со своим выбором. Ему не нужно будет изучать партийный список от \»А до Я\». По ранжированному списку избиратель сможет определить, каковы акценты той или иной партии в вопросах гендерного равенства, молодежной и национальной политики. К тому же он твердо будет знать, что в случае выбытия кого-то из парламента место займет следующий кандидат из партийного списка, которого выбрал он, а не орган партии.

Абсолютно не понятна позиция ЦИКа, предлагающая ввести в закон новую норму о запрете призывов к бойкоту выборов. При этом ссылается на Конвенцию о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах-участниках Содружества Независимых Государств. Ни чем иным, как манипулированием этим документом, не получается называть эту ссылку. Вот п. 8 статьи 9 указанной Конвенции:

8. Лица и органы, чья деятельность направлена на фальсификацию подсчета голосов, итогов голосования и результатов выборов, на воспрепятствование свободному осуществлению гражданином его избирательных прав и свобод, в том числе в форме бойкота или призывов к бойкоту выборов (выделено мной), отказу от выполнения избирательных процедур или избирательных действий, должны преследоваться по закону.

Речь-то здесь идет о воспрепятствовании свободному осуществлению гражданином его избирательных прав и свобод! А не о бойкоте вообще, как о форме политической работы. В России от членов Центризбиркома звучали призывы о наказании тех, кто будет препятствовать волеизъявлению избирателей. Причем, сославшись на нарушения, связанные с правилами финансирования агитации.

Конечно, агитация бойкота выборов ухудшит показатели явки избирателей. В этой связи напрашивается еще один немаловажный момент. Он связан с тем, что из избирательного бюллетеня в свое время была удалена строка \»Голосую против всех\». С большой натяжкой можно согласиться с обоснованием тех, кто говорил, что, голосуя против, к примеру, десяти предложенных кандидатов, избиратель получал 10 голосов \»против\». Тем самым нарушался принцип \»один избиратель – один голос\» (кстати, этот принцип нарушается при выборах мажилисменов от Ассамблеи народа Казахстана. И не соответствует норме Копенгагенского документа ОБСЕ: 7.2 — допускают, чтобы все мандаты, по крайней мере, в одной палате национального законодательного органа, были объектом свободной состязательности кандидатов в ходе всенародных выборов). Однако, во-первых, худо-бедно эта строка была мотивом для явки некоторой части граждан на избирательные участки и в какой-то мере повышала показатели электоральной активности; во-вторых, позволяла изъявить свою волю даже тем, чьи предпочтения по тем или иным причинам не были внесены в бюллетень для голосования. Что ж, если кого-то пугает большой процент голосующих против всех, то давайте внесем в избирательный бюллетень строку \»моего кандидата нет\».

Совсем несвойственной для ЦИКа задачей, предлагаемой ею же, является (ст. 12 пунктом 5-1) определение порядка и организация работы по направлению граждан Республики Казахстан для наблюдения за выборами в иностранных государствах. Не хочу бездоказательно обвинять ЦИК, но на ум ничего другого не приходит, как попытка \»рулить\» теми НПО, которые не нуждаются в помощи по организации и, тем более, в методике международного мониторинга выборов. Похоже, что здесь идет планомерная работа по поддержке центральных избирательных комиссий тех нескольких стран СНГ во главе с РФ, которые подписались под проектом \»Базовые принципы организации наблюдения за общенациональными выборами по линии БДИПЧ\», кстати, отданного, по мнению некоторых политологов, в жертву председательству Казахстана в ОБСЕ.

В предлагаемой ЦИКовской сравнительной таблице так и не вошли многие актуальные предложения политических партий и НПО, политиков и других участников обсуждения. Притянуты \»за уши\» некоторые изменения и дополнения, призванные выполнить рекомендации БДИПЧ ОБСЕ, изложенные в Итоговом отчете по выборам-2007 и обещанные М.Тажиным в своем выступлении на заседании Совета Министров иностранных дел перед принятием решения о председательстве Казахстана.

Конечно, наше выборное законодательство нуждается в реформировании. Но, как сказал один мудрец, \»когда законы соблюдаются, то нет необходимости в их формулировке\». Ведь даже при идеальном законе главное – его исполнение. А не затыкание дыр для предотвращения его нарушений.

Новости партнеров

Загрузка...