“Тасжарган” (“Дат”) окончил “десятилетку”

Или отработал две “пятилетки” ударным информационным трудом

Десятилетний юбилей отмечает сегодня в каком-то смысле легендарная газета страны. “Тасжарган” — это действующая на данный момент инкарнация оппозиционного издания “Дат”, всколыхнувшего в 1998 году информационное пространство Казахстана. По случаю знаковой даты мы взяли интервью у Ермурата Бапи, “главного читателя” газеты.

***

— Сколько названий было у газеты “Тасжарган” за 10 лет, и с чем это связано?

— В общем, за десять лет у нас было 12 газет. Первоначальное Название “Дат” на русский язык можно перевести как “Право на слово”, “Требую слова”. Когда в период ханства человек говорил правителю “Дат таксыр”, тот должен был его выслушать, а потом уже казнить или миловать. У истоков газеты стоял Шарип Куракбаев – человек мужественный и хороший организатор. Незаконными судебными преследованиями власти наложили большие штрафы на “Дат” (фактически закрыли газету) и на первого главного редактора.

После вынужденного перерыва стала выходить газета “СолДат” (“Тот самый Дат”), которую тоже засудили. Я тогда был приговорен к одному году лишения свободы, но, в связи с 10-летием независимости, амнистирован. Дальше мы организовали газету “Бугин” (“Сегодня”), с логотипом “Дат” в углу. В свет смогли выйти всего восемь номеров, а потом, за публикации по “Казахгейту”, издание также закрыли судебным решением.

Если не брать во внимание газеты вроде “Колесо” или “Иртыш”, выходившие в свет по нескольку номеров до неизбежного судебного закрытия, то можно выделить “Жума-таймс”. Этот еженедельник просуществовал полтора года и тоже закрыт решением суда. Дальше была “Айна плюс”, а когда судебные органы запретили ее выход, в апреле 2006 года вышел в свет “Тасжарган”. В общем, 24-го апреля планируется 350-ый номер проекта “Дат”.

В суд на газету подают и сейчас, но до закрытия не доводят. Может быть, председательство в ОБСЕ влияет.

— Какие фамилии сотрудников редакции или внештатных работников вспоминаются в первую очередь?

— Больше всего помню, уважаю, всегда буду ценить первого редактора газеты “СолДат” — это Марат Кабанбай. К сожалению, он умер несколько лет назад. Свободомыслящий человек, с обостренным чувством справедливости, лауреат многих литературных премий. Асхат Шарипжанов, конечно же. Он работал в газете “СолДат” вплоть до ее закрытия. Я видел этого журналиста в больнице и в официальную версию смерти в результате аварии не верю. Галымжан Муканов, был такой очень одаренный переводчик. Первым переводил Абая на французский язык. Он умер два года назад.

Из ныне здравствующих – Бахытгуль Макимбай, главный редактор “Тасжарган”. Всего трое человек, кто все десять лет с газетой “Дат” — Бахытгуль, Кенжетай Айтбакиев, ответственный секретарь издания, тоже человек надежный, преданный, и я.

“Тасжарган” традиционно ассоциируется с политическим давлением властей на издание, какие периоды в этом плане были наиболее тяжелые?

Самым тяжелым было время с конца 1998 года, когда мы стали освещать “Казахгейт”, и до 2003-го. Благодаря тому, что появился Демократический выбор Казахстана, оппозиционное пространство стало больше и у властей уже просто не оказалось столько сил конкретно на нашу газету, им пришлось давить сразу на несколько.

В 2002 году был бандитский налет людей Рахата Алиева. Пять человек выбили дверь, связали и избили Бахытгуль Макимбай и Кенжетая Айтбакиева (больше в редакции никого в тот момент не было), вынесли компьютерную технику и архив. Рахату Алиеву тогда надо было показать президенту, что он и на новом месте продолжает бороться с врагами Назарбаева, вот он и свирепствовал. Потом Кенже жестоко избили еще раз, увезли и выбросили на темной улице. Наверное, они подумали, что он уже не выживет.

Лично меня два раза судили. Один раз дело возбудил КНБ, за оскорбление чести и достоинства президента, потом – финансовая полиция. Второй раз – в 2003 году – судили как бы за нарушение бухгалтерской отчетности, хотя ни одной платежки с моей подписью найти не смогли, а приговорили к одному году условно и почему-то к 5 годам запрета на печатную деятельность. Я не могу быть редактором, журналистом, даже корректором. Поэтому моя должность называется “главный читатель” и в “Тасжаргане” я просто самореализуюсь.

Трижды редакцию обворовывали (офис при этом находился в разных местах), а мелких пакостей всех и не вспомнишь. Из последних неприятностей – стрельба по окнам.

— Расскажите коротко о редакционной политике издания.

— Одна из тем, о которой мы всегда подробно и с привлечением первоисточников писали, это “Казахгейт”. После признания правительством Казахстана арестованных за границей денег и создания фонда “Бота” читательский интерес к данной теме поубавился. Пишем про коррупцию – страна должна знать своих антигероев. Но главная наша цель – это предоставление площадки народно-демократическим силам, которые хотят изменить существующий режим. Мы осуществляем информационную поддержку здоровых сил.

— А нездоровых?

— На нездоровые мы оказываем информационное давление.

— В свое время “Дат” вызвал фурор на рынке казахскоязычных печатных СМИ не только содержанием материалов, но и “глубиной” распространения, вплоть до отдаленных аулов. Как у газеты ситуация с распространением сегодня?

— Первые месяцы “Дат” был казахскоязычной газетой, а потом стали печататься и материалы на русском языке, так со временем издание стало двуязычным. Когда “Дат” закрыли, он выходил тиражом в 52 тыс. экземпляров три раза в неделю. Это рекорд того времени.

У нас большой опыт и своя сеть распространения. “Тасжарган” реализуется во всех областях, но не во всех районах. “Акимчики” на местах в своих поступках против газеты часто действуют более жестко, чем республиканские органы власти. “Душат” распространителей, терроризируют членов их семей и родственников.

— Что бы вы хотели пожелать читателям “Тасжаргана” в эту знаковую дату?

— Помимо “штатных” здоровья и благополучия, хотелось бы пожелать, чтобы они больше покупали оппозиционной прессы. Но не для ведения подшивки, а чтобы передавали газету из рук в руки – друзьям, знакомым. А наши читатели в глубинке, прочитав “Тасжарган”, пусть отдают его местным акимам и клеркам исполнительной власти. Чтобы они помнили, чем занимаются, и чем это, в конце концов, обернется.

— Ермурат, от имени нашей редакции передаю Вам и Вашим коллегам поздравление с юбилеем и наилучшие пожелания.

— Спасибо.

Новости партнеров

Загрузка...