ОБСЕ надеется на принятие Казахстаном закона “О свободе информации”. “Лечить нельзя кастрировать”. “Власть, бизнес и общество живут в трех разных измерениях, которые иногда соприкасаются”

Сетевой Казахстан. 16 апреля 2008г.

LITER.KZ. Антонина КУКАЕВА в материале “Оставить со сносом” сообщает, что в южной столице создан “черный список” домов, подлежащих сносу. “Самое удивительное, что в этом списке только что отстроенные или строящиеся многоэтажки, квартиры в которых проданы дольщикам. Первым в очереди на снос оказался многофункциональный жилой комплекс, который строит компания “Атамекен курылыс”. Департамент государственного архитектурно-строительного контроля, оказывается, уже давным-давно судится с этой компанией. По словам директора департамента, застройщик безо всяких разрешительных документов в центре города (квадрат Гагарина – Мынбаева – Сатпаева – Радостовца) успел отстроить 21-этажное здание, еще одно – поднять до 9-го этажа и начать еще два, которые сейчас насчитывают 3 этажа и 1 соответственно… Сейчас в городских судах рассматриваются дела еще нескольких неблагонадежных компаний, которые самовольно застроили Алматы новенькими многоэтажками. Так что продолжение следует”.

Политолог Досым САТПАЕВ в заметке “Мечтатели и обыватели” отмечает, что власть, бизнес и общество в Казахстане живут в трех разных измерениях, которые иногда соприкасаются, но в целом по-своему отображают окружающую действительность.

Если последние несколько лет оптимизм в обществе доминировал, в частности — в точках экономического роста, то сейчас мы наблюдаем социальный пессимизм, при котором окружающая действительность выглядит не очень комфортно, а перспективы не очень радужными. Многие казахстанцы стали большими реалистами, чем чиновники, и большими пессимистами, чем они же. Таким образом, в Казахстане существует два абсолютно разных подхода к жизни. Там, наверху, сидят “кремлевские мечтатели”, здесь – пессимистические обыватели”.

KP.KZ. Юлия Нитченко в заметке “Правительству удалось сдержать инфляцию в заданном коридоре” пишет, что в первом квартале она составила 2,5%. Рост потребительских цен за год не должен превысить 10%. Такой оптимистичный прогноз озвучил вчера на заседании Кабмина министр экономики и бюджетного планирования Бахыт Султанов.

Премьер-министр РК Карим Масимов отметил: “Я считаю, что в целом, несмотря на тяжелую мировую финансовую ситуацию, на инфляционное давление по многим пунктам, в первом квартале мы идем в тех параметрах, которые мы для себя задавали. Поэтому все руководители министерств и ведомств, местных исполнительных органов должны не снижать темпов и держать социально-экономическую ситуацию на контроле. Мы будем продолжать практику еженедельного отслеживания ситуации для того, чтобы принимать все необходимые меры”.

IA-CENTR.RU. Гульшат Уразалиева в статье “Нужен ли Казахстану ребрендинг?” замечает, что прежде чем менять старое, надо подвергнуть его инвентаризации. “Какие Бренды есть сегодня в Казахстане, широко узнаваемые за его пределами? Классифицируем их по следующим основаниям: 1) Человеко-Бренды 2) Бренды-Организации 3) Бренды-территории 4) Бренды-События. Противостоят им Анти-Бренды и Бренды-фикции и пустышки”.

Анти-Бренды в Казахстане имеются в достаточном количестве. Но по силе воздействия на имидж страны, в первую очередь, влияют слагающие Бренда-Президента и его ближайшего окружения. Имидж Президента Казахстана Н.А.Назарбаева неотделим от резонанса от общественной деятельности жены, дочерей, прозрачности их бизнес-проектов. Старшая дочь Дарига Назарбаева имеет Бренд общественного деятеля, создавший регулярный “Евразийский форум”, позитивно влияющий на имидж Казахстана в мировых СМИ. Позже к нему прибавился Бренд Женщины-Политика, автора партии “Асар”, занявшую нишу конструктивной оппозиции. Но на сегодня ресурс Бренда уменьшен из-за вычитания Анти-бренда Рахата Алиева из-за его уголовных деяний. Ребрендинг бренда “Дарига Назарбаева” необходим для воссоздания имиджа семьи Президента. Носители Бренда “Семья Назарбаева” вносят разный по значимости вклад в его статус и репутацию. Если происходит процесс вычитания из репутации общесемейной фамилии ресурсов из-за деяний брендоносителей, то это может приводить к ослаблению авторитета семьи. Казалось бы личное дело, но не для имиджевого потенциал Президента и страны”.

EXPRESS-K.KZ. Светлана КОХАНОВА в материале “Прямая и явная угроза” пишет, что современные чекисты борются не только против происков иностранных спецслужб и экстремистских организаций, но и против коррупции и наркобизнеса. Особенно когда торговля дурманом \»крышуется\» отдельными оборотнями в погонах. О трудовых буднях бойцов невидимого фронта рассказывает начальник ДКНБ по Карагандинской области генерал-майор Шаймурат Отарбаев.

IZVESTIA.KZ. Евгений Дмитриев в статье “Ограничение грифа “Секретно”” пишет, что ОБСЕ надеется на принятие Казахстаном закона “О свободе информации”, гарантирующего прозрачность деятельности властей и свободный доступ населения к официальной информации, под которой подразумеваются не только законы, но и подзаконные акты и иные официальные документы. “Об этом на круглом столе “Нужен ли Казахстану закон “О доступе граждан к информации?” сообщила заведующая отделом по человеческому измерению Центра ОБСЕ в Алматы Эуджения Бенини. По ее словам, аналогичные законы приняли или разрабатывают 45 стран из 56 участников организации. Принципиальное назначение таких законов – ограничить объемы засекречиваемой государством информации до возможного минимума. И дать “законное право всем людям и организациям запрашивать и получать информацию от госорганов и лиц, занимающих публичные должности””.

DIALOG.KZ. Артур Санеев в статье “Откат – нормальный!” замечает, что информационный прессинг И.Тасмагамбетова не только не ослаб, скорее, напротив, усилился. На фоне этих страстей деятельность акимата Алматы с новым начальником протекает практически незаметно для прессы.

Далее автор пишет, что вполне логично, что накануне празднования юбилея Астаны глава государства производит замену в кресле столичного акима – меняет Аскара Мамина на Имангали Тасмагамбетова. “Не потому ли, что на этом посту Н.Назарбаеву понадобился надежный и проверенный человек, способный в короткий срок подготовить знаковое мероприятие? Тогда о каком недоверии и о какой враждебности к Тасмагамбетову со стороны главы государства может идти речь?

Враждебность может исходить от части элиты – прежде всего, остатков “младотюрков”, действующих через Бутю и его степные комиксы без картинок. Возможно, задачей Есимова на посту акима Алматы является поиск компромата на своего предшественника”.

SPIK.KZ. Николай ПОГОДИН в материале “Жажда власти и …пределы реальности” отмечает, что вседозволенность для неустойчивой психики вещь пагубная. “Вот и у Алиева не получилось вовремя остановиться. Силовые и финансовые ресурсы, оказавшиеся в его руках, позволили воображению разыграться не на шутку. Раз можно безнаказанно отбирать предприятия, строить бизнесменов, подчинять госчиновников, то почему это не может продолжаться вечно. Не может. Потому что еще есть Президент, Закон, Суд. А то, что рано или поздно размах его незаконной деятельности дойдет до самых верхов, Алиев понимал вполне отчетливо. Тут-то, похоже, и сошлись воедино \»Совершенно секретное управление\» и возможность с помощью этой организации захватить власть, но уже не тайную, подпольную, а явную, президентскую, куда уж выше…

Ну и, наконец, самый интересный для исследователей и самый непонятный во всей этой истории момент — это государственная измена, продажа государственных секретов. Объяснить это исключительной жаждой наживы довольно сложно. И Мусаев, и Алиев и без того располагали солидными личными средствами. Деньги, правда, никогда не бывают лишними. Так судом был доказан факт получения Мусаевым денежного вознаграждения от западных спецслужб в размере 300 тысяч долларов. Сумма не маленькая, но для того же Алиева, который запросто за себя выложил залог в один миллион евро, это уж точно не предел мечтаний. Думается, меркантильный интерес был далеко не главной целью в налаживании связей с западными спецслужбами. Гораздо более правдоподобным кажется другое объяснение, которое впервые озвучили австрийские СМИ. Скорее всего, таким образом члены группы готовили себе пути к отступлению”.

TIME.KZ. Надежда ПЛЯСКИНА в материале “Под корень” сообщает, что в Иле-Алатауском государственном национальном природном парке в урочище Правый Кыргалды незаконно вырубаются столетние ели Шренка. “Эти деревья считаются экологическим шедевром. В высоту ели Шренка достигают порой сорока метров, толщина их ствола в диаметре — двух метров, живут они до 300 лет. При этом в рост деревья тянутся очень медленно — 1-2 см в год. Поэтому вырубка этих зеленых красавиц всегда была под строгим контролем”.

Алексей КОНОВАЛОВ в обзоре “Лечить нельзя кастрировать” пишет, что по данным МВД РК, только за март правоохранительными органами зарегистрировано 237 изнасилований, в 12 случаях жертвами преступлений стали несовершеннолетние. А в четырех случаях — совсем малыши, от 3 до 10 лет. Педофилу в Казахстане может быть назначено наказание в зависимости от характера его действий в виде ареста на срок от 6 месяцев до лишения свободы на срок до 15 лет. Между тем в некоторых странах мира — в частности, в Германии, Китае, ряде арабских государств, — за подобные преступления предусмотрена химическая кастрация. Казахстану следует перенять этот опыт, считает депутат мажилиса Ерзат АЛЬЗАКОВ: “Хочу сразу сказать, что необходимо разделять преступления сексуального характера в отношении детей на, если так можно выразиться, “более мягкие” и непосредственно связанные с насилием, — говорит депутат. — За изнасилование ребенка необходимо ужесточать наказание. Для этого можно ввести в качестве наказания химическую кастрацию”.

Новости партнеров

Загрузка...