Социальный дарвинизм набирает силу

В пятницу, 11 апреля, под председательством нового руководителя “южной столицы” А.Есимова проходило заседание. На нем рассматривался ход реализации программы по строительству объектов образования и здравоохранения в Алматы.

В этом году тут планируется, оказывается, начало строительства 11 школ на 9850 учеников и 7 детских садов. Что же касается вопросов сдачи таких объектов, предполагается сдача в эксплуатацию 10 школ на 8650 учеников и 5 детских садов на 600 мест.

Такие мероприятия осуществляются в рамках реализации программы “Строительство 100 школ и 100 больниц на основе государственно-частного партнерства”. За счет средств республиканского бюджета ведется строительство 5 школ на 1200 учеников в микрорайонах “Кулагер”, “Калкаман”, “Улжан”, и “Айгерим”, а также в поселке “Пятилетка Турксиба”.

Темпы прямо-таки напоминают реальность советских времен. Они вроде бы способны вдохновить даже самого завзятого пессимиста. Но на самом деле ситуация столь радужной не представляется. Потому что для простого воспроизводства системы школ и детских садов нужно гораздо больше новых таких объектов. Нужна гораздо более масштабная деятельность в этом направлении. Но она в нынешних условиях просто не реальна.

Конечно, все то, что делается, все же лучше, чем ничего.

Да только ведь даже при реализации подобных планов вряд ли можно надеяться на коренное изменение ситуации с обеспеченностью детей нормальными школьными помещениями и детскими садами. Ведь в прошлом долгое время новые школы практически не строились, а понастроенные в советское время детские сады в значительной части оказались приватизированы. Так что такую сеть образовательно-воспитательных учреждений, какая была в советское время, вряд ли теперь когда-нибудь удастся воссоздать.

Да и потом, что это такое — 600 новых мест в детских садах в городе с населением в полтора миллиона человек?! Капля в море. Сейчас родители детей дошкольного возраста, которым надо работать, больше уповают на нахождение нянек среди женщин пенсионного возраста, чем на садики или на то, что государство озаботится их родительскими проблемами не на словах, а на деле.

Что же касается уже существующих школ, большинство из них в значительной мере изношено. Текущие ремонты в классных помещениях осуществляются зачастую на средства родителей школьников. Нет такой школы, которая не собирала бы дополнительные средства с родителей. Но такие деньги могут решать лишь проблемы текущие, а не долгосрочные.

Как бы то ни было, о воспроизводстве системы существующих с прежних времен школ и детских садов речи нет. И быть не может. Просуществовать эта система может, видимо, столько, сколько сумеют простоять здания, в которых они находятся. А потом…

Потом, надо полагать, наступят совсем другие времена. То есть, тогда нам уже окончательно придется забыть о благах для детей, которые советская система создавала и воссоздавала.

Увы, сейчас уже времена другие. Совсем другие. Ф.Достоевский как-то сказал, что все блага на свете не стоят единственной слезинки ребенка. В этих словах заложена величайшая мудрость, универсальным образом определяющая смысл жизни для всего человечества.

В советскую эпоху мы к вытекающему из нее правилу относились как к чему-то должному и обязательному для всех времен и посмеивались над таким транспарантными текстами, как “Спасибо тебе родина за наше счастливое детство!”.

Но, к сожалению, они, эти времена, имеют свойство меняться, а вместе с ними — и нравы. Теперь государство и общество куда меньше озабочены судьбой и будущим подрастающего поколения граждан отечества.

Казахи про такую ситуацию говорят: “Колда бар алтыннын кадiрi жок”. На русский язык это можно перевести примерно так: “Что имеем, не ценим, а потерявши — плачем”.

Тех же детских садов и яслей, которые государство пытается вновь строить понемножку, уже практически не осталось – приватизированы и переданы под различные коммерческие и иные структуры. Школ новых строится мало. Очень мало.

А те, что остаются в строю с советских времен, постепенно ветшают и приходят в негодность. Про детские лагеря (они еще назывались пионерскими) и санатории, бывшие доступными буквально для всех, иначе говоря, для миллионов детей, сейчас уже и речи нет. Нет еще массы других специализированных видов и форм государственной заботы о детях и юношестве. Всего не перечислишь. От социальных гарантий для детей и их родителей остались жалкие крохи. И те грозят исчезнуть.

Но самое ужасное – это практическое снятие государством с медицинских учреждений ответственности за состояние здоровья детей. В советское время снижение уровня детской смертности было одной из основных задач не только системы здравоохранения, но и всего общества. Спрос за это был очень жесткий. В случае ухудшения этого показателя в том или ином городе, районе или селе сразу слетало со своих постов множество больших и маленьких медицинских начальников. При более серьезных фактах могли наказать по партийной и административной линии и местных руководителей. За всеми этими строжайшими мерами и требовательным спросом чувствовалось неотвратимое присутствие государства как гаранта социальной безопасности семьи и ребенка.

Сейчас сама действенная государственная забота исчезла, остались только трескучие слова о том, как хорошо жить юному поколению в независимом Казахстане, какое прекрасное их будущее ждет. Разумеется, мало кто им верит. Особенно после всего, что произошло за последнее время. За растущую детскую смертность ни у кого голова не болит.

Недавно прошло сообщение о том, что в одном из сел в глубинке было отмечено резкое повышение смертности новорожденных. Провели расследование и выяснили причину: оказывается обедневшие родители, будучи не в состоянии покупать уголь, топят печку изношенными шинами и покрышками от колес, и только что появившиеся на свет малыши от этого угорают. Хорошо, что определили, в чем дело. Но что от этого изменилось или изменится? Ничего.

Потому что у нас уже другая жизнь. Никто ни за кого не несет ответственности. Какие тут еще слезы, когда ребенок не успевает дожить даже до того возраста, когда начинают понимать, что происходит вокруг! Родители не виноваты – галопирующая дороговизна и стремительно усугубляющаяся бедность. Государство не виновато – рыночные отношения во дворе, и каждый сам за себя в ответе.

Слезам сейчас не верят. Даже детским. Вернее, их игнорируют. Приходит ребенок со школы весь в слезах: опять собирали деньги на что-то там, и его ругали и унижали за то, что родители не вносят свой взнос. Подавляющее большинство родителей делят почти весь свой заработок между коммунальными платежами и школьными поборами. И то, и другое постоянно растет. Зарплата в своем росте от них все больше и больше отстает. Остаток дохода семья тратит на продукты. Но поскольку остается от коммунальных и школьных расходов все меньше и меньше, питание становиться все более и более жидким. Тем более, в условиях, когда продукты питания дорожают не по дням, а буквально по часам.

И, как следствие, это в первую очередь отражается на растущем организме детей. Так продолжается изо дня в день, из месяца в месяц. Гонка эта не может продолжаться вечно.

И все больше и больше родителей, признавая свое поражения, прощаются с мечтой о том, чтобы не дать своим детям отстать от своих сверстников и сходят вместе с ними, образно говоря, “с дистанции”. А социальный дарвинизм продолжает свой отбор.

Теперь ясно, что возврата к прежним порядкам не будет. Ясно, что равноправия и равных возможностей также не будет. Ясно, что мы вживаемся в роль слаборазвитой страны, и главной заботой государства в этих условиях должно быть сбрасывание со своих плеч груза социальных обязательств.

Но непонятно другое. Почему при свете такой реальности власти ввели 11-классное образование. Ведь понятно же, что это невыгодно ни государству, ни большинству семей. Или же власти, продолжая свои реформы по расслоению населения, через нововведение стремятся придать новый импульс процессу отбора сильнейших и отсева слабейших?!

Новости партнеров

Загрузка...