Немного о Золотой Орде

Разговоры о несостоятельности истории как науки идут с давних пор. Существует множество афоризмов, подчас очень остроумных, которые просто “убивают” историю. Правда, иногда в таком случае идет некоторое смешение понятий. Ведь мы, проводя химические опыты в школе, обучаясь управлению автомобилем, осваивая какие-то виды спорта, занимаемся ничем иным как постижением истории. Кроме того, что люди знакомятся с историей в процессе воспитания и образования у каждого человека ведь еще есть и личная история, то есть собственный жизненный опыт. Все мы в этом смысле историки. Плохие или хорошие – это уже другой вопрос.

Поэтому все издевки над историей касаются истории в узком смысле, а именно истории этносов и государств. Необходимо признать, что в таком положении вещей виноваты прежде всего сами ученые-историки. Слишком уж перестарались они с патриотизмом и этноцентризмом. Однако, несмотря на все это, этническая и политическая история все же является наукой со своей логикой и закономерностями. Разве не являются законами истории сами факты образования народов и государств? А война? Пацифизм, конечно, дело хорошее, и за мир во всем мире, безусловно, необходимо бороться, но история безжалостно говорит нам о том, что пока существуют люди, войны (конфликты) являются непременной составляющей жизни.

Одним из таких законов истории государств является возникновение держав или империй. Появление государств-начальников неизбежно, также как неизбежно существование лидеров в любом человеческом коллективе. Пусть многих сегодня не устраивает гегемония США, но надо отдавать себе отчет, что когда это государство потеряет свои позиции (а это с точки зрения истории неминуемо), его сменит другое, которое вероятно точно так же бесцеремонно будет вторгаться во внутренние дела государств по всему миру. Конечно, в некоторые периоды истории в мире существовала так называемая многополярная система, за которую так ратуют нынче руководители России и Китая, однако именно в эти периоды и возникали самые кровавые войны в истории человечества, которые опять-таки заканчивались тем, что на международной арене возникала очередная империя.

Кроме того, державные настроения, как правило, популярны в народных массах. Мы были свидетелями того, как совсем недавно еще вели себя: Германия, которая беспрерывно каялась во всех мыслимых грехах, и Япония, которая даже свою армию не осмеливалась называть таковой. Но вот уже в наши дни эти обе страны вновь начинают вспоминать о своих державных традициях, и основана подобная политика в первую очередь на поддержке со стороны населения этих стран.

Естественно, что во внезапно разбогатевшем Казахстане также появляются подобные амбиции. Руководству страны откровенно льстит, когда Казахстан называют, допустим, лидером Центральной Азии, и внешняя политика нашего государства направлена на то, чтобы как можно больше соответствовать этому званию. Правда, со стороны это выглядит так, как будто шкет, страдающий от притеснений старшеклассников, сам при этом помыкает детьми помладше. Ну что тут поделаешь, такая уж она – геополитика. Не мы – значит нас, не нас – значит мы. Естественно, что подобная политика нуждается в историко-идеологическом обосновании. Для этого Казахстан потихоньку примеряет роль Золотой Орды.

Вообще говоря, объективно чисто по географическим признакам, наследниками Золотой Орды в основном являются два современных государства – Казахстан и Россия. Но в России дело обстоит таким образом, словно там до сих пор действует печально известное постановление ЦК ВКП (б) от 9 августа 1944 года “О состоянии и мерах улучшения массово-политической и идеологической работы в Татарской партийной организации”, которое предписывало не увлекаться изучением истории Золотой Орды. Золотая Орда не признается предшественником Российского государства никем, за исключением горстки евразийцев. Впрочем, в Казахстане этому только рады. Не будем спорить о том, по Сеньке ли шапка, поскольку история Золотой орды действительно имеет важное значение для Казахстана. Все мы можем убедиться, что проблемы многих государств носят исторический характер, и сегодняшним президентам Франции или Польши зачастую приходится заниматься теми же самыми вопросами, что в свое время досаждали королям этих стран. Понятно, что и Казахстан в определенной мере унаследовал болячки золотоордынского периода. В этой связи наиболее важным представляется вопрос о причинах крушения Орды. Что же говорят нам об этом историки?

В советское время точка зрения по этому вопросу была одна и никаким сомнениям не подлежала. Как писали авторитетные историки Б.Греков и А.Якубовский в книге “Золотая Орда и ее падение”, “победа русских на Куликовом поле в 1380 г. имела всемирно-историческое значение. Она нанесла Золотой Орде сильнейший удар, после которого последняя стала клониться к полному упадку. Попытка Тохтамыша вернуть Золотой Орде ее прежнее могущество не увенчалась успехом. Рассматривая события в их исторической связанности, мы должны признать, что победы Тимура над Тохтамышем в 1391 и 1395 гг. были обусловлены не только огромными ресурсами Мавераннахра и силой военно-организаторского таланта Тимура, но в первую очередь великой победой русских на Куликовом поле”.

Эта же точка зрения в принципе господствует в данное время и в официальной историографии современной Российской Федерации. Хотя историки Узбекистана, разумеется, не собираются признавать, что победа Тимура была обусловлена “великой победой русских на Куликовом поле”, поскольку считают, что именно Средняя Азия спасла Европу от ярма монголо-татарского ига. Насколько же соответствуют истине такие заявления?

Во-первых, те историки, которые придерживаются подобного мнения, видимо забывают о том факте, что в принципе никакой единой Золотой Орды не существовало с 1359 года, когда был убит хан Бердибек, и пресеклась династия батуханидов. С той поры на территории империи уже не было никакого централизованного управления, и правителями себя объявляли как минимум по два-три хана одновременно. Чуть позже на осколках империи начали возникать самостоятельные государства: Казахское, Крымское и Казанское ханства. Откололся Хорезм. А Большую Орду, которую современные историки упрямо именуют Золотой Ордой, взяли в свои руки потомки Едыге. Да, конечно, сохранились письма, в которых марионеточные ханы Большой Орды называли себя кипчакскими (то есть золотоордынскими) ханами, но почему мы должны им верить? Повелителями Дешт-и Кипчака именовали себя, например, крымские ханы. Таковыми себя считали и шибаниды и казахские ханы. А в XVI веке титул государя Дешт-и Кипчака присвоил себе без малейших на то оснований турецкий султан. Потому нет никаких серьезных оснований продлевать историю Золотой Орды до 1481 или 1502г.г., как о том говорят многие ученые.

Во-вторых, не все так уж несомненно в описании военных кампаний Дмитрия Донского и хромого Тимура. Современные историки уж явно перегибают палку, когда сообщают о том, что в 1380 г. на поле Куликовом сошлись в смертельной схватке две огромные армии численностью по 100-150 тысяч каждая. Как совершенно справедливо отмечает российский историк Р.Скрынников в книге “На страже московских рубежей”, “самые крупные княжества остались в стороне от борьбы. На призыв Москвы откликнулись лишь два великих князя – ярославский и ростовский. Они располагали значительно меньшими силами, чем все прочие великие князья… Дмитрий Донской не смог собрать под свои знамена многочисленные тверские, рязанские, нижегородские и новгородские полки”. Точно такая же картина царила и в стане Мамая (правда, Р.Скрынников признавать этого не хочет). Не случайно ведь русские летописи говорят о разношерстности его войска, которое состояло из генуэзцев, черкесов, осетин и прочих “казаков-разбойников”. Даже на поединок перед битвой вышел печенег – Челубей. Не было только кипчаков, которые не служили Мамаю, поскольку со своей точки зрения совершенно справедливо считали его мятежником. Так что на поле Куликовом численность войск вряд ли превышала даже 20 тысяч бойцов с каждой стороны, что, конечно, не умаляет полководческого дарования Дмитрия Донского, но в то же время и не дает повода считать эту битву каким-то экстраординарным событием. В 1362 году “татар” точно так же бил литовский князь Ольгерд в битве на Синих Водах. Тогда давайте считать именно его истинным виновником крушения Золотой Орды. Впрочем, может быть, литовцы и так в этом убеждены, честно говоря, автор этих строк не знаком детально с творчеством прибалтийских ученых.

Что же касается походов Тимура, то историки зачастую грешат тем, что некритически пересказывают его придворных летописцев. Между тем в этих сочинениях рассказывается и о том, что Тимур, например, захватил Москву, чего точно не было. Можно ли после этого верить тому, что Тимур дважды жутко громил Тохтамыша на Кундурче и на Тереке? В том, что эти сражения действительно имели место, сомневаться не приходится, но так ли уж они были масштабны? И когда только историки поймут, что следует очень осторожно подходить к освещению истории, когда на руках есть только версия одной стороны?! Ведь если безусловно доверять донесениям советских командиров о потерях противника в Великой Отечественной войне, то можно прийти к выводу, что немецкая армия была уничтожена несколько раз полностью. Вспомним, и о том, как после Бородинской битвы, не принесшей перевеса ни одной из сторон, и Наполеон, и Кутузов поспешили рапортовать о своей победе.

Другая популярная в наше время версия гласит, что причиной падения Золотой Орды была экономика. Мол, открытие морского пути привело к тому, что Европа и Азия начали торговать в обход Великой степи, что в итоге и подорвало могущество Улуса Джучи. Некоторые историки добавляют, что завершающий удар по экономике Золотой Орды нанесли турки, овладев Константинополем, тем самым перекрыв торговый путь из Сарая в Геную и Венецию.

В этом случае налицо та же самая путаница с датами. Экспедиция Васко да Гамы состоялась в 90-х гг. XV века, турки же овладели Константинополем в 1453 г., а как упоминалось выше – Золотой Орды с 1359 г. уже не существовало. Впрочем, у этой “экономической” версии есть вариации, которые хотя бы хронологически звучат убедительно. Так, например, Э.Кульпин пишет: “Самой развитой цивилизацией в то время была китайская. Китай вплоть до второй половины XIX века в европейских товарах не нуждался. Европа же в китайских товарах нуждалась. Юаньская (монгольская) династия в Китае (как и колониальные европейские державы в XIX веке) фактически принудила Китай торговать с Европой. Но в 1351 году поднялось восстание против монгольской династии, охватившее весь Китай. Освободительная война китайцев продолжалась 20 лет. Они изгнали монголов, а с ними и западные купцы стали persona non grata. Мы не можем сегодня восстановить конкретную картину всех следствий восстания в далёком Китае. Но несомненно, что поступления в казну Золотой Орды от пошлин с Великого шёлкового пути с 1350-х годов резко сократились и \»звонкую монету\» она получала лишь за счёт таможенных пошлин и дани с Руси”.

Вообще-то, Европа в большей степени заинтересована была в торговле с Индией. Не случайно, что именно в эту страну стремились попасть и Христофор Колумб, и Васко да Гама с Афанасием Никитиным. В принципе северная ветка “шелкового пути”, пролегающая по территории Казахстана и успешно функционирующая сейчас в виде наркотрафика, никогда не теряла своего значения. И если караваны купцов в какие-то времена начинали избегать северного маршрута, то это происходило вследствие откровенной анархии, которая часто охватывала Великую степь в эпоху позднего средневековья.

Как говорит нам история, внешние причины в процессах распада империй играют роль лишь дополнительных факторов. Будь то Рим, Арабский халифат, Испания, Великобритания, Османская или Российская империи – все они потеряли свое положение вследствие внутренних причин. И Золотая Орда не является исключением в этом отношении. Какие же внутренние проблемы были характерны для этого государства?

Для ответа на этот вопрос вспомним, для начала, точку зрения Л.Гумилева. Вот что писал последний в книге “Великая степь и древняя Русь”: “Самым трагическим последствием химеризации улуса Джучиева было изменение порядка престолонаследия. Яса предписывала выбор войском верховного хана, по сути пожизненного президента, обязанного следовать закону и соблюдать обычаи. В феодальной Европе наследником считался старший сын. На Руси великое княжение давалось ханским ярлыком, из-за чего удельные князья истощали свои богатства на взятки влиятельным мурзам. А у западных тюрок все сыновья имели равные права на престол, что при каждой смене правителя вызывало братоубийства”. И действительно, дело обстояло именно таким образом. Можно лишь дополнить Л. Гумилева, что равные права на престол имели не только сыновья покойного хана, но еще и братья, дяди и племянники. Такое положение дел, конечно, способствовало сохранению демократических традиций, ведь постоянная борьба за власть является непременным признаком правового государства, но поскольку эта борьба велась в основном с помощью кинжалов, удавок и ядов, то, как следствие, терялась стабильность.

Спорить с Л.Гумилевым нельзя, поскольку его вывод действительно соответствует историческим сведениям. Но в то же время известно, например, что Казахское ханство, которое полностью унаследовало подобный обычай передачи власти, несмотря на всю свою отсталость, все же сумело доковылять до XVIII века. Значит, в Золотой Орде существовали еще какие-то основательные внутренние напасти.

Объективный анализ источников говорит нам о том, что едва ли не самой главной проблемой в Золотой Орде являлся национальный вопрос. Горстка монголов, переселившаяся в Дешт-и Кипчак, благодаря культурной близости очень быстро ассимилировалась в кипчакской среде. Как писал Эль-Омари: “В древности это государство было страной кыпчаков, но когда им завладели татары, то кыпчаки сделались их подданными. Потом они смешались и породнились с кыпчаками, и земля одержала верх над природными и расовыми качествами их, и все они стали точно кыпчаки, как будто одного с ними рода”. Кипчаки же, став государствообразующим этносом Золотой Орды, на этом основании постоянно требовали для себя тех или иных привилегий. Естественно, что великодержавный кипчакский шовинизм вызывал недовольство среди коренного населения Хорезма, Поволжья, Кавказа, Сибири. Во всех этих регионах кипчаки были чужаками. Этот же момент являлся определяющим и для возникновения междоусобиц, которые на самом деле в большинстве случаев являлись межнациональными конфликтами. Как уже упоминалось выше, на недовольные национальные меньшинства, например, опирался тот же Мамай.

Нельзя сказать, что ханы не понимали всей опасности межэтнических трений. Хан Узбек, вводя ислам в качестве государственной религии, видимо, руководствовался исключительно благими намерениями, намереваясь способствовать тем самым возникновению единого культурного пространства. Не вышло. “Какое тебе дело до нашей веры и нашего исповедания”, — заявляли правителю многие кипчаки, и даже те из них, которые все-таки принимали ислам под принуждением, искренними мусульманами не являлись. Ничем не помогло и то обстоятельство, что многие народы, отказавшись от родных языков, перешли на кипчакский язык. Единой ордынской общности не возникло. В конечном счете, кипчаки оказались биты только не иранцами, сартами, русскими и литовцами, а своими же “земляками” — истинными виновниками крушения Золотой Орды.

Новости партнеров

Загрузка...