Банкам в этом году предстоят платежи, чья общая сумма превышает государственный бюджет

Как уже, наверное, заметили внимательные наши граждане, тенге в начале мая прошлого года и нынешнего года имел в отношении доллара практически один и тот же курс. Но это не значит, что в течение прошедших двенадцати месяцев все оставалось без изменений. Изменения были. Да еще какие. Скажем, к началу прошлой осени тенге в обменных пунктах настолько упал в цене, что его курс к доллару опустился до уровня 140:1. Потом, правда, ситуация вроде как стабилизировалась. Курс установился на уровне порядка 120:1. И с тех пор не меняется. Поэтому сейчас можно говорить, что в прошлом мае, что в прошлом сентябре, что в нынешнем мае наши национальные деньги по отношению к “баксам” оценивались одинаково. К примеру, 3 мая 2007 года одна единица американской валюты стоила, по курсу Национального банка РК, 120,24 тенге. Так же примерно было 3 сентября прошлого года и 3 мая нынешнего, 2008 года.

И то, что рейтинговое агентство “Стандард энд Пуэрс” в самый канун 1 мая, Дня единства народа Казахстана, предприняло действие, которое, казалось бы, могло подорвать позиции национальной валюты, никакого эффекта не имело.

Авторитетные иностранные финансовые эксперты сказали об угрозе снижения деловой активности в стране и значительного замедления темпов роста ВВП, о том, что банки второго уровня, скорее всего, не смогут пролонгировать значительную часть своей задолженности, надлежащих выплате до конца нынешнего года. И пересмотрели кредитный рейтинг Казахстана со “стабильного” на “негативный”.

Наше министерство экономики и бюджетного планирования, выступив публично, выразило категорическое несогласие с позицией экспертов агентства “Стандард энд Пуэрс” по пересмотру прогноза суверенного рейтинга. Но тех, очевидно, такими протестами не переубедишь. Они, надо полагать, свой хлеб едят не зря. Иначе бы агентство такого большого авторитета на международном уровне не имело бы, и с ним так трепетно не считались бы.

Обычно тогда, когда происходит такая серьезная переоценка перспектив развития международными рейтинговыми агентствами той или иной национальной экономики, в такой стране тут же имеет серьезное изменение курса национальных денег по отношению к признанным твердым валютам. “Стандард энд Пуэрс” свое новое решение по Казахстану объявил 29 апреля. Министерство экономики и бюджетного планирования РК на это публично отреагировало 30 апреля. А 3 мая 2008 года курс тенге к доллару оставался все на том же уровне – 120:1.

Все-таки удивительная у нас в стране экономика. Долгое время наблюдался быстрый рост объема внешнего долга, об этом много говорилось, но ничего для изменения этой тенденции практически не делалось. Вроде как было представление, что в этом нет ничего страшного. И ничего не менялось. На такую тенденцию, помнится, не оказала никакого отрицательного влияния даже имевшее место в апреле 2007 года обнародование председателем Нацбанка РК А.Сайденовым того факта, что объем внешнего долга страны достиг уровня 95% от ВВП.

Президент Н.Назарбаев, который председательствовал на том совещании, где была озвучена такая информация, выразил серьезную озабоченность повышением зависимости финансовой стабильности в Казахстане от ситуации на мировых рынках. Он распорядился “усилить работу по мониторингу внешнего долга государственного, частного финансового и корпоративного секторов, удержанию внешнего долга на безопасном для страны уровне”.

Уже тогда стало ясно, насколько волатильной сделалась финансовая стабильность у нас в стране в силу стремительной раскрутки внутреннего потребления за счет все более нарастающих объемов внешних заимствований. Первая же серьезная встряска в международной финансовой жизни должна была ощутимым образом отдаться в деятельности банковской системы Казахстана. Но до тех пор, пока ее не было, никаких предупредительных мер не довелось увидеть.

Потом, как утверждают зарубежные наблюдатели, за одну ночь все для Казахстана переменилось. Из страны, которой иностранные заимодавцы охотно сужают деньги, он в одно мгновенно превратился в нацию, обремененную тяжелым, практически неподъемным внешним долгом.

Что же произошло? Российская газета “Коммерсант” тогда выступила с утверждением о том, что “Среди стран СНГ первым последствия кризиса ликвидности на мировом рынке испытал на себе Казахстан”. Последствия этого у нас в стране названное специализированное издание охарактеризовало так: “С 1 по 8 августа взлетели ставки на рынке межбанковского кредита, казахский тенге начал падать, неожиданно для властей начался отток капитала из страны. Основная причина проблем — огромные внешние займы казахских банков и растущий разрыв торгового сальдо”.

Если резюмировать вышесказанное, получается, что у нас случилось то, по поводу чего выражал в апреле 2007 года озабоченность глава РК Н.Назарбаев.

Итак, тогда мы на своем опыте убедились, что уже напрямую зависим от того, что может произойти или происходит на мировых рынках. Поэтому явно нелишне будет попытаться понять, что же там стряслось и что теперь происходит. Действительно, что случилось?

На этот вопрос британский еженедельник “Экономист” ответил так: “Ровно 30 лет тому назад, в августе 1977 года, “Экономист” опубликовал статью Алана Гринспэна, бывшего председателя Федеральной резервной системы Америки, который тогда был экономистом из частного сектора. В ней перечислялись пять экономических “нет”. Одним из них было следующее: “Не позволяйте росту денежной массы вывернуться из рук вон”. Однако это и есть именно то, что главы центральных банков допустили в течение последних лет. Пузырь на кредитных рынках, которая, похоже, вот-вот готова лопнуть, и пенистость столь многих цен по активам была порождена расслабленной монетарной политикой, которая закачивала ликвидные средства в финансовые рынки”.

На первый взгляд, все, казалось бы, ясно. Однако сложившаяся ситуация не такая простая, какой она сходу представляется. Многие экономисты, отмечал британский еженедельник, возлагают вину за избыточную ликвидность на самого г-на Гринспэна за удерживание процентной ставки на слишком низком уровне на протяжении слишком долгого времени в свою бытность главой Федеральной резервной системы. После того, как в 2000-2001 г.г. лопнул пузырь “дотком”, она срезала процентные ставки по краткосрочным обязательствам до уровня 1%.

Европейский Центробанк (ЕЦБ) и Банк Японии также снизили ставки до непривычно низких уровней. Все это утянуло усредненную процентную ставку в странах “с богатой экономикой” до рекордно низкого показателя.

А во второй половине прошлого года реальная краткосрочная процентная ставка стала складываться выше своего долговременного среднего уровня. Такое происходило тогда впервые с 2001 года.

Так, глобальная финансовая политика перестала быть расслабленной. Она начала ужесточаться. Другими словами, центральные банки развитых экономик стали проводить ощутимо более жесткий, чем прежде, курс. Причем теперь это, видимо, надолго. Ибо ситуация оказалась более серьезной, чем это казалось в конце прошлого года. Агентство “Стандард энд Пуэрс” в своем решении о переоценке суверенного рейтинга Казахстана от 29 апреля 2008 года указывает на то, что кредитная трудность оказалась более суровой и, вероятно, она продлится дольше, чем это предполагалось в октябре 2007 года. Видимо, зарубежные эксперты полагают, что Казахстану так просто этот период кризиса не обойдется. Кредитных ресурсов не хватает. И еще долго, по-видимому, не будет хватать. Как долго это продлится, сейчас еще никто не может сказать.

Но почему же в таком случае на финансовых рынках так долго сохранялась картина избыточности, которой так сильно обманулся Казахстан? И почему теперь вдруг обозначился столь крутой поворот?

Одна из причин такой ситуации, по утверждению экспертов, кроется в том, что два самых важных в мире банка — Федеральная резервная система и Центробанк Европы – не являются больше основными источниками глобальной монетарной наличности. По мнению еженедельника, многие экономисты в инвестиционных банках и международных институтах ошибочно полагают, что “глобальные” монетарные условия устанавливаются Центробанками развитых экономик. А между тем за последнее время три пятых роста общей мировой денежной массы дали поднимающиеся (развивающиеся) экономики.

Прежде всего, это — Россия и Индия. В первой из них за последнее время денежная масса увеличилась на 51%, во второй – на 24%. В целом же, общий объем денежной массы в поднимающихся (развивающихся) странах расширился за этот срок на 21%. Ускорение увеличения их денег, с поправкой на инфляцию, приняло характер, вселяющий тревогу. В результате вся мировая денежная масса в реальном выражении стала расти самыми быстрыми за десятилетия темпами.

Лет десять назад ускоренное увеличение денег в поднимающихся экономиках составляло мало заботы для центральных банков развитого мира. Но сегодня ситуация иная. И в рамках развитых экономик финансовая политика ужесточается. Другого выхода просто нет.

В результате кредит, который наши банки до середины прошлого года брали в богатых странах, резко поднялся в цене и стал малодоступным. Время дешевых кредитных ресурсов для заимствования извне закончилось. Теперь настало время расплаты. До конца 2008 года отечественным банкам предстоят платежи на общую сумму 14 млрд. долларов. К слову сказать, это существенно больше всего государственного бюджета на текущий год. Вот такое складывается положение. И света в конце туннеля не видно.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...