Опричники

Nota bene

Очередная пересмена (точнее, пересменка) во власти. Точнее, в ее не очень высоких и особо не решающих (при нашей действительности) коридорах. Один аким пересел в кресло министра, а другой чиновник пришел руководить в мою родную, многострадальную, уставшую от чужаков-временщиков Кызылординскую область.

Уважаемый читатель знает мою принципиальную позицию относительно разных уровней нашей власти. Оценка одна: режим личной власти одного человека. И не в моих традициях комментировать переход одного сержанта в другую роту.

Но, думаю, что ничто не вечно в подлунном мире. Тем более в системе абсолютно авторитарной власти, ориентированной на вкусы и пристрастия единственного хозяина положения.

В связи с этим, видимо, пришло время переставить свои акценты в оценке деятельности всей системы власти.

Да, как главный политический игрок именно президент несет персональную ответственность за все происходящее в стране. За расстановку кадров. За стратегические направления развития страны. За преследования своих политических оппонентов. За проходящие с вселенскими скандалами выборы.

Да мало ли за что несет ответственность он в наших казахстанских, суперпрезидентских условиях. Об этом писано мною не раз.

Но времена стремительно меняются. Казахстанский вариант создания суперпрезидентского государства все больше дает сбои. И экономические (приватизация всех лакомых кусков народного хозяйства привела только к обогащению узкого круга лиц и их родственников). И социальные (посмотрите, что творится в умах и сердцах миллионов сограждан, когда они по “Хабару” видят одни, а на прилавках магазинов – другие цены). И политические (все более растет внутреннее недовольство проводимой правящей верхушкой политикой). К тому же постназарбаевский период становится все более осязаемым. Вокруг (и за спиной) первого президента забегали те, кто желал бы стать Вторым. Или по согласованию с ним, или без оного.

И в это достаточно противоречивое время развития страны настало время громко сказать и о другом, может быть, менее высоком уровне ответственности тех, кто, порой прикрываясь именем президента, вершит свои темные дела.

Их имена и дела у всех на виду.

Они все четко встроены в систему. Все понимают (и принимают!) навязанные сверху правила игры. Все понимают свое место и роль.

В результате не бывает плохих или хороших акимов и министров. А бывают хорошо или плохо выполняющие свои обязанности чиновники. Обязанности не перед обществом, а перед вышестоящим работодателем. А если он умудряется при этом сохранять свое лицо, не совершать очевидной глупости и самодурства, не раздражать общественность, то честь и хвала такому чиновнику.

Если же он пойдет по пути служения не одному человеку, а истинно государственным интересам, то ему прямая дорога или в позорную отставку, или в финполицию и суд, или за границу.

По аналогии со временами Иоанна Грозного я их всех – министров, акимов, председателей комитетов и агентств – называю “опричниками”.

Не нужно моих комментариев. Почитайте только классиков той страны того времени.

“Нынче ищут опричников, которые освободили себя от всех обязательств общежития” (Салтыков).

“Мы-де люди царские, “опричники”. А вы-де земщина! Нам-де вас грабить да обдирать, а вам-де терпеть да кланяться” (А.Толстой).

“И старшие (у опричников) есть; знаки носят: метлу да собачью голову (чтоб выметать и загрызать врагов престола” (А.Толстой).

Какие образы, какие сравнения!

Как будто эти писатели жили с нами, в нашей стране!

А ведь наши отечественные опричники намного “опричнее”.

И богатства у них больше. Разве только не светятся в “Форбсе”. Видимо, команда раскрываться поступает только избранным. И возможностей заниматься опричниной у них намного больше. Есть экономические законы, позволяющие пересматривать решения госорганов в пользу отдельных избранных. Есть подконтрольные маслихаты, выполняющие любые команды акимата. Есть избирательные комиссии, выдающие любые проценты. Есть своя политическая крыша в виде “Нур Отана”, позволяющая прикрывать листком их недостатки (но вот только листок-то фиговый).

На время нахождения в составе опричников им выдается индульгенция со стороны верховной власти. Но она, эта индульгенция, недолговечна. Только на время фавора. При опале этот неправовой документ не имеет никакой силы. А наоборот.

Зная историю опричнины (как они начали и как кончили), надо и нам дать оценку месту и роли наших опричников разных уровней. Ведь, если иного не случится, именно они могут стать костяком постназарбаевской системы власти. Они тогда будут формировать государственную политику.

А ведь история не знает примеров, чтобы опричник по мановению волшебной палочки вмиг превратился в совестливого и порядочного деятеля. Как тяжела шапка Мономаха, так же сладок мир опричнины. Мир отдельный от других сограждан, со своими законами и правилами. Со своими бытовыми преимуществами и благами. Кто же добровольно откажется от вкусных (главное, халявных!) казенных харчей?

Что ж, рецепт избавления от нашей опричнины прост. Как просты уроки истории. Это то, о чем я пишу последние десять лет: честные и справедливые выборы тех, кто хочет жить за счет народа. И все эти назревшие перемены соответствуют требованиям и общества, и времени. Это только царь Иоанн Грозный может спать спокойно в своих вечных покоях. Он ведь не называл себя демократом, не стремился председательствовать в ОБСЕ…

А вы мне говорите о пересмене одного акима (министра) на другого.

Такого же.

“Тасжарган” № 18 (95) от 14 мая 2008 г.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...