Сегодня и завтра межэтнических отношений в Казахстане

Еще год назад о межнациональных, межэтнических отношениях в стране писали единицы, но вот сегодня в этой теме спешат отметиться все. И, в общем-то, понятно. Если прежде эта проблема бродила вроде неприкаянного призрака, писать о котором считалось не то чтобы дурным тоном, но не комильфо, то на фоне сегодняшних то ли перманентных, то ли глобальных кризисов угроза потери стабильности в сфере межнациональных отношений вызывает определенные опасения и у обывателей и у власть имущих. Правда, “страхи” эти имеют разную природу и разные возможные последствия для тех и других.

Особенностями межнациональных отношений у нас в стране является с одной стороны особость и специфичность нашей ситуации, а с другой стороны – типичность, всё как у всех. В области межэтнических отношений действуют свои правила и своя логика. У каждой стороны, как правило, своя правда и свой взгляд. Все правы и в тоже время не правы. Никогда и ни у кого в новейшие времена ничем хорошим не кончались межэтнические разборки. Но также верно, что нигде и ни для кого чужой негативный опыт не послужил уроком. Именно поэтому (при всех, при всех) стоит ценить без малого два десятилетия межэтнического мира и стабильности в нашей стране. Вообще, сфера межнациональная полна штампов, стереотипов, односторонних подходов и прочего. Скажем, часто приходится слышать – так, как относятся к русским в Казахстане, не относятся нигде в СНГ. Правдиво ли это утверждение? Да, несомненно! Но значит ли это, что отношение соответствует нормам политкорректности современного государства? Конечно, нет. Однако значит ли это, что необходимо выходить на улицы и строить баррикады? Опять-таки, нет! Даже жизнь в простой семье – это есть определенный компромисс. Что уж говорить о многонациональном государстве. Собственно в искусстве компромисса и заключается гармоничность успешного полиэтнического общества. И арбитром, безусловно, должно выступать государство, что у нас, к сожалению, не всегда выдерживается.

Давайте попытаемся взглянуть на основные проблемные узлы и точки межнациональных отношений в нашей стране.

Оставить свой след в вечности

Несомненно, в государстве казахов (Казахстане) определяющим фактором состояния общества является состояние и настроение титульного этноса. И если на первоначальной стадии накопления капитала вся энергия уходила на это самое накопление, то теперь похоже, ситуация меняется. У одних забота о хлебе насущном ушла на второй план и появилось желание оставить свой след в вечности, а у других именно недостаток этого самого хлеба насущного у себя или у ближнего порождает мучительные мысли, а куда этот самый хлеб подевался.

Нынешнее состояние национального вопроса и межнациональных отношений невозможно оценивать в отрыве от состояния политики и экономики в стране, от тенденций их развития, а также от понимания проблемы в контексте исторического развития казахского народа. Поскольку мы не имеем претензий на написание научно-философского опуса по данной теме, а всего лишь пытаемся взглянуть на проблему глазами простого обывателя, то и не будем озабочиваться архивной пылью и седой стариной.

Независимость упала нам в руки нежданно негаданно. Все оракулы и провидцы, которые сегодня говорят о том, что предвидели крушение “империи зла”, врут беспросветно, независимо от того, являются ли они бабками вангами местного разлива или ностардамусами из забугорья. Отсюда и тянутся сегодняшние проблемы. Вполне естественно, хотя может быть и неожиданно, тема возрождения национального самосознания стала чрезвычайно актуальна. Однако в силу того, что в Казахстане не было в принципе этапа национально-освободительной борьбы, то в обществе отсутствовали как идеи и идеология, так и не был сформирован слой борцов за независимость, который являлся бы носителем идей независимости и национализма. И которые в итоге пришли бы к власти. Энергия одних была направлена на строительство национального государства, энергия других на собственное устройство в новом мире. Надо признать, что и первые и вторые были из числа продвинутой интеллигенции, умны, образованны. И им, безусловно, удалось построить национальное государство и одновременно успешно приватизировать всю бывшую государственную собственность, так и не ставшую народной. Из числа не нашедшей особого применения интеллигенции одна часть (большая) продолжала “пахать”, более менее успешно осваивая нишу среднего класса, подпитывая слой мелкого и среднего чиновничества и другого служилого люда. Другая часть (меньшая) заполнила собой нишу национализма. Этот сектор так же отличался довольно пестрым составом. Было немало честных и бескорыстных представителей научной и творческой интеллигенции, но основную массу составили персоналии ставшие профессиональными националистами, по существу приватизировавшими, в свою очередь, сегмент казахского языка и культуры и соответственно солидный кусок бюджетного финансирования. Борясь формально за развитие родного языка и культуры, по сути же по ходу превратили эту борьбу в самоцель, как средство своего жизненного благополучия. Отсюда в значительной мере и нынешнее состояние казахского языка и культуры. Два, без малого, десятилетия не выдвинули в сущности ни одной яркой личности, ни одного яркого лидера в этой области. Хотя, казалось бы, именно такая патриотическая работа в сфере языка и культуры должна была бы быть не только открыта и прозрачна, но и максимально освещаться прессой и популяризироваться. А иначе как?! Доказательным примером может служить хотя бы тот факт, что огромный сонм ученой братии так и не смог создать теории казахской идентичности и всего сопутствующего блока проблем. И вполне очевидно в современном мире, что без понимания того, “кто мы” и “что мы”, собственно непонятно и куда двигаться.

Что такое для нас, казахстанцев, нация и что такое национализм?

Власть все эти годы достаточно успешно строила национальное государство и параллельно решая вопросы личной комфортности, одновременно подкармливала идеологов национализма. Не избыточно щедро, но достаточно вполне для создания постоянного националистического фона. Само по себе нарастание национализма вещь весьма характерная для современного мира. Наше общество, вышедшее из оранжерейного мира социализма продолжает воспринимать национализм только, как негативную антитезу интернационализму, который нынче нацпаты окрестили космополитизмом. Но, в принципе, это однобокое восприятие национализма. Проблема в нашем случае в том, что такое “нация”, и что такое национализм? Власть формально декларирует вполне современное понимание нации, как совокупность всех граждан государства, независимо от национальности. И это вполне отвечает запросам времени и отвечает запросам нетитульных этносов, вполне готовых быть патриотами и “националистами” своего государства, как “казахстанцы”. Но одновременно, де-факто, власть поощряет этнический национализм и фактически строит этнократическое государство. Здесь и корень всех явных и потенциальных межнациональных проблем. Страна достигла такого состояния в своем развитии, что не может обходиться без ясных и четких идей и идеологий в сфере национального строительства. Без четкой и однозначной государственной политики в этом вопросе у нас в безмерном количестве плодятся всевозможные “теоретики”, выдвигающие доморощенные формулы процветания. Например, одна из последних инициатив некого Кусаинова о превращении всех граждан в казахов. Идея на сегодняшний день и в современных обстоятельствах достаточно нелепая, да к тому же исторически не оправдавшая себя. В недавние соцвремена болгарский генсек Тодор Живков приказал всех турков в стране записать болгарами, мотивируя тем, что этнически отечественные турки те же болгары, только обращенные в свое время в ислам (и в принципе он был не так уж не прав). Ничего хорошего из этого не вышло и через какое-то время все пришлось вернуть на круги своя. Или взять, к примеру, наших соседей, Узбекистан. В довоенные годы всех таджиков принудительно записали узбеками. Однако, и по сию пору эти “Узбеки” продолжают говорить по-таджикски и идентифицируют себя таджиками со всеми вытекающими последствиями. Таких примеров история хранит немало. В истории немало и успешных примеров ассимиляции, когда пришлые племена ассимилировали завоеванные народы или наоборот покоренный народ ассимилировал пришельцев. Классический пример – Китайский. И в случае с Китаем, и во всех других срабатывало гумилевское “обаяние культуры”.

Собственно и казахский народ сложился в течение тысячелетий именно путем смешения разных племен и народов. И, собственно, именно этим объясняются внутри казахские споры ученых от кого вести казахскую этничность – от саков и усуней с их более чем двухтысячной историей, от кипчаков, доминировавших длительное время на просторах Евразии, или от племен, пришедших вместе с монголами. Пока еще никто из ученых не сумел создать даже какого-то подобия единой теории казахской этничности, приемлемой не только для всех казахов, но и воспринятой мировым научным сообществом.

Подоплека проблемы представляется вполне очевидной. В стране, в научной среде не оказалось не то, чтобы общенационального титана мысли, но все ученые оказались вполне себе мелкотравчаты, с родоплеменным сознанием. А, будучи таковыми, они успешно раздирают казахскую этничность на отдельные фрагменты, которые в таком виде весьма непросто соединить. Ведь если считать корневым этносом усуней, то тогда кто остальные? И точно также со всеми племенами и родами, составившими на протяжении столетий, тысячелетий собственно казахский народ. Временной разрыв между упоминанием усуней в китайских хрониках (5 век до н.э.) и появлением большой группы племен, вошедших в казахский народ в составе войск Чингисхана составляет более полутора тысячелетий. Привести все к одному общему знаменателю задача архитрудная. Единственно, что очевидно, задача создания теории этничности казахского народа не решаема с родоплеменных позиций. В противном случае неразрешимая двойственность. Или казахи народ, ассимилировавший всех пришельцев, или казахи пришли и ассимилировали аборигенных жителей?! Отсюда и дилемма, кто защищал, а кто захватывал Отрар. То ли казахи обороняли этот город, то ли они его штурмовали. Я не пишу этих слов для чьего-либо осуждения, в свою очередь хотелось бы обойтись без агрессии национал патриотов.

Что заботит русского казахстанца?

Казалось бы, почему это заботит меня, русского человека? Все дело в том, что нерешенность подобных вопросов напрямую отражается на состоянии нынешних межнациональных отношений. Ведь отсутствие единой теории этничности казахского народа, одинаково воспринимаемой всеми казахами, поневоле ведет к более радикальным формам.

Классическим приемом сплочения нации является сооружение образа врага в лице представителей другого этноса. При этом в нынешнем случае вопрос усугубляется тем, что Казахстан и Средняя Азия (Центральная Азия) являются ареной столкновения интересов многих. Здесь и великие мира сего, также Турция, Иран, Индия и прочая “пузатая мелочь”. И в этом раскладе поддержка этнического национализма – козырь в игре. Так что можно с предположительной уверенностью говорить о наличии агентов влияния иностранных государств, получающих многочисленные гранты из различных фондов. Мы далеки от мыслей обвинить их в “шпиёнстве”, но свою долю деструктивности они привносят.

Если взглянуть на немцев и итальянцев, то можно видеть, что формирование и немецкой, и итальянской наций прошло не в столь давние времена и сопровождалось бурными историческими событиями. Но в обоих случаях образ врага формировался вовне. В нашем случае идеология не вполне понятна. “Враг” как бы нужен, но непонятно кого им назначить. Логично было бы сплотить всех граждан в политическую нацию современного типа на базе совместной борьбы за своё место в глобальном мире, за успех в мировой конкуренции. Но для этого элитам, безусловно, следует изменить практику присвоения прибыли в пользу своего же народа и стать более патриотичными.

В этой связи припоминается недавняя статья некоего Элема Байдена на “Гео”, как ответ на статью Сакена Жунусова.

Повод для статьи избран не очень мотивированный и непонятно личностный, но само содержание публицистично, ярко, и автор при этом весьма откровенен и резок в оценках, в справедливости которых ему трудно отказать. И в этих моментах у меня нет никакого желания полемизировать с автором. Однако есть пункт, по которому есть иная точка зрения. Если, как говорит Э.Байден, будущего у Казахстана нет, то и взятки гладки. Если же все-таки не складывать лапки, то ясно, что люди, которым возможно суждено изменить страну, не появятся из ниоткуда. Это, несомненно, кто-то из тех, кого Байден протягивает вдоль и поперек. Других у нас нет. Наше общество априори не может выдвинуть героев в белых незапятнанных одеждах, которые подобно ангелам Господним принесут благоденствие в наш мир. Какова страна, таковы и герои! Как говорит мирская русская поговорка: не согрешишь – не покаешься, не покаешься – не спасешься. То есть, в переводе на современный лад – грешно, несомненно, то, что элита сделала и продолжает делать со своим народом и своей страной, но простится им и воздастся, если кто-то из них искупит грех служением правому делу.

Взять ту же Австралию или пресловутый райский Баунти. Каторжане ведь все, прости их Господи, убивцы. А вот ведь выползли, поднялись.

Чем быстрее казахская часть общества найдет себя, тем скорее и эффективнее все общество в целом будет способно к цивилизационному прогрессу.

Правда, пока националистическое поле, задающее тон в межнациональных отношениях, не радует яркими красками, в основном унылые, безрадостные и не позитивные личности. Но, тем не менее, заметна тенденция к приходу в эту сферу персоналий более современной формации. Приведет ли это к позитиву и конструктиву, или ограничится использованием национализма в этнической форме, как орудием в борьбе за власть – покажет время.

Двойственность официальной политики в межнациональном вопросе говорит скорее о ее слабости, чем об умышленности

Несомненно, если говорить об основной массе народа, рядовых и даже не совсем рядовых, то факт межнациональной толерантности в нашей стране неоспорим. Этот факт надо ценить и уметь им дорожить. Однако не стоит и переоценивать стабильность в этой области. Мир знает даже в новейшие времена случаи, когда люди и народы, десятилетия и века мирно жившие рядом, в считанные дни и часы становились лютыми врагами. Это и пример Югославии, Азербайджана, Андижана и Оша. И это только короткий список случаев, когда сосед режет соседа с невероятной и бессмысленной жестокостью. Последний период нашей жизни омрачился рядом межэтнических столкновений, а некоторые эксперты предвещают и возможные большие конфликты в будущем.

Однозначно, по нашему мнению, перспектива межнациональных отношений в Казахстане зависит от развития политической и экономической ситуаций. Сегодняшние властные элиты проводят двухуровневую, как минимум, национальную политику, как истинные азиаты. Являясь наследниками и воспитанниками прошлой социальной системы, они, безусловно, не чужды интернационализма, и они, скорее всего, дорожат социальным миром в стране. Но, как представители титульной элиты, они, безусловно, не против фактического доминирования титульного этноса. И это понятно и вполне объяснимо и логично. К этой политике можно добавить два фактора, сформировавшихся в последние годы. Неимоверно разбогатевшая элита, сама зачастую европейски образованная и в большинстве случаев дающая своим потомкам западное образование, тянется ментально в Европу. Что было бы еще более очевидно, если Европе (Западу) было бы по силам заглотить такой кусок. Даже увлечения элиты – это теннис, гольф, горные лыжи – чисто европейские. Если обратить внимание на фигуры топ элиты, то мы увидим, как она стремится соответствовать европейским культурным эталонам. Это в отличие от следующей ступени местной элиты, обросшей жиром, как азиатским показателем благополучия и процветания, где большой живот и пышный зад являются почти, что символом твоей устроенности в жизни. Этот своеобразный dress code прослеживается отчетливо в обществе. Если политика тяготения к Европе и европейским ценностям сохранится как приоритет внешней политики, то это будет позитивно сказываться на межнациональных отношениях, даже вне зависимости от некоторых внутренних обстоятельств. На состояние межнациональных отношений сильное влияние оказывает и политика России, а особенно подъем и усиление её мирового статуса. Собственно, никогда до недавнего времени Россия не обращала особого внимания на своих соотечественников. Однако ситуация несколько меняется. Возвращение, в известной мере, в круг великих держав без сомнения накладывает отпечаток на политику в первую очередь соседей, но и не только. Казахстан в последнее время, очевидно, стал первым другом и союзником России и вполне очевидно, что большинство, если не все, внешние инициативы Казахстан осуществляет в паре с Россией. Недаром ведь новый президент России Д.Медведев первый визит собирается нанести именно в Казахстан. Естественно, поэтому власть не может вести или даже открыто поощрять антирусскую политику внутри страны. И это позитив. Другое — Россия в последние два года активизировала свою политику в отношении соотечественников. Во-первых, открыто признав тех таковыми, и это позитивный цивилизованный шаг. Правда, местные нацпаты склонны кликушествовать по этому поводу. Но вспомним, что в отношении казахов Казахстан пошел давно куда дальше, и Назарбаеву надо здесь отдать должное. С уходом Путина эта политика не только не заглохнет, но и получит новый импульс. Например, к программе переселения подключатся до конца года более 40 (сорока) субъектов Федерации. Россия наконец-то осознала, какой потенциал представляют соотечественники, готовятся к принятию закона о соотечественниках. Безусловно, все это позитивно скажется на состоянии межнациональных отношениях у нас в стране.

Отъезд русских и русскоязычных сбивает накал националистической трескотни внутри страны. А также де-факто повышает спрос и востребованность остающегося русскоязычного населения. К тому же и власти начинают осознавать пагубность убыли населения, которое, что бы ни говорили нацпаты, есть самое, что ни на есть истинно казахстанское. Вопреки бодряческим заявлениям таких националистов, как Дос Кошим, который желал русским счастливого пути и уверял, что места русских с легкостью заменят оралманы, в реальной жизни вопросы развития так легко не решаются. Очевидно, что Казахстан не может оставаться сырьевым придатком, если намеревается войти в число передовых стран. Но состояние нашей альтернативной экономики и образования ниже всякой критики. Решить вопросы модернизации, очевидно, невозможно на базе идеологии этнического национализма, это несомненный тупик для страны. И, кстати, кроме кликушества, причитаний и постоянного злобствования националисты не могут предложить никакого креатива. Надо полагать в силу своей полубезграмотности и не конструктивности позиции.

Нынешняя элита, понимая пагубность потери людского ресурса, пошла на ужесточение условий для выезда из страны. Оформить документы на выезд с нынешнего года превращается в серьезную проблему. Хотя разумнее было бы сократить отъезд, урезав активность нацпатов.

Стремление власти к экономическому развитию при всей позитивности процесса палка о двух концах. Все дело в том, что развиваться должна в первую очередь экономика высоких технологий, для которой нужны действительные специалисты, коих у нас на сегодня чрезвычайно мало. Неудивительно, что правительство планирует привлечь огромное количество специалистов из-за рубежа. Такой приток иммигрантов, несомненно, вызовет всплеск фобий (вспомним Тенгиз), особенно сильных на фоне обнищания массы титульного населения. К тому же непонятно, к чему продолжать при этом культивировать политику выдавливания нетитульного населения, которое, несомненно, свое, родное.

Двойственность официальной политики в межнациональном вопросе говорит скорее о ее слабости, чем об умышленности.

Однако сулит ли нам нечто более позитивное альтернативная политика? Сами по себе альтернативные политики показали свою бесспорную импотентность в плане реальной претензии на власть. То есть никто из них не способен самостоятельно прийти к власти и соответственно реализовать свою программу. Тем не менее, очевидно, что в силу возраста патриарха, не за горами тот день, когда кто-то из около властного эшелона придет к власти.

Именно в этом аспекте интересны процессы, протекающие в среде претендентов на трон. В стране наметилась четкая тенденция прихода к национализму новых лидеров, изменения форматов, некоторая профессионализация этого сектора общественно-политической жизни. Это и объединение демократов и националистов в партийном формате. А также определенная динамика в застойном болоте нацпатов.

Наиболее яркие фигуры в среде идеологов национализма до сих пор не были востребованы ни бизнесом, ни особо политикой. Соответственно, “творили”, как Бог на душу положил, и влияние их на общество было близко к нулю. Политика же в нашей стране прибегала по большей части к услугам политтехнологов российского замеса и частично западного. Обратившись к национализму как к политическому инструментарию, и альтернативные политики, но и власть также, неизбежно должны обратить внимание на отечественные “булыжники” (т.е., то самое оружие пролетариев). Поскольку нам в стране кочевников известно, что конь под седоком бежит всегда быстрее вольного скакуна, не удивлюсь, что в узде бизнеса и политики идеологи национализма не только будут востребованы, но и проявят себя более конструктивно. Вполне очевидно, что новые политики из числа бизнесменов не будут склонны бросать свои деньги на ветер, в отличие от государства.

Куда повернет градус межнациональных отношений сказать трудно. Ибо для молодых радикалов характерны и весьма радикальные шаги. Каждому из них хочется быстро и сразу, а быстро, как известно, “только кошки родятся”.

Впрочем, состояние нашего общества и в экономическом плане и общественно политическом таково, что оставаться законсервированным Казахстан долго не сможет.

Усиление национализма в стране представляется неизбежным. Неизбежна также политизация национализма. Также неизбежным представляется сход с авансцены всех прежних лидеров нацпатов, ибо они архаичны и бесплодны, хотя какая-то часть возможно и сохранится в роли декораций, все-таки наше общество еще достаточно традиционно и аксакалов уважает.

Однако, предполагая изменение формата национализма с приходом новых лидеров, можно предположить, что логика развития заставит новых националистов создать удобоваримый коктейль из казахского и казахстанского национализма. В сущности, такой симбиоз мы видим в Малайзии, альтернатива этому только кровавые разборки, и очень хотелось бы избежать этой стадии.

Оценивая день сегодняшний, можно говорить, что наши межнациональные отношения иллюстрируют фразу – “политика- это искусство возможного”. Исходя из этого, вполне можно позитивно оценить реалии бытия, ибо, что греха таить, слава Богу, что не произошло за эти годы худшего, здесь не откажешь и власти, и народу в благоразумии и выдержке. Вполне возможно, что при всех позитивах и негативах наш путь в этом мире был не самым худшим выбором.

Что касается дня завтрашнего, то будем надеяться, что новой генерации политиков хватит благоразумия и прагматизма, чтобы не то, что бы поджигать межэтнический костер, но привести нашу страну и весь народ к процветанию и благоденствию.

Надежда умирает последней!?

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...