“…Через год-два останутся только три игрока: “Казмунайгаз”, “Гелиос” и китайцы”

Представители частных автозаправочных станций обвиняют монополистов в ценовом сговоре, а Комитет по защите конкуренции Мининдустрии и торговли РК в бездействии по работе с крупными игроками рынка. Именно об этом шла речь 19 мая на встрече журналистов с главами НФПГ “Нар-Ойл”, ТОО “Ойл Кz”. В частности с точки зрения предпринимателей, относительно небольших компаний, основной причиной кризиса на рынке ГСМ является неконтролируемый экспорт нефтепродуктов через Украину, Таджикистан и Узбекистан в Европу и Афганистан. “Легко проследить по отгрузке вагонов, куда именно идет товар. Идет нарушение Соглашения о таможенном союзе. Россия без таможенной пошлины не грузит на Узбекистан. И Казахстан не имеет права грузить на Узбекистан без таможенной пошлины”, — по слогам произносит президент НФПГ “Нар-Ойл” Султан Ушбаев, по всей видимости, для того, чтобы привлечь еще большее внимание журналистов. Впрочем, вечером этого же дня, после многочисленных сюжетов по местным телеканалам с возмущениями транспортников занимающихся пассажирскими перевозками и автозаправщиков, появилась информация о том, что премьер Масимов все-таки принял решение и подписал постановление о запрете на экспорт нефтепродуктов, дабы “заморозить цены”.

Тем не менее, судя по всему так называемые виновники до сих пор не найдены и не наказаны. Да и зачем, если все можно решить “кабинетным путем”, особо не разбираясь в тонкостях и деталях.

Просто хорошая команда, которая, как мы считаем, очень близко сидит возле КМГ (прим: “Казмунайгаз”), которая действует без всякого закона, конкуренции, каких-то норм. Просто в лоб им говорят: “Вот только вам будем давать и больше никому”. И эти компании связаны, скорее всего, с правительством. Потому, что сделать такую схему без помощи правительства просто невозможно”, — считает г-н Ушбаев.

Кстати, по подсчетам автозаправщиков мимо госказны от госпошлины по экспорту ГСМ, только за четыре последних месяца, протекли …62 млн. долларов США. “Если взять год, когда таможенная пошлина была ниже, с того момента, когда ввели таможенную пошлину и с того момента, когда было отгружено столько дизеля без налогов – эта сумма составляет около 100 млн. долларов”, — заявил глава НФПГ “Нар-Ойл”, отвечая на вопросы журналистов. — “Скорее всего, в отношении Узбекистана есть еще один договор о свободной торговле, который используют наши таможенники. Но в таможенный союз Узбекистан еще полностью не вступил. У нас есть дочка в России, мы получаем российский бензин, и мы только-только получили информацию от нашего представителя, который позвонил в российскую таможню и выяснил, что ни один вагон на Узбекистан без таможенной пошлины не ушел из России”.

Зато из Казахстана как выясняется, вытекает дизтопливо тоннами через многочисленные лазейки. Одна из них – Соглашение о свободной торговле подписанное между Украиной и Казахстаном в 1994 году. А сообщения о том, что якобы заводы не справляются или о нехватке исходного сырья, оказываются не более чем сказки “про белого бычка”. Тем не менее, даже частные предприниматели соглашаются, что если границы будут закрыты хотя бы еще три месяца, то цена на топливо войдет в прежние рамки, а соответственно не стоит беспокоиться о резких скачках цен на товары общего потребления и услуги.

“Вот сейчас закрыли границы. Нам через пятые – десятые руки попадет бензин. И я хочу сказать, что мы понизим цены. Не Гелиос, не Казмунайгаз, а мы будем понижать. Он найдет скидки (показывает на рядом сидящего директора ТОО “Ойл KZ” Еркина Сарыбаева) и будет понижать. За ним я буду понижать. И мы больше 100 долларов, больше 110 тенге просто не “вырастим”. Именно конкуренция не даст этого сделать. А их круг (прим.: круг монополистов) обособленный, их там 2-3 компании, конечно, они всегда между собой договорятся. Я поясню, как идет раздел. Атырау весь уходит на Запад. ШНОС видит бешеный спрос на свою продукцию, потому что нет бензина, нет дизеля. Конечно, он будет поднимать цену потихоньку. Были такие моменты, когда на их заправках были большие очереди и его заправки начинали просто задыхаться. Ну, а Павлодар, Гелиос – им сам бог велел. Они скажут: “А зачем мы будем отставать”. Вот конкретный пример. Мы продаем по 90 тенге дизель. У Казмунайгаза его цена – 64 тенге. Мы потихоньку, но продаем. Я не понимаю, население глупое что ли? По 90 тенге брать у нас! Немного, но все равно берет. Почему это происходит? Да потому что там фактически нет дизеля или отпускают только по талонам”, — рассказал г-н Ушбаев. При этом он сообщил, что маржа каждой компании около 5-10 тенге с литра, т.е. около 100 долларов с тонны. Зато у “Казмунайгаза” и “Гелиоса”, по его подсчетам минимум 600-700 долларов навара. Вот и возмущаются предприниматели, что не имеют доступа к нефтеперерабатывающим заводам.

Вы понимаете, что такое, когда нет доступа к заводам? Это говорит о том, что через год-два останутся только три игрока: “Казмунайгаз”, “Гелиос” и китайцы. Вы помните, как было раньше, в период Казнефтепродукта? Рано утром вы заезжали на заправку, оставляли канистру, давали деньги заправщице и вымаливали, чтобы вечером она вам дала бензин. За последние два года минимум 3-4 раза было, когда на рынке вообще не было бензина. Хорошо у нас были какие-то запасы. У нас были. У него (показывает на рядом сидящего Еркина Сарыбаева) наверное, не было, он останавливался”, — негодует глава НФПГ “Нар-Ойл”.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...