Казахстан во многом выглядит как “вторая Россия”. Часть 2

Но казахам в самой России зачастую приходится несладко

Согласно данным статистики, в Курганской области России коренное казахское население насчитывает 16 тысяч человек, в Челябинской области 34 тысячи. В ситуации, которая описана выше, они ведь должны будут чувствовать себя, как сербы в Косово, разве не так?! Есть только одно отличие. То, что сербу находится на большей части Косово, населенном албанцами, крайне опасно, официально признается. А вот в России такие трагические происшествия с казахами воспринимаются зачастую всего лишь как случайности. Их объясняют всего лишь хулиганскими побуждениями.

И тем самым каждый отдельный случай вышеописанного порядка рассматривается как разовое происшествие. Как следствие, абсолютно беспричинные зверские нападения на лица казахской национальности и даже их убийства беспрепятственно продолжаются.

Надежда на то, что этому будет положен конец в России, крайне слабая. Не надо быть наивными. Наша наивность и наша недальновидность обходятся слишком дорого. Надо научиться извлекать уроки из событий описанного выше порядка, которые произошли и происходят. И будут происходить. В свете такой ситуации нам надо научиться быть осторожными, научиться не доверять. И говорить. Говорить об этом вслух. Лучше всего известным в России людям. Таким людям, которые способны в значительной мере влиять на процесс формирования общественного мнения. Таким, как В.Третьяков.

Им затевание нами подобных разговоров может поначалу показаться, пожалуй, проявлением недопустимой в отношении приглашенных уважаемых гостей бестактности. Но проблема стоит остро. Очень остро. Для нас – очень остро. Они же зачастую оказывается неспособны воспринимать проблему так же, как мы, так как она их самих столь живо не задевает, и поэтому столь уж насущной может и не представляться. Но они должны понять нас, понять наши чувства. Хоть и не сразу.

Только это может нам хоть как-то помочь.

Описанная реальность ни для кого не секрет. В России СМИ о ней все время говорят и пишут, подробно освещают все более учащающиеся случаи нападения по расистским этническим мотивам с драматическим или трагическим исходом.

В Казахстане же журналистика в основном никак не затрагивает этой темы. Поскольку это вроде как не деликатно. Именно этим, видимо, объясняется то, что В.Третьяков к беседе с журналисткой из казахскоязычной газеты на эту тему оказался в целом не готов. При чтении интервью с ним складывается впечатление, что вопросы по ней застали его врасплох. Если бы ему в казахстанских газетах часто попадались публикации на такую тему, он, наверное, был бы куда больше готов к названному разговору. Но у нас СМИ как-то обходят стороной эту тематику и эту проблематику.

Такая позиция странна. Особенно применительно к русскоязычным СМИ Казахстана, поскольку именно русскоязычные казахи, которые составляют сейчас уже основную часть их аудитории и куда чаще, чем их сородичи, придерживающиеся больше своих национальных традиций и использующие в основном родной язык, оказываются перед необходимостью выезжать за границу. И чаще всего это — как раз Россия. Я сам очень часто слышу от самых людей из этой категории о том, что происходит с ними в России, о неприятных историях с откровенно расистским подтекстом. Но не помню ни одного случая публичного резонанса, вызванного ими в Казахстане.

Сейчас Россия для человека с азиатской внешностью очень опасное место. Это – факт, который не требует доказательств. Вот первый попавшееся сообщение, подтверждающее такой вывод: “В Западном административном округе Москвы группа подростков совершила нападение на советника посольства Китайской Народной Республики Мэн Си Ци, когда он прогуливался вместе со знакомой в Филевском парке, в районе улицы Звенигородской. Как сказали в ГУВД, нападавшие избили дипломата, отняли у него магнитофон Panasonic, и скрылись… Предпринятыми милицией мерами обнаружить хулиганов не удалось. По показаниям свидетелей и самого Ци, участвовавшие в нападении подростки носили короткие прически, некоторые были обриты наголо, одеты в узкие джинсы и в высокие ботинки” (“В Москве скинхеды избили советника посольства КНР”, “Газета.Ru”). Это далеко не первый в Москве случай нападения молодых расистов на дипломатов из неевропейских государств. И он, ясное дело, окажется отнюдь не последним. Но избиение представителя посольства КНР – это очень серьезно.

Для казахов же, которые часто ездят в европейские страны, оно является весьма тревожным звонком. Потому что там нас чаще всего принимают именно за китайцев. А в России лиц с китайской внешностью от насилия и ограбления средь бела дня иногда не спасает и дипломатический иммунитет. А ведь за спиной дипломата-китайца великая держава, доверившая ему честь официально представлять ее за границей! Наивно, пожалуй, думать, что казах в аналогичной ситуации может считаться более защищенным. Если нет, то ведь о такой опасности надо же, по меньшей мере, говорить. Хотя бы для того, чтобы повысить уровень информированности в среде ее потенциальных жертв. Хотя бы для того, чтобы они не попали в опасную ситуацию по неведению и не оказались убиты. Обычный грамотный казах питает к России, русскому народу и его культуре самые добрые чувства. И не предполагая ничего худого, едут туда. Там его расистски настроенные молодчики забивают насмерть…

Раньше у нас было принято считать, что такое может произойти лишь в Южной Африке и Америке, особенно в ее южных штатах. У нас в газетах часто появлялись политические плакаты с лозунгами в поддержку жертв расового произвола: “Свободу Нельсону Манделе!”, “Свободу Анджеле Дэвис!” и т.п., телевидение вновь и вновь показывало сюжеты, освещающие факты проявление расизма в западных странах. Ведь Советский Союз считался защитником всех униженных. В том числе – и по расовому признаку. И, работая в русле такой идеологии, советские журналисты отнюдь ничего не выдумывали. Расизм на Западе был и сейчас наверняка есть.

Но при этом он за последнее десятилетие стремительно пошел в рост вовсе не там, а в России, а также в других европейских странах бывшего социалистического лагеря. То есть, как динамичное социальное явление расизм переместился ближе к нашей стороне. А вот на Западе накал страстей, связанных с ним, значительно спал.

Я ранее побывал в Москве, Санкт-Петербурге, Киеве и Будапеште. И везде там при встречах с соотечественниками-казахами и приезжими из других республик Центральной Азии первый вопрос, который задают друг другу: как местное население, правоохранительные органы относятся к выходцам из нашей республики и региона.

Кругом если уж не враждебность или неприязнь (что тоже очень часто имеет место), то отчуждение, немотивированная настороженность. В любом случае не покидает ощущение того, что ты чужой и можешь в любой момент нарваться на “нештатную ситуацию”. Перед поездкой в Венгрию казахи, побывавшие там до меня, посоветовали остерегаться скинхедов. Потом я убедился, что это было не зря. И хорошо, что я оказался заблаговременно предупрежден…

В Будапеште при пограничном контроле у меня потребовали предъявления обратного билета, а вот в отношении шедших впереди меня граждан Азербайджана такого требования не было.

При отбытии оттуда венгерский таможенник ради возможности подоходчивей продемонстрировать мне свою неприязнь ко всем азиатам соизволил перейти на русский язык и высказался на соответствующую тему от души. Легче всего было в Киеве. И мы, казахи и другие “центральноазиаты”, обсуждая отношение местных к себе, не могли нарадоваться тому, насколько же они более терпимы к подобным нам ярко выраженным “нерусским”, чем москвичи. И то верно.

В Москве зачастую те, кто в форме и представляет закон, с вызывающим образом демонстрирует свою неприязнь к тем, которые у них в сводках проходят как “лица азиатской национальности”. А про то, какая же неприятность может произойти с ними на тамошних улицах и в общественных местах, и говорить излишне. Мы в Казахстане не привыкли называть подобное обхождение соответствующим образом. А ведь давно пора начинать называть вещи своими именами…

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...