Такая у нас повседневная жизнь

Текущая ситуация в стране, если попытаться ее заинтересованно осмыслить, представляется весьма непростой. Это так и по данным официальной статистики, а уж по ощущениям огромного числа людей, да и по факту жизни, она более чем тяжела. Многие в обществе пытаются понять суть происходящего и принять посильное участие в улучшении дел. В этой связи мне показалось весьма примечательным наблюдение человека, который после изрядной критики власти, заметил – оппозиции недосуг, она разрабатывает свои проекты, создает виртуальные структуры парламентского толка, антикризисные центры. Так думают многие.

Фрейдистская оговорка Ертысбаева

И тут на сцене в новой-старой роли появляется наш незабвенный Ермухамет Ертысбаев. После геракловых подвигов в правительстве, пошугав журналистскую братию и затосковав по интеллектуальным штудиям, он задумал поучить всех уму-разуму. Начать он решил в первую очередь с наиболее принципиально и последовательно критикующей части политических оппонентов. Отдавая должное уровню его подготовки, надо сказать, что весовую категорию он выбрал верно. А вот по сути наш визави, как бывает зачастую, не прав и недостаток содержательных аргументов пытается подменить цифровыми манипуляциями. Советнику, претендующему на роль ведущего идеолога режима, надо бы знать, что настоящая оппозиционная партия и существует для того, чтобы при возможности, а уж тем более в ситуации кредитного и ипотечного кризиса требовать отставки правительства правящей партии. По-другому и быть не может – это азы политики, которые приходится напоминать в связи с эскападами по поводу профессионализма и компетентности. При всей антиазатовской пафосности выражений и неистребимой тяге к словесным выпадам все же главный мотив – это защита Масимова.

Понять и оценить сей поступок можно, особенно учитывая дружеские отношения, которые, видимо, сложились у него с главой кабинета министров. Наверное, греют душу воспоминания о том, как внимал политически “неискушенный”, молодой премьер “многомудрым” рассуждениям политического гуру об общественном устройстве и сложностях построения “просвещенного авторитаризма”.

Исходя из того, как функционирует акординское правительство, никто и никогда не ставил в конкретной постановке “тупой” тезис – подай жесткого начальника. Тем не менее, общество вправе ожидать от главы правительства решительности и ответственности в делах, тем более в нынешней ситуации.

А фрейдистская оговорка Ертысбаева заслуживает отдельного разговора. Когда собственные подсознательные рефлексии и безудержную тягу к поклонению вождю он экстраполирует на всех и каждого – это абсолютно неправомерно и клевета на все общество. И не может быть принято категорически.

Казахский народ – пострадавший как никакой другой от большевистско-сталинского геноцида, не только не восхищается масштабами тирании, но, наоборот, жаждет исторического суда над тоталитарным режимом. В связи с такого рода сентенциями, говорящими о непреодоленности некоторых заблуждений, закономерно возникают вопросы более глубокого характера. Они из тех, которые можно назвать ключевыми “вехами” как массового, так и индивидуального мировосприятия.

Пубизыски г-на Жунусова

Одни страдают комплексом консервативной охранительности и самозабвенно занимаются апологией правящего режима. У других – настоящая аберрация восприятия и осмысления действительности и произошедшей трансформации за последние 17 лет со страной и людьми. И те и другие серьезно тормозят развитие общественной мысли и политическое созревание социума.

Сегодня действительно складывается очень неблагоприятная обстановка, но тем важнее объективная, методологически безупречная, выверенная оценка событий без упрощенчества и догматизма.

С чиновниками и прорежимными все понятно, с вечно припадающими и не способными представить себя в отрыве от власти тоже вроде бы ясно, а о других – имя которым легион, лучше всего сказал замечательный казахский писатель Толен Абдиков: “Казахская интеллигенция и власть до сих пор не готовы расстаться с прежней совковой ментальностью. Что ставит препоны на пути нашего дальнейшего развития”. Как говорится, “умри, лучше не скажешь”. С этой частью уважаемой публики, кажется, определенность появилась.

А теперь предстоит самое неблагодарное занятие – прояснить феномен восприятия другой части “смыслообразователей”. Здесь проблема более сложная. Многие из них чтят себя интеллектуалами, обременены научными регалиями, некоторым образом почитаемы собственным кругом читателей и прозелитов. Но, тем не менее, об этом явлении говорить надо непременно, и сейчас это особенно актуально. Неспособность объективно оценить происшедшее с казахским обществом и в целом со страной, нежелание признать закономерность, более того – историческую детерминированность возникновения независимого Казахстана, просто поражает. Почему это происходит? Кажется, ведь люди просвещенные, часть из них, скажем, даже очень начитанные. Причин, безусловно, немало, но, на мой взгляд, две из них ключевые. Первое – это ошибочность базовой методологии и соответственно вытекающая из этого ущербность аналитического инструментария, второе – все искажающая одномерность, связанная с доведенным до умопомрачения неприятием режима Назарбаева.

Безусловно, правящий режим особенно в его нынешней ипостаси заслуживает, самой что ни на есть, жесткой критики, вплоть до полного отвержения права на дальнейшее существование. И тут ни прибавить, ни убавить. Но драматизм отношения всего этого к нашей с вами жизни сложнее. В этом контексте особого внимания заслуживают, как наиболее характерные умозаключения для некоторой части левого спектра политических сил, публицистические изыски Сакена Жунусова, опубликованные в газете “Республика” 16 мая с.г. Нелюбовь вполне заслуженная к конкретной персоне, формирующемуся культу, почти монархическому посту, к его ошибочным и неправедным действиям приводит, хочет кто-то или нет, к тому, что подвергается сомнению вообще правомерность существования такой реальности, как государство-нация Казахстан. Отсутствует понимание того, что миллионы казахов создают общую судьбу, неразрывно связанную со своим Отечеством, и они не мучаются вопросом – сообразно ли науке строится собственное государство. И на самом деле в такой бесплодной рефлексии никакой нужды нет. А что мы слышим и читаем? Абсолютно нигилистическую галиматью о том, что мы, казахи, оказывается, никакую государственность не закладываем и что реальность всего лишь “так называемый независимый Казахстан”.

И жизнь целого поколения – это не осуществление многовековой мечты, высочайшее проявление творческого духа нации и его созидательного труда, а всего лишь афера какого-то одного человека. Видимо, полагалось сперва в духе настоящей “образованщины” отрефлексировать, долго проболтать в кругу “интеллигентщины”, а уже потом по строго научным лекалам “подлинного марксизма” созвать учредительное собрание и только после этого зачинать государство с народом, сформированным в формате единой советской общности, вместо исчезнувшей тоталитарной империи.

Стать противовесом бесправию

Другие последователи ленинско-сталинского учения считают, что Казахстан на протяжении всех лет независимости никогда не выходил из кризиса. То бишь, мы все тяжко больны, лежим, не вставая, и непонятно, как до сих пор не вымерли. Ну просто какой-то политический мазохизм.

Не менее занимательны рассуждения более молодого поколения приверженцев этого течения политической мысли. По ним, оказывается, главная задача демократической оппозиции – это, консолидировав гражданское общество, превратиться в противовес государству. Не стать противовесом бесправию, попирающим закон спецслужбам, погрязшему в коррупции чиновничеству, да, в конце концов, дискредитировавшему себя авторитарному режиму, а бороться с государством, потому что оно их не устраивает по идеологическим причинам. Целенаправленные усилия казахов по созданию успешной или, что по жизни равнозначно, великой государственности, по их мнению, непростительный грех и преступление. По их более чем странным представлениям, человек демократических убеждений – это вненациональное, внеисторическое существо, без корней, без языка и самосознания, всемирный пролетарий, братающийся в псевдоинтернациональном экстазе со всеми.

Пора тем, кто называет себя практическими политиками левой ориентации, избавляться от упрощенных представлений о смысле, роли и месте государства, сути экономической теории рыночного хозяйства и о том, что социальная справедливость появилась вместе с марксизмом. Демократию и экономическое развитие может гарантировать только дееспособное государство. Мировая история не знает примеров процветания даже самых продвинутых конструктов, именуемых порой гражданскими нациями, вне рамок государства. Никакими волевыми усилиями, благими намерениями, поклонением общечеловеческим ценностям невозможно перескочить этап построения нации-государства. Через это прошли все известные и успешные политические нации, других эффективных форм самоорганизации большого сообщества людей, кроме института национального государства, не было. История и пример Европы только подтверждает эту аксиому. Никакие прекраснодушные разглагольствования не могут служить прикрытием национального нигилизма, оторванности от родной почвы, да и от реальности тоже.

Любовь к “отеческим гробам” и материнскому языку никоим образом не ведет к ксенофобии, антисемитизму, экономической и культурной автаркии, к отрицанию самоценности личности и первичности его естественных прав. Противопоставлять их – значит быть попросту несведущим и впадать в примитивизм.

Желая попутного ветра

Можно много умствовать, вести долгие душеспасительные беседы, демонстрировать безграничную широту души, порой даже с пафосом, а то и надрывно восклицать – “ребята, давайте вместе по-братски жить”. Безусловно, это богоугодное занятие. Кажется, даже кощунственно думать иначе. И все же. Тем, кто в “ноевом ковчеге” решил снова двинуться в старые земли, можно только пожелать от души попутного ветра и удачного путешествия. Ветхозаветная эпоха совсем далече, пришли иные времена. Извлекая уроки из недавнего прошлого, кому-то и стоит попробовать не “слиться”, не “построиться” под всеобщий, неразличимый в лицах ранжир.

В самом деле экономическая ситуация тревожная. Людей реально волнует хлеб насущный и день грядущий. Мы и решили, самое главное и лучшее, что можем сделать – это предложить наши идеи, опыт, силы и конкретные знания стране, практически послужить общественному благу.

Но здесь очень важна компетентность, а не всеобщий гвалт и вопли о коллапсе. То, что мы предлагаем, это очень продуманные, своевременные, дальнедействующие и почти безальтернативные меры, вполне укладывающиеся в кейнсианские каноны, доказавшие во времени свою полезность и столь любимые “левыми” по всему миру.

В казахстанской экономике, в имеющейся данности и реальном времени, чтобы не допустить ухудшения и не спровоцировать высокую инфляцию, требуются именно такие практические меры. Заклинания о стимулировании производственного сектора – это не к нашему конкретному случаю. Обрабатывающая отрасль (производственный сектор, как пишут наши критики) занимает, к сожалению, в экономике страны малозначительную долю, а весь валовой национальный продукт производят нефтегазовый и горнорудный сектор, финансовая сфера, строительство и сельское хозяйство. Так что рекомендации по стимулированию ничтожно малого, не к месту и не ко времени. Другое дело – увеличение предложения денег для активизации малого и среднего бизнеса, как раз впору и к месту.

Такая у нас повседневная жизнь.

“Свобода Слова”, № 20 (164) от 22 мая 2008 г.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...