Оралманам постсоветского периода ответственные посты не достаются

Казахские газеты сейчас горячо обсуждают тему о том, что дети оралманов могут стать жертвами того консенсуса в казахстанском обществе по языковому вопросу на ЕНТ, который был достигнут в последнее время. Как известно, теперь выпускники русских школ в стране станут сдавать тест по казахскому языку. Но обратной стороной этого вызвавшего изрядный оптимизм у поборников интересов государственного языка нововведения стало, как они теперь с огорчением полагают, решение о прохождении аналогичной проверки по русскому языку выпускниками казахских школ. Такую ситуацию они и рассматривают как консенсус, который ударит в первую по детям оралманов, которые сейчас готовятся к сдаче ЕНТ.

А если серьезно, то не совсем понятен смысл сдачи языковых тестов в рамках ЕНТ. Так как утверждается, что их результаты не повлияют на вопрос о поступлении выпускником школы в вуз. То есть вроде как получается, что итоги языкового теста не включаются в общее количество баллов по ЕНТ кандидата на поступление в высшее учебное заведение. Следовательно, если даже предполагаемый выпускник школы откажется сдавать его, такое решение не повлияет на то, поступит он на выбранный им вуз или нет. Другими словами, баллы по языковому тесту (по казахскому языку – для русских школ, по русскому языку – для казахских школ) не включаются в общее количество баллов по ЕНТ.

По утверждению казахской прессы, такое обстоятельство вызывает сейчас недовольство широких общественных масс. Она пишет, что национально-патриотические силы выступают с той позиции, что “в Казахстане нет оснований для того, чтобы можно было обязать человека сдавать экзаменационную проверку по русскому языку”. А вот казахи-репатрианты, как сообщается, с отчаянием говорят о такой ситуации как о большой жизненной драме для них.

Объясняется же последнее, главным образом тем, что среди оралманов есть такие люди, которые в стране своего прежнего пребывания были или совершенно не знакомы с русским языком, или владели им совсем слабо. Но, с другой стороны, правилами для таких предполагаемых выпускников из семей казахов-репатриантов предусмотрена возможность отказа от сдачи теста по русскому языку. Тем нее менее, в целом эта категория населения, узнав о нововведении в форме теста по русскому языку, как утверждается в казахских газетах, выражает недовольство, а то и возмущение. Они имеют право отказаться. Но результат такого теста учитывается при получении аттестата. Поэтому его вроде как все равно надо сдавать. И в таком решении как бы кроется дискриминационное отношение к ним.

Но утверждать, что оно могло бы обернуться определенно негативными последствиями большинству из них, было бы все же, пожалуй, преждевременно и не совсем объективно. Как известно, состав проживающих сейчас в стране казахов-репатриантов весьма и весьма неоднороден. В стране прежнего проживания одни занимались физическим трудом, другие – умственным.

Среди них есть получившие основанные на базе европейской культуры высшее образование инженеры, артисты, художники, писатели, музыканты и т.д. Немало и таких людей, которые выучились в лучших вузах России, Польши, Чехии, Болгарии. Вообще, к примеру, казахи, прибывшие из Монголии, по числу специалистов с высшим образованием в соотношении к общему количеству, можно сказать, ничуть не уступают местным казахам. А оралманы оттуда составляют самую большую общину казахов-репатриантов из дальнего зарубежья. По численности их гораздо больше, чем всех тех казахских переселенцев, приехавших из-за пределов бывшего Советского Союза.

Что же касается казахов, переселившихся из других бывших союзных республик, по отношению к русскому языку они находились прежде примерно в таком же положении, в каком были казахстанские казахи. А для бывших российских казахов, которых сейчас очень много среди тех, кого можно отнести к оралманам, русский язык знаком еще лучше, чем их родная речь.

Таким образом, тест по русскому языку может составить большую проблему в основном для оралманов из дальнего зарубежья. Тут имеются в виду выходцы из таких стран, как Китай, Турция, Иран, Афганистан и, естественно, Монголия.

В Китае находится самая большая за пределами Казахстана община казахов. По разным оценкам она составляет от 1,3 млн. до 1,5 млн. человек. Но девятого вала репатриации казахов оттуда не наблюдается. Во-первых, потому, что такое развитие событий не приемлемо для властей КНР, где, согласно основополагающей государственной идеологии, казахи входят в число 56 народов и народностей, которые составляют государство. Это для нас Китайская Народная Республика по самому своему названию вроде как должна являться, прежде всего, государством китайцев. Но, согласно принятой там терминологии, китайцы – это ханьцы. А та же Китайская Народная Республика на языке китайских казахов – это Чжунго Халык Республикасы. То есть “ханьцы” — это этнические китайцы. А “Чжунго” — это Китай не только ханьцев, но всех вышеназванных 56 народов и народностей. И если один из этих 56 народов и народностей засобирается отбыть в полном составе в другое государство, хоть оно и историческая родина им, можно представить себе, какой будет нанесен урон понятию “чжунго”. Одним словом, Китай просто так не согласится на массовое переселение тамошних казахов. Да и сами они также вряд ли захотят полностью перебраться сюда. Ибо многие из них гораздо уверенней чувствуют себя там, чем чувствовали бы здесь. Особенно – в отношении своего будущего.

В Турции, Иране и Афганистане казахов и прежде было немного. Многие турецкие казахи перебрались в разные европейские страны. Те из них, кто остался в Турции, неплохо интегрировались там. Так что для основной части турецких казахов также не стоит ребром вопрос о возвращении в обозримом будущем в полном составе в Казахстан. Иранские казахи постепенно репатриируются на историческую родину. Для их детей требования по русскому языку действительно могут стать серьезным испытанием. Но их пока еще приехало в Казахстан не столь много, сколько еще там остается. Афганских казахов было в стране под таким названием немного. И они все практически уже здесь.

Так что главный контингент оралманов из дальнего зарубежья – это казахи из Монголии. Они, повторимся, образованы, в общем, так же, как казахстанские казахи. А по общему уровню вузов, в которых они учились, если иметь в виду данные за социалистический период, — пожалуй, даже превосходят своих сородичей на исторической родине. Ибо мало кому из нас, казахстанских казахов, в советское время приходилось учиться в институтах и университетах Варшавы, Будапешта, Праги и Софии. А вот многие монгольские казахи не только выучились, но подолгу жили и работали там.

То есть, у них есть не только добротные знания, но и уникальный для казахов опыт жизни. Все они достаточно хорошо владеют русским языком, который являлся основным средством общения всех стран и народов социалистического лагеря. Среди них нередко встречаются не только хорошие специалисты в какой-либо области, но и знают по 5-6 языков. Эти люди без преувеличения представляют собой потенциально большой интеллектуальный капитал для такого молодого, только формирующего свой контингент кадров по международным делам государства, каким является Казахстан. Поэтому я не могу согласиться с досужими мнениями тех, кто ставит под сомнение качество высшего образования, полученного немалым количеством этой категории оралманов.

Другой вопрос, мало кто из них не находит себе применения в тех сферах, где они могли бы принести наибольшую пользу своей вновь обретенной исторической родине совсем не из-за того, что их профессиональная подготовка уступает подготовке местных казахов.

Впрочем, профессиональная невостребованность оралманов наводит на мысль, что такое происходит вовсе не случайно… Или есть какое-то негласное решение, поражающее их в правах в этой части. Иными словами – решение, не позволяющее привлекать их на ответственную должность в системе государственной службы, а также в область международных отношений. Или все эти вакансии распределяются строго между издавна существующими номенклатурными кланами, к которым оралманы в силу известных причин никакого отношения не только не имели, но и просто не могли иметь.

В любом случае, вряд ли такая реальность служит во благо Казахстану. А то, что она указывает оралманам на их неполноценность в качестве граждан нашей страны, — это уж точно. Вот какую проблему надо бы поднять тем, кто действительно болеет за ситуацию казахов-репатриантов в Казахстане.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...