Как наша солярка оказалась дороже американского бензина?!

Ближе к началу лета резко пошли вверх цены на горючее. Причем особенно остро стала проблема солярки. Оно и понятно: идет посевная кампания, в ходе которой главным образом основная нагрузка выпадает на долю техники, работающей на дизельном топливе. В результате в непростую ситуацию попали не только земледельцы, но и также водители автобусов и соответствующие автопарки, обеспечивающие перевозку пассажиров в разных городах Казахстана. Причем, что удивительно, наиболее сложной оказывается ситуация в тех местах, где имеются нефтеперерабатывающие заводы.

В Павлодаре, к примеру, совсем недавно дело доходило до того, что водителям автобусов приходилось выстраиваться в очередь к заправочным станциям чуть ли не с четырех часов утра, чтобы успеть своевременно заправиться и выйти в назначенное время на свои маршруты. Все дело было в том, что в городе солярки остро не хватало. Она, как объясняли хозяева заправочных станций, была на исходе. И такое происходило в Павлодаре, где находится единственный на весь Восточный, Северный и Центральный Казахстан нефтеперерабатывающий завод. Что тут уж говорить о других местах – городах и селах – названных регионов Казахстана, на которые приходится основная часть получаемого в стране урожая зерна.

Впрочем, у нас выращивается на огромных площадях, которые вспахиваются и засеваются с помощью техники, не только зерновые культуры, но и также хлопок. Хлопковые поля расположены в Южно-Казахстанской области. В городе Шымкенте, являющемся ее центром, работает еще один нефтеперерабатывающий завод. Это – ШНОС или “Шымкентнефтеоргсинтез”. Принадлежит он сейчас выкупленной в 2005 году у канадцев китайцами компании “ПетроКазахстан”. Она, кстати, владеет не только этим предприятием, выпускающим нефтепродукты, но и также месторождением Кумколь в соседней южно-казахстанской Кызылординской области. В прошлом году там ежесуточно добывалось 70 тысяч баррелей нефти. Другими словами – почти 3,5 млн. тонн за год. К тому же КННК (Китайской национальной нефтяной компании), являющейся владельцем “ПетроКазахстана”, у нас в стране принадлежит также объединение “Актобемунайгаз”, которое в прошлом году добывало ежесуточно 120 тысяч баррелей нефти. А это – еще почти 6 млн. тонн в год. Другими словами, своего сырья для переработки на “Шымкентнефтеоргсинтезе” их хозяевам должно было бы хватать с лихвою.

Но все же к началу лета горючее оказалось в большом дефиците как в городе Шымкенте, так и во всей Южно-Казахстанской области. Недавно ее аким Нургали Ашимов в публичном выступлении поведал, что цена солярки в регионе поднялась до 150 тенге за литр. Это – заметно дороже стоимости бензина. Понятно, почему именно сейчас оказалась в особом дефиците именно солярка и почему подскочили цены на нее. По стране велись посевные работы. В такую пору солярка, которая обычно дешевле бензина, пользуется повышенным спросом. Это понятно.

И все же не укладывается в голове то, что у нас в стране даже солярка стала стоить дороже, чем бензин в Америке. Вот посудите сами.

В то время, когда Н.Ашимов объявлял о повышении стоимости солярки в Южно-Казахстанской области до 150 тенге, в США галлон бензина не дотягивал еще до 4 долларов. В одном американском галлоне насчитывается 3,78 литра. В пору вышеназванного выступления акима Южно-Казахстанского области на заправках США бензин – кстати, высококачественный, с низким содержанием свинца — продавался в среднем где-то за 3,80 доллара. То есть литр его покупателю обходился где-то за 1 доллар.

А у нас в Шымкенте тогда же солярка продавалась за 150 тенге литр. Другими словами – за 1 доллар и 25 центов в переводе на американскую валюту. Иначе говоря – за доллар с четвертью. То есть, на тот момент наша солярка оказалась на 25 процентов дороже американского высококачественного, соответствующего самым строгим экологическим нормам бензина.

И не надо думать, что в Америке нынче цены на горючее не растут. Еще как растут. Так растут, что преодолевают исторические максимумы. И потребители приходят в шок от темпов роста цен на горючее. И резко сокращают свои поездки в целях экономии.

Тем не менее, цены на горючее у нас оказались такие же, как у них, или даже еще выше. Но ведь средние заработки у них на порядок или раз десять больше, чем у нас. И куда мы с ценами, сопоставимыми с их ценами, придем?!

При этом Америка большую часть потребляемой ею нефти импортирует извне, а Казахстан производит этого сырья гораздо больше необходимого для его внутреннего рынка объема. Тем не менее, по стоимости нефтепродуктов мы догнали богатую Америку, даже перещеголяли ее.

Увы, гордиться тут особенно нечем. История с резким повышением цен на горючее в пору посевных и уборки урожая повторяются с завидной регулярностью вот уже столько лет. Впору сейчас вспомнить выражение: “Мыло да мочало – начинай сначала”. То, какой же тяжестью это ложится на простонародные массы людей, кажется, вообще мало кого из тех, кто наверху, особенно трогает.

Такова реальность нынешнего Казахстана. В Японии, когда самый заурядный банк разоряется, его президент плачет и извиняется перед своими клиентами. Он готов принять любое их решение. У нас те, кто принимает решения, доведя хозяйство страны до ручки своим бездумным хозяйствованием и разорительными тратами, добиваются в качестве результата роста цен на самые необходимые товары до уровня западных. Или даже – и того выше. А когда их укоряют за это, они возмущенно говорят, что-де ими принимаются все необходимые меры. Мол, мы тоже всем сердцем за народ и государство, не зря же нам на самых видных местах вывешены программные лозунги, которые гласят, что главная цель государственной политики – это повышение благосостояния его граждан.

Но откуда взяться благосостоянию, если у нас потребительские цены сопоставимы с американскими ценами или даже выше их, а средняя зарплата раз десять ниже?! Зачем только приплетать сюда видимость заботы о благосостоянии основной массы населения?! Дело-то ясное, как день.

Но в Республике Казахстан, похоже, переменился не только материально-физический мир. У нас, судя по всему, уже смещены даже извечные человеческие понятия. Когда своими действиями делаешь другому очень больно, неуместно возмущаться по поводу того, что кулак себе при этом поцарапал. Лишь дети в раннем возрасте в таких случаях не отдают себе отчета. У нас власть имущие часто напоминают детей. Только вот результаты их деятельности отнюдь не детские.

В 1999 году Казахстан в разгар уборочного сезона остался без горючего. Потому что нефтеперерабатывающие заводы практически остановились вследствие не поступления сырья от добывающих казахстанскую же нефть компаний. Помнится, как тогдашний председатель антимонопольного комитета Н.Радостовец публично оправдывал их, говоря: “У нефтяников сейчас звездный час: цена на сырье с начала года поднялась с девяти до двадцати одного доллара. Они хотят воспользоваться сложившейся благоприятнейшей конъюнктурой на международном рынке. Их надо понимать”. Страна согласилась войти в их положение.

И это продолжается по сию пору, спустя почти десять лет. У нефтяников звездный час продолжается – цена барреля нефти с уровня меньше, чем 10 долларов за баррель, в начале 1999 года выросла до уровня выше 130 долларов сейчас. И страна продолжает входить в положение нефтедобывающих компаний, стремящихся вывозить как можно больше сырья на экспорт в условиях бешеных цен на международном рынке и вновь и вновь оставляющих без нефтепродуктов сам Казахстан.

В результате в посевную кампанию в стране опять разразился дефицит горючего. Нет, на этот раз заводы вроде бы не остались без сырья в прямом смысле. Они, по-видимому, просто не очень заинтересованы в том, чтобы насыщать спрос внутреннего рынка Казахстана. Не зря же правительству, в конце концов, пришлось ввести ограничение на вывоз нефтепродуктов. Но оно на это пошло только тогда, когда ситуация обострилась до предела.

А нефтяники добыли только за первые четыре месяца – январь-апрель — 2008 года 23,568 миллионов тонн сырья. То есть годовая добыча будет порядка 70 миллионов тонн. Заметно больше, чем в прошлом 2007 году. Но мы все также без сырья и без солярки. А правительственные деятели мямлят что-то невразумительное. Ну, не детский сад?!

Раз уж в действительности предполагается проведение такой политики с народом (“нам — бублик, а вам дырка — от бублика”), зачем надо было говорить в свое время о Кувейте и Саудовской Аравии и зачем нынче говорить о том, что, мол, главная цель государственной политики – благосостояние граждан страны?! Ну, чем не дети наши правители?! Ведь это же надо суметь в нефтедобывающей стране с достаточно бедным населением и с тремя нефтеперерабатывающими заводами допустить такое, чтобы горючее стоило дороже, чем в Америке!

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...