Рядом с президентом были люди, знавшие планы Алиева

Почему власти Австрии до сих пор не выдают Казахстану Рахата Алиева и с какой целью его там держат? И была ли в безопасности жизнь Нурсултана Назарбаева в тот момент, когда Рахат Алиев служил в КНБ? На эти и многие другие вопросы “Тасжаргана” отвечает Арат НАРМАНБЕТОВ – полковник КНБ в запасе.

***

– Арат Айнакулович, хотелось бы узнать ваше мнение по поводу того, что экстрадиция Рахата Алиева так долго тянется. В принципе, мы догадываемся о причинах этого, но все равно хочется узнать вашу точку зрения. Поскольку слабые законы, на которые ссылаются власти страны, – неважное объяснение…

– Мне кажется, вопрос вовсе не в законе! Не в том, что австрийские судьи считают, что в Казахстане правосудие необъективное. Да, конечно, есть для этого почва. Но главная причина в том, что Рахат Алиев и Альнур Мусаев – носители огромнейшего объема совершенно секретной информации. Эта информация касается и мобилизационных планов, составленных еще в советскую эпоху. Они знают наш негласный аппарат, то есть нашу агентуру по линии разведки за границей. У нас за рубежом еще с союзных времен остались такие разведчики. Поэтому я склонен к той версии, что именно разведслужбы западных стран очень активно работают с этими людьми. Возможно, главная загвоздка именно в этом. Взять, к примеру, американское Центральное разведывательное управление, там имеются очень большие “мастера” по подобной работе, которые, как говорится, из мертвого могут душу вытрясти.

“Разговорить” им Рахата Алиева и Альнура Мусаева в таком случае будет, как думается, несложно, так как над ними постоянно висит дамоклов меч экстрадиции на родину. Я еще хочу сказать, что эти люди могут знать мобилизационные планы и другие секреты не только наши, казахстанские, но и России! Поэтому они, можно полагать, обладают очень важной информацией в отношении наших и российских внешних источников, нашей всей разведывательной системы и пр.

Эти наши источники с союзных времен работают на нелегальных позициях за рубежом, и их провал для них может закончиться весьма печально. Такие люди, как Рахат Алиев и Альнур Мусаев, могут попросту весь объем подобной информации “слить” западным спецслужбам. Нашу агентуру в данной сложившейся ситуации необходимо в любом случае экстренно выводить с Запада, если уже не поздно, чтобы они не попали под колпак.

– Среди этих разведчиков наверняка есть граждане и других стран?

– Не исключено. Если взглянуть на это с посольских позиций – то это еще можно как-то пережить. У дипломатов есть иммунитет. Но ведь есть еще и разведчики-нелегалы, которые могут быть жителями этих стран, которые также являются нашими негласными сотрудниками! Их число достаточно велико, и в первую очередь под удар могут попасть они.

– А до этих персон бывали ли у нас перебежчики?

– Но такого ранга, как у нас, – бывший председатель и первый зампред КНБ, нигде не было, в т.ч. и в России. У них убегали оперативные работники, резиденты, работавшие за границей, начальники отделов или управлений. У нас же ушли те, кто имел абсолютный доступ ко всем секретам в государстве, ко всей закрытой информации и к нашим оперативным источникам. Они знают в силу своего бывшего должностного положения полные анкетные данные этих людей. Знают всевозможные мобилизационные планы, знают, к примеру, систему ПВО России и Казахстана. Тем более, эти люди были приближенными высшего руководства нашего государства. Они вполне могут быть в курсе общих стратегических разработок России и Казахстана по странам СНГ, ШОС, ДКБ и т.д.

– Ведь в подобных случаях обычно принимаются экстренные превентивные меры в государственном масштабе, чтобы каким-то образом уменьшить нанесенный ущерб! Да и вообще, как же так получилось, что у нас в государстве появились перебежчики такого высокого ранга?

– Здесь дали промашку, в первую очередь, наши спецслужбы, в том числе и Служба охраны президента. О намерениях этих двух лиц они должны были, в силу своих служебных обязанностей, знать еще несколько лет тому назад и принять упреждающие меры. Ведь речь идет о заговоре против нашего президента и угрозе его жизни. С такими делами шутить нельзя. И вообще, зачем тогда эти органы нам нужны. Может быть, только для похищения ни в чем не повинных людей?

– Хотелось бы уточнить, насколько возможно было использование Рахатом Алиевым чартерных авиарейсов? Мог бы он для решения личных дел, перевозки секретных материалов без ведома Астаны воспользоваться прямым рейсом из Вены в Алматы и обратно?

– Насколько я знаю, он так зачастую и летал. И по служебным, и по личным делам. У него были не только чартерные рейсы, но и, как говорят, целая авиакомпания, а значит, и собственные самолеты. При желании он мог увезти целый архив, его, как сообщалось в прессе, уже конфискованный личный ТУ-154 способен поднять груз в десятки тонн.

– Насколько реально то, что у него в стране остались пособники? Например, некоторая информация, которую Рахат Алиев запускает в Интернет, совсем уж свежая. Как это можно объяснить, неужели наши спецслужбы не могут выявить этих людей?

– Было бы странно, если бы у Рахата Алиева не оказалось таких сообщников здесь. Они наверняка финансируются не только из-за границы, но и имеют внутреннюю подпитку. Задача наша состоит в том, чтобы этих людей побыстрее выявить. С одной оговоркой, что если они не совершают противоправных действий. Эти люди могут продолжать представлять для всех нас, для нашего руководства весьма большую опасность. То, что сейчас говорят, будто бы теперь Рахат Алиев не опасен – это глубокое заблуждение. Он человек богатый, а деньги, как говорится, делают все… Кстати, на стороне Рахат Алиева могут оказаться и геополитические интересы Запада. Если СССР развалился, то это вовсе не означает, что борьба между Западом и постсоветскими государствами прекратилась. Борьба за лидерство в мире между Россией и США продолжается. А мы всегда шли в фарватере России.

– Не могу не задать такой вопрос: когда надо бороться со злом, наши спецслужбы борются с нами, с “Тасжарганом”. Была слежка за сотрудниками газеты, стреляли в окна редакции. Теперь вот взрывное устройство подложили в машину главного читателя нашей газеты Ермурата Бапи. Весь парадокс состоит в том, что после подачи заявлений в ДКНБ г.Алматы никакой реакции не было. Прошло пять дней, и мы провели пресс-конференцию, на следующий день на нас подал заявление в суд человек, который следил за Ермуратом…

– Как бывший сотрудник спецслужб хочу сказать, что на такие чрезвычайные происшествия органы КНБ должны реагировать незамедлительно, а не так, чтобы как вы рассказали, их сотрудники отказались принимать от вас само взрывное устройство. Не дай бог, конечно, но если бы, к примеру, кому-нибудь из руководства “Казправды” подложили такую бомбу, то этих злоумышленников, поверьте мне, давным-давно уже бы разыскали и посадили. В союзные времена весь КГБ подняли бы на ноги в связи с таким чрезвычайным происшествием! Вы – независимая газета такого же ранга и работаете вполне легально. Заявление вы передали, и они должны были все силы бросить на то, чтобы расследовать это дело досконально. Я считаю, что это, пока по делу не внесена полная ясность, является покушением на теракт.

Больше того, такие действия сотрудников КНБ сами могут подпасть под уголовное преследование. За преступную халатность или бездействие. По данному факту незамедлительно нужно было возбуждать уголовное дело! Могло произойти так, что не только Бапи мог оказаться объектом действий этих злоумышленников?! И с самого начала это дело должен был расследовать КНБ, и только в последующем, после выяснения всех обстоятельств по делу, передать его в полицию, если оно ему было не подследственно.

– Кстати, до нас дошла информация о том, что вы написали заявление на имя Назарбаева… о чем?

– Да, я обратился с таким заявлением. Если помните, я судился с Рахатом Алиевым по его заявлению после убийства Алтынбека Сарсенбаева. По поводу этого дела я и обратился к самому президенту. Недавно получил ответ от него с резолюцией, чтобы компетентные органы тщательно разобрались с фактами, изложенными в моем заявлении. Его передали для проверки Агентству по борьбе с коррупцией и финансовыми нарушениями, или, как в народе говорят, – финполу. Они в настоящее время проводят расследование.

– А вы верите, что финпол объективно расследует это дело, что там не остались люди Алиева?

– Я знаю, что финпол после уголовного дела по “Нурбанку” подвергся определенной “чистке” – кого-то уволили, кого-то посадили. Поэтому надеюсь, что они в настоящее время все объективно рассмотрят. Тем более что в ответе президента на мое заявление есть указание во всем тщательно разобраться.

– Вы можете ответить на наш прямой вопрос: все эти годы, пока в КНБ работал Рахат Алиев и Альнур Мусаев, президент был ли защищен от всякого рода покушений?

– Да, действительно получается такой парадокс. Вроде бы у президента имеется мощная защита в лице СОПа и КНБ. Но, тем не менее, угроза всегда находилась рядом с ним. Государству грозил переворот. Перевороты не совершаются так просто. В нашем случае была опасность, что узкая группа высокопоставленных лиц могла нанести точечный удар конкретно по одному или нескольким лицам во власти. В этой связи надо прямо сказать, что угроза эта представляла опасность в первую очередь для президента. Конечно, здесь не идет и речи о том, что в этот заговор была вовлечена наша армия. Но надо отметить, что наши органы в лице КНБ, СОП и МВД не получили об этой угрозе упреждающей информации. Причем на протяжении ряда лет. А ведь это их прямая обязанность. Получается – полный абсурд. В связи с чем напрашивается логический вывод: в этих органах могли знать обо всем, но почему-то упорно молчали. Остается только у них самих спросить – почему? Вот в чем главная проблема! Я думаю, что наш президент до сих пор на это не обращает внимания. А жаль!…

“Тасжарган” № 20 (97) от 28 мая 2008 г.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...