В чем отличие отношений к государственному языку в Казахстане и Украине?!

В чем причина того, что из пятнадцати государств постсоветского пространства серьезная проблема с языком титульной нации есть только в Казахстане и Кыргызстане? Это — самый интригующий вопрос в том, что касается вновь и вновь и самым активным образом обсуждаемой языковой тематики в нашей стране. Некоторые склонны объяснять такую реальность тем, что, мол, казахи и кыргызы в советское время были наименее урбанизированными титульными нациями в союзных республиках, поэтому в последующем они в традиционно русскоязычных городах своих стран тоже императивным образом вовлекались в русскоязычие. Возможно, отчасти это так и есть. Но только отчасти.

Ведь что тут еще примечательно. Русскоязычными были города не только в Казахстане и Кыргызстане, но и также, скажем, в Украине, не говоря уже о Белоруссии. Во всяком случае – восточно-украинские областные центры и сама столица в лице Киева. Они по сию пору остаются преимущественно русскоязычными, если иметь в виду простонародные массы горожан. Это очень хорошо видно по передачам украинских телеканалов на украинском же языке. Журналисты говорят по-украински, а те из публики, кого они просят высказать мнение по тому или иному вопросу, обычно привычным образом излагают свои мысли или свои точки зрения на “великом и могучем русском языке”.

К примеру, недавно по украинскому спортивному каналу довелось увидеть интервью с Олегом Блохиным, в ходе которого он рассказывал, как он в 1975 году, выступая в составе киевского “Динамо”, забил, обойдя четверых защитников команды соперников, гол в ворота мюнхенской “Баварии”. Этот запомнившийся многим надолго случай имел место в матче, где встречались обладатели Кубка кубков и Кубка чемпионов Европы. Рассказывая о своем удачном проходе, завершившемся взятием ворот, О.Блохин говорил только на русском. Он даже не вворачивал отдельные украинские слова. А журналист обращался к нему по-украински. При этом легендарный футболист говорил по-русски с заметным украинским акцентом. То есть О.Блохина отличала такая же речевая манера, по которой он запомнился болельщикам со всего Советского Союза и теперь уже постсоветского пространства с середины 1970-х годов. Тогда у многих сложилось впечатление, что ему привычнее говорить по-украински. Но выясняется, что он обычно говорит по-русски. Но это, видимо, такой русский язык, на каком говорят в Украине. Скажем – в Киеве.

Впрочем, те, кто бывает в украинской столице, могут подтвердить, что на улице там большинство людей говорит на русском языке. При этом русские слова, бывает, перемежаются словами украинскими. В общем, русская речь местного и приезжего отличаются друг от друга. Но все-таки и то, и другое – русская речь. Вместе с тем во всех государственных учреждениях и присутственных местах на ходу украинский язык. В гостиницах, к примеру, инструкция по противопожарной безопасности на украинском и английском языках.

Одним словом, как только вы вступаете в какие-нибудь правоотношения, вас встречают на государственном языке. Только тогда, когда становится ясно, что вы украинским даже пассивно не владеете, принимающая сторона может перейти на русский язык. То есть, в славянской, говорящей в значительной своей части по-русски Украине достаточно сильно проявляется воля государства, которое довольно настойчиво подвигает человека к использованию государственного языка. Любой чиновник считает делом чести защищать интересы родной “мовы” с государственным статусом. Более того, он, начиная с обладателей самых высоких постов, не гнушается совмещением продвижения украинского языка с одновременным препятствованием свободному использованию русского языка в сфере правоотношений. К примеру, президенту Украины В.Ющенко приписывается высказывание о том, что-де Россия завершается там, где заканчивается русский язык.

А как же в Казахстане? Об этом даже в казахской газете, цитируя одно отечественное русскоязычное издание, пишут так: “Например, в Казахстане говорить исключительно по-казахски в деловых и политических кругах этой страны – едва ли не дурной тон. Соответственно, на русскоязычные СМИ есть спрос” (“Туркiстан”, июнь). Такая ситуация представляется очень обидной для казахов, воспитанных в духе уважения к национальной культуре.

Но, с другой стороны, именно в ней, пожалуй, и кроется имеющая большое функциональное значение разница в отношении к своему государственному языку в Казахстане с одной стороны и в Украине, с другой. Ведь это очень похоже на правду, когда говорят, что казахская речь влачит существование во второстепенной роли в Казахстане, где она является по закону государственным языком, постольку, поскольку она мало интересует именно казахскую национальную административную и предпринимательскую элиту. Более того, она как бы стесняется ее так, будто речь идет о бедном и неотесанном родственнике, приехавшем из глубинки.

Да, казахский язык главным образом ассоциируется с выходцами с сельских мест. Такие люди и составляют основную массу поборников интересов государственного языка. Они и есть основные его носители. Но поскольку это не есть верхняя страта социального строя казахского общества, в положении государственного языка мало что меняется с течением времени. Понятно, отчего волнует состояние казахского языка простонародное большинство его носителей или низовые массы казахского общества. Для этой массы людей он — родной язык, главное олицетворение их культуры, основное средство самовыражения, символ национальной идентичности.

Совсем другое отношение к нему со стороны казахской высшей административной и предпринимательской элита. Она у нас совсем не такая, какая есть в Украине. Там власть имущие подвигают простонародные массы к все более активному использованию языка титульной нации. У нас же ситуация в этом смысле складывается с точностью до наоборот. У нас простонародные казахские массы пытаются подвигнуть власть имущих к исполнению своего долга по отношению к государственному языку. Естественно, что, образно говоря, “воз и поныне там”. Ибо одно дело, когда власть делает дело с осознанием всей его необходимости для нее самой и для всей страны. И другое – когда она делает вид, что делает дело. Другими словами – создает видимость деятельности. А чего не захочет элита, того не захочет и вся страна. Так оно и водится.

Казахская элита во втором и третьем поколении, которые составляют костяк нынешнего казахстанского истеблишмента, на 90-95 процентов состоит из людей, выросших в русскоязычных городах и привыкших, по меньшей мере, свысока смотреть на язык и культуру народа, из которого им выпало произойти. Отсюда, видимо, и проистекает та реальность, о которой упоминалась в вышеприведенной цитате – “говорить исключительно по-казахски в деловых и политических кругах этой страны – едва ли не дурной тон”. То, чем в Украине гордятся власть имущие, то, к чему они там подвигают других, простых людей, в Казахстане представителям властной элиты не любо, не по душе. Почему – это уже другой вопрос.

А главное в рассматриваемом случае – это то, что представители административной и предпринимательской элиты в Казахстане не играют ведущей роли в продвижении государственного языка в обществе и государстве. Не играет потому, что не желают делать этого. Активно не желают. Эмоционально не желают. А эмоции, как говорится, такая вещь, что они или присутствуют или отсутствуют. Третьего не дано. И тут уже, по-видимому, ничего не поделаешь.

За прошедшие восемнадцать лет со времени, когда закон, объявивший казахскую речь государственным языком, их не словесная, а действительная позиция к казахскому языку и определили полный и безусловный его провал в качестве государственного языка. Сейчас то, что казахская элита практически совершенно не нуждается в казахском языке именно как в средстве общения и получения информации, как в важнейшем составном элементе необходимой для всякого человека естественной культурной среды, уже очевидно. В этой реальности и кроется главная причина того, почему же при социализме и отсутствии у Казахстана конкретного суверенитета казахский язык в общественно-политической жизни пользовался куда большим спросом, чем сейчас, когда он уже имеет статус государственного языка всеми в мире признанного независимого государства.

Новости партнеров

Загрузка...