“Принуждение к миру”. Взгляд из Грузии

Какой только информации сегодня не передается в масс-медиа о ситуации в Южной Осетии. Но даже, несмотря на то, что в основном превалирует точка зрения РФ, казахстанцы имея доступ к различным источникам, все же могут составить более менее правдивую картину о происходящем, поскольку и CNN, и Sky news и Fox news сообщают о позиции грузинских властей. Впрочем, как с одной, так и с другой стороны льётся поток пропагандисткой информации. Но узнать, что же на самом деле происходит в Тбилиси, несмотря на сложности, как оказалось, все же возможно. Говорят, что если людей свела вместе журналистская работа, то эта связь длится долго. Так получилось и сейчас. Несмотря на то, что еженедельник “Новое русское слово” (евразийская версия) давно закрылся, работавшие в нем корреспонденты из разных республик СНГ по-прежнему откликаются на зов коллег. Так и журналист из Грузии Этери Какабадзе, сумела найти возможность ответить на письмо и рассказать о тех страшных подробностях, о которых многие, по вполне понятным причинам, предпочитают умалчивать.

Этери Какабадзе: “… Земля была усеяна телами. Там были и военные и наши местные”

Когда тбилисцы встречаются утром, спрашивают друг у друга: “Что бомбили”, а расставаясь желают друг другу “мирной ночи”. Внешне ничего не напоминает, что страна находится в состоянии войны, — Тбилиси живет вроде бы обычной жизнью. Но все равно что-то не так. Улицы стали малолюдными, в фешенебельных магазинах опустели витрины, в супермаркетах стремительно стали исчезать продукты, хлебзаводы не успевают выпекать хлеб. А в транспорте единственная тема разговора “что с нами делают эти русские”, как мы умудрились спровоцировать войну с Россией и пойдут ли они на Тбилиси или не пойдут.

И главная примета войны – очередной поток беженцев, которые прибывают и прибывают в столицу. Они идут из зоны грузино-осетинского конфликта, ставшей зоной военных действий, где у них уже не осталось ничего. Говорят, что грузинские села сожжены почти дотла, а те, кто не смог уйти, убиты. Одна из беженок, прижимая к себе двоих детей, рассказывала, что они выбирались из Тамарашени почти по трупам: “Земля была усеяна телами. Там были и военные и наши местные”.  Она вытирает слезы и в сердцах бросает: “Кому было нужно разжигать эту войну. Худо-бедно 15 лет мы жили в относительном мире с осетинами. А что нам делать теперь? Как возвращаться и вернемся ли мы когда-нибудь туда?”. Ей никто не ответил.

А русские, выплеснувшись из зон конфликта в Южной Осетии и Абхазии, давно “охватили” всю страну своей операцией по принуждению к миру и беспрепятственно гуляют по городам и весям пешком и на танках, а в воздухе ястребами кружат русские истребители и бомбардировщики. Кажется, что Россия решила испытать на маленькой Грузии всю свою военную мощь. Сейчас ей уже никто фактически не противостоит – грузинская армия отведена “на исходную позицию” после того, как президент Грузии в одностороннем порядке объявил о прекращении огня. Россия, чуть помедлив, последовала примеру грузинской стороны, ничем не рискуя. Ее войска теперь без единого выстрела берут один город за другим. Надо отдать должное российским военным – они не трогают мирное население, даже не вступают с ними в контакт. За них это делают осетинские боевики и наемники с Северного Кавказа. Это на их совести тот масштаб мародерства, который ужасает даже видавших горячие точки иностранных журналистов.

Ребята из “Рейтер” на своем бронированном автомобиле удавалось зайти дальше всех коллег. Они рассказывали, как осетины расправлялись с мирными жителями уже в селах за пределами зоны грузино-осетинского конфликта. Они видели, как те врывались в дома и брали все, что попадалось под руки, а тех, кто оказывал сопротивление либо избивали до полусмерти, либо убивали.

У российских военных же особая миссия – все это время они заняты “демилитаризацией” агрессора. Все военные и стратегические объекты, в том числе и в Тбилиси, по нескольку раз методично подвергались бомбардировке с воздуха. В Поти были уничтожены все военные корабли ВМС Грузии и сторожевые катера береговой охраны, военная база в Сенаки, в Вазиани, военный аэродром в Марнеули. Российские бомбардировщики не обошли ни один объект, который представлял хоть какую-то ценность с военной или стратегической точки зрения.

Но больше всего досталось Гори, родине Сталина, где располагались сразу две современные военные базы и новый военный госпиталь. Город стоит в руинах. Есть жертвы как среди мирного населения, так и среди журналистов.  Именно в Гори, исходя из того, что это ближайший населенный пункт к зоне грузино-осетинского конфликта, был открыт медиа-центр и сюда съезжались не только местные, но и зарубежные журналисты, чтобы “добывать” информацию с передовой.  Сколько журналистов погибло за эти восемь дней войны, никто не знает. С официальной статистикой дела обстоят неважно. Если она и есть, к примеру, о 175 погибших, то в нее мало кто верит. Говорят о тысячах. Отчасти слухи о большом количестве погибших и пропавших без вести подтверждает и официоз — правительство Грузии пытается добиться от российской стороны открытия гуманитарного коридора, чтобы вывезти из зоны боевых действий убитых и раненых. Ведутся переговоры и об обмене пленными. Пока безрезультатно.    

Новости партнеров

Загрузка...