Для других нефтедобывающих стран проблема – куда вложить деньги, а для Казахстана – где их взять

Некоторое время тому назад было распространено сообщение о планах Исламского банка Катара, крупнейшего из действующих в соответствии с шариатом заимодавцев этой страны района Персидского залива, запустить Исламский банк в Казахстане, чтобы воспользоваться ее подстегиваемым нефтью экономическим ростом. Собирается он делать это вместе с правительством РК.

Пока план, по утверждениям занимающихся его реализацией кругов, находится на “самых первоначальных этапах” и предприятие может располагать стартовым капиталом в $100 млн.

Казахстан, несмотря на то, что он переживает непростые времена, продолжает оставаться привлекательной для финансовых инвесторов страной. Правда, теперь им больше интересуется не европейские и вообще западные, а средне-восточные банки.

Казахстанская экономика в $100 млрд. росла в среднем на 10 процентов в год, начиная с 2000 года, когда нефтяные цены взлетели, вызывая строительный бум и подстегивая спрос на товары и услуги. Сейчас, правда, ситуация изменилась. Экономический рост станет, возможно, складываться в среднем на уровне, который вдвое меньше уровня, который был привычен с начала этого десятилетия до начала прошлого года. Напомним, что за названный период ВВП страны увеличивалось в среднегодовом выражении на 9-10 процентов. Но теперь времена изменились.

В январе-апреле индустриальный рост в Казахстане замедлился, поскольку выпуск стали, железной руды сократился в ключевых промышленных регионах, и нефтяное производство отметило спад в апреле 2008 года. Итоги полугодия, пожалуй, ничуть не прибавляют оптимизма в этом смысле. К тому же в августе наметилась довольно заметная тенденция к значительному снижению цен на нефть на международных рынках. И она пока сохраняется. Еще месяц назад, в середине июля, нефтяные цены находились на рекордных высотах на уровне $147, и это позволило поддержать экономику и найти возможность выплатить часть его внешнего долга. Но вскоре они снизились до трехмесячного минимума ниже уровня $115. Более того, временами эти цены оказываются ниже планки $110. Это оказывает дополнительное давление на экономическое состояние страны.

Официальные данные показывают, что крупнейшая центрально-азиатская экономика стала показывать признаки слабости с середины 2007 года, когда глобальные проблемы с ликвидностью начали задевать банковский сектор.

От себя добавим, что банковский сектор вкупе со строительной отраслью до названного выше срока занимали положение лидеров экономического развития в Казахстане. На этой позиции с 2005 года до середины 2007 года они подменяли традиционных лидеров экономики РК – компании нефтяной отрасли.

В 2005-2006 г.г. темпы роста добычи нефти, составлявшего в 1999-2004 г.г. в среднегодовом измерении 15%, заметно упали. Так, в 2005 году показатели производства выросли на 5,8%, а в 2006-м – всего на 1,6%. Это был самый низкий за все время после застойного 1998 года результат. Как следствие, за указанный 2-летний период заметно замедлились темпы увеличения объемов промышленности и вывозимых товаров. Так, экспорт за этот срок вырос на 2,8%, индекс прироста в промышленности составил 5,9% .

При этом показатели строительной отрасли и банковско-финансового сектора увеличились почти на 40%. Другими словами, в условиях замедления темпов роста показателей в нефтяной отрасли роль локомотива развития экономика Казахстана, призванного удержать уровень увеличения ВВП на отметке 9-10%, взяли на себя строительные фирмы и банки. Это подтверждается следующим выводом тогдашнего вице-премьера – министра экономики и бюджетного планирования РК А.Мусина, сделанным в начале 2007 года: “Данные две отрасли обеспечивают в настоящее время около 50 процентов роста экономики”.

Он оценивал такую ситуацию как очень серьезный перекос, способный дать толчок серьезным негативным последствиям. Время таких последствий пришло. Причем очень быстро. На их результаты и указывает вышеназванная публикация из индийского издания.

Оно и понятно.

Впрочем, за беспристрастными цифрами негативных последствий – не только ухудшение общей социально-экономической ситуации. За ними – конкретные человеческие драмы и сломанные судьбы. Особое внимание привлекает то, в какую же ситуацию попали многие дольщики в жилищно-строительных проектах.

Одним словом, экономическая, а вместе с ней и социальная ситуация складывается сейчас весьма непростая. Официальные представители публично доказывают, что страна сумела выдержать испытания, что банки второго уровня в основном справляются с задачей выплаты текущих платежей по внешним долгам, что, мол, непогашенных в срок кредитов в портфелях у них не много – порядка 2,7 процента от общего числа по состоянию на начало июля.

У международного рейтингового агентства “Standard & Poor\’s” представления на этот счет выглядят еще более пессимистически. Оно утверждает, что цифры казахстанских кредитов с просроченными платежами при отчетах занижаются. То есть вроде как имеют место привычные с советских времен явления. Очковтирательство и показуха. Также “Standard & Poor\’s” предсказывало еще в конце апреля падение показателя роста казахстанской экономики ниже уровня 4 процентов. Что, как считается, должно оказывать дальнейшее давление на качество активов казахстанских банков. Теперь уже вкупе со снижающимися ценами на нефть и нестабильностью на маршрутах экспортирования этого сырья из Казахстана на международные рынки. То, к какому же результату может привести такое двойное давление, зависит еще от способности правительства, вернее, Национального банка поддерживать стабильный обменный курс для своей валюты – тенге. В прошлом году, в самом конце августа он ненадолго упустил из виду эту ситуацию, и доллар резко подорожал против национальной валюты. Но с прошлогоднего сентября курс тенге к доллару остается стабильным. Где-то на уровне 120:1. Однако ситуация все равно остается непростой. Особенно – на взгляд международных рейтинговых агентств.

Одним словом, сейчас, казалось бы, не самые лучшие времена для реализации новых банковских проектов в Казахстане.

Однако, по-видимому, не все так считают. Свидетельство тому – большой интерес банковских структур из стран района Персидского залива к реализации новых начинаний в Казахстане.

Спрос на банковские услуги и инвестиции, которые согласуются с запретом шариата на проценты, увеличился, когда нефтяные деньги хлынули в страны района Персидского залива. Согласно данным расположенного в Малайзии Совета Исламских финансовых услуг, активы глобальной исламской финансовой индустрии под управлением расширяются на 15 процентов в год и могли достичь 1 триллиона долларов.

Исламский банк Катара 20 апреля текущего года сообщил, что показатель прибыли в первом квартале вырос на 69 процентов и достиг $125 млн.

По идее, в условиях, когда меньше, чем за десять лет, цены на нефть выросли в 14-14,5 раза (по состоянию на середину июля нынешнего года), было бы уместно ожидать наплыва нефтяных денег и в Казахстан и того, что страна стала бы искать, куда бы их вкладывать для извлечения еще больших доходов. Находиться в такой ситуации было бы чрезвычайно выгодно тогда, когда в мире имеет место кризис ликвидности.

Но, увы, на всем Среднем Востоке и в Центральной Азии, судя по недавнему отчету соответствующего регионального департамента МВФ, один только Казахстан сейчас жестоко страдает от кризиса ликвидности, тогда как другие нефтепроизводящие страны региона извлекают из этой ситуации пользу для себя. Немалую пользу. Золотовалютные резервы стран Среднего Востока и Центральной Азии, по данным отчета МВФ, сейчас близки к отметке в $1 триллион. В основном такой результат получается, надо полагать, за счет достижений нефтедобывающих государств региона. Их золотовалютные резервы стремительно растут. То же самое происходит в соседней России. Она, пережившая меньше чем 10 лет тому назад жесточайший финансовый кризис, сейчас входит в тройку стран с самыми крупными в мире золотовалютными резервами.

У такого же нефтедобывающего Казахстана они вновь и вновь сокращаются за счет изъятий оттуда для стабилизации ситуации на финансовом рынке страны. Мало того, поднимается вопрос об использовании накоплений Национального (нефтяного) фонда для поддержки банковского сектора.

В общем, Казахстан не сумел извлечь выгод из благоприятнейшей для нефтедобывающих стран ситуации на международном рынке. Более того, он сам жестоко страдает от нее.

Новости партнеров

Загрузка...