Между русскими и казахами, как и прежде, нет поводов для возникновения антагонизма

11 августа этого года в интервью корреспонденту РИА “Новый Регион” идеолог Евразийского союза молодежи, философ Александр Дугин заявил так: “Я думаю, если дружественные нам страны, такие как Казахстан и Белоруссия, вдруг от нас отвернуться, этих стран больше не будет существовать. Это произойдет, если они не поддержат нас не только морально, но и военным образом. Их военные силы автоматически должны перейти к России и воевать на ее стороне”. Он также сказал, что не допускает возможности, чтобы Казахстан и Белоруссия заняли позицию Грузии и США. Его такие высказывания на фоне продолжающегося конфликта между Россией и Грузией вызвал изрядный резонанс на Западе. Американский еженедельник “Ньюсуик” в своем последнем номере опубликовал статью, где говорится так: “То, что беспокоит соседей России теперь, — это то, что беспорядочный распад Советского Союза оставил миллионы этнических русских в затруднительном положении в других постсоветских государствах. Украина на 17 процентов состоит из этнических русских; Латвия и Эстония – почти на 40 процентов; Казахстан – на 26,1 процента. И есть признаки того, что Кремль систематически дотягивается до этих русскоговорящих сообществ через ряд щедро финансируемых культурных программ, предназначенных для подъема мягкой власти России в регионе”. Другими словами, тут имеется, надо полагать, в виду то, что этнические русские в некоторых постсоветских республиках могут использоваться Москвой, при необходимости, как инструмент давления на их политические руководства. Особенно — в такой непростой ситуации, какая сейчас складывается на постсоветском пространстве в виду фактически начавшегося юридического распада СНГ. Тот же А.Дугин оценивает ее и порождаемую ею необходимость жесткого выбора так: сегодня для всего мира настал момент истины: кто из государств решит до конца стоять за Россию, а кто – за США.

В российском общественном мнении Беларусь и Казахстан рассматривались и рассматриваются как наиболее дружественные России государства. Этим, видимо, и объясняется то, что А.Дугин полагает, что именно они не должны посметь отвернуться сейчас от Москвы. В противном случае, как считает он, эти страны перестанут существовать. Видимо, подразумевается, что они распадутся как государства. Но даже допустить, что это действительно возможно, остается вопрос: как такой распад на деле может или должен произойти? Конечно, нас в контексте такого разговора интересует вариант, касающийся Казахстана.

Распад Советского Союза привел к тому, что 6 миллионов русских в Казахстане превратились во вторую по величине русскую диаспору в ближнем зарубежье, после украинской, чья численность оценивалась в 11 миллионов. По переписи населения, проведенной в 1989 году, они, составляя 37,9 процентов народа Казахстана, являлись здесь вторым по численности этносом после казахов (39,7%).

В северных, прилегающих к Российской Федерации областях, они практически везде составляли тогда более половины населения. А представители коренной национальности, казахи, — меньшинство. К примеру, в 1980-ых годах в Костанайской области их доля была равна всего 18 процентам. А русские, а также украинцы и немцы составляли порядка 80 процентов. А в таком крупном городе, как Рудный, сопоставимом по численности населения с областным центром, доля казахов исчислялась тогда единичными процентами. Примерно такая же этническая демографическая картина была характерна и для тогдашней Северо-Казахстанской области.

Также русское население преобладало тогда в находящейся в центральной части республики Карагандинской области, а также по всей той восточной части Казахстана, находящейся за правым берегом Иртыша. То есть на больших пространствах республики русские составляли в те годы подавляющее большинство. В качестве средней цифры их доли там можно назвать 67 процентов.

То есть в Северном и Центральном Казахстане, а также в тогдашней Восточно-Казахстанской области русские, а также представители родственных им славянских народов и немцы составляли, по меньшей мере, две трети населения. В начале 1990-ых годов такая этническая демографическая ситуация давала западным наблюдателям основание предсказывать наихудший вариант развития событий.

Для Запада, а именно для ее великих держав такая опасность не представлялась перспективой, которую они могли бы игнорировать. Ибо, если бы тогда возник реальный русский сепаратизм в названных регионах, Республика Казахстан едва ли оказалась в состоянии что-то реальное противопоставить ему с тем, чтобы сохранить свою территориальную целостность. Далее же события стали бы, наверное, развиваться так, что могли бы оказаться под вопросом уже заключенные западными транснациональными компаниями контракты по освоению нефтегазовых месторождений Казахстана. Это – с одной стороны.

А с другой стороны, западные державы, давшие гарантию сохранения территориальной целостности Казахстана при его отказе от ядерного оружия, могли оказаться в весьма щепетильной ситуации в случае появления реального русского сепаратизма в названных выше регионах. Ведь великие державы на то и великие, что их обязательства должны выполняться.

Но в 1990-ые годы, несмотря на множество прогнозов на Западе, предсказывавших вспышку русского сепаратизма на севере и востоке Казахстана, между русскими и казахами не было серьезных столкновений. Но вместе с тем тогда же исследователи, основываясь на опросах и интервью, отмечали, что русские в Казахстане пребывают в состоянии неуверенности в завтрашнем дне и нарастающего социального дискомфорта. Однако при этом, как утверждали те же исследователи, были далеки от массовых организованных выступлений.

Но сейчас, как это можно заключить из появляющихся на Западе публикаций на эту тему, ситуация складывается иная. Их авторы проводят мысль, что нынешняя Россия, в отличие от России в 1990-ых годов, активно работает с диаспорами в постсоветских государствах. Для русских, проживающих в бывших союзных республиках, большой моральной, раскрепощающей поддержкой явилось заявление президента Д.Медведева о готовности защитить российских граждан, где бы то ни было.

Одним словом, на Западе есть готовность попугать такие постсоветские республики, как Украина и Казахстан, тем, что-де Кремль проводит в своих интересах работу с их этнически русским населением. Особенно – Украину. В той же публикации из еженедельника “Ньюсуик”, цитату из которой мы приводили выше, вопрос ставится так: не окажется ли следующим Крым?! Имеется в виду – после Южной Осетии.

Но вместе с тем западные эксперты по-прежнему вполне отдают себе отчет в том, что между русскими и казахами, как и прежде, нет никаких поводов для возникновения антагонизма. В отличие от официального Киева, официальная Астана наступления на позиции русского языка у себя в республике не предпринимает.

Конечно, много говорится об укреплении позиции казахского языка. Даже действует проводимая государством программа по переводу делопроизводства на государственный язык в государственных органах управления и областях. Но на деле все это означает всего лишь налаживание переводов документов, по-прежнему составляемых на русском языке, на казахский язык. Немецкая исследовательница Беате Эшмент в статье “Проблемы русских Казахстана — этничность или политика?”, опубликованной в журнале “Диаспора” (№2-3, 1999 год), объяснила причину такого подхода следующим образом: “казахская руководящая элита… состоит из обрусевших русофилов и поэтому идет навстречу национальным казахским требованиям лишь настолько, насколько это действительно необходимо. Новые законы, специально касающиеся этнических вопросов, производят впечатление выдержанных в духе разума и терпимости (по сравнению с другими постсоветскими государствами). Приобретение гражданства не связано, как в Прибалтике, с какими-либо условиями, русский язык сохраняет особое значение”. С тех пор в этом смысле мало что изменилось.

Государство по-прежнему в основе своей остается русскоязычным. Его политика уделяет большое внимание укреплению и углублению межнационального мира и согласия. Поэтому в Казахстане едва ли возможна такая ситуация, какая складывается в Крыму, где русскоязычное население выступает против политики президента Украины В.Ющенко. Поэтому то беспокойство, о котором говорит журнал “Ньюсуик”, едва ли является актуальным для Казахстана.

Новости партнеров

Загрузка...