Особенности национального перевода, или Несколько слов о реформистском зуде

Сплошная хананизация

Каким нонсенсом на фоне социально-экономических преобразований являются новый словарно-лингвистический подход к государственному языку страны, большинству наших граждан разъяснять не приходится. Порой, читая все эти вывески, указатели и т.п., думаешь, где же таких горе-филологов отыскали? К примеру, отказались от слова “аэропорт” в пользу “әуежай”, но слово “аэромобильный” перевели не иначе как “аэроұтқыр”. Или вот другие примеры: казино – ойынхана, кофейня – кофехана, туалет – дәретхана, пивной бар – сырахана и т.д. А эти уместные и неуместные хананизмы, видимо, связаны с кое-какой патологией. Наверное, этим хананизмам произвольно не будет конца-краю, пока не остановятся поклонники хананизации в стране.

Кто позволяет язык народа коверкать так, что даже преподаватель казахского языка в начальных классах не без горечи говорит, что, пытаясь прочитать роман Мухтара Ауэзова “Путь Абая”, увы, не все в нем понимает. Или вот другой пример. В сугубо казахской семье муж просит жену позаниматься с дочкой (кстати, ученицей казахской средней школы) казахским языком. Супруга с недоумением в голосе спрашивает: мол, а сам-то на что, ведь окончил казахскую школу? А тот ей отвечает: “Сейчас язык какой-то непонятный. Не то что объяснить, я его понять не могу”. Представляете, коренные казахи перестали понимать свой родной язык! Что тогда о других говорить.

Кустарное словотворчество

Знать язык нашего прошлого – это очень хорошо. Честь и хвала таким людям. Но не стоит забывать, что это история. А историю надо изучать, исследовать и сохранять, а не выдергивать и вставлять из 500-тысячного тюркского словаря не совсем подходящие на сегодня термины.

Соответствие языка духу и требованиям времени с его востребованностью должны быть одним из основных критериев в этой области. Однако о каком соответствии можно говорить, вчитавшись внимательно в таблички-указатели на дверях кабинетов в отечественных медицинских учреждениях? Право, изложенные обозначения наталкивают на мысль, что немало в нашей стране примеров кустарного словотворчества. Опять же “емхана” – это поликлиника, больница, стационар (как вам будет удобней). Далее. Привычное для всех слово “массаж” переводится как “ұқалау”, а процедурная – ел қабылдау бөлмесі (буквально “приемная для народа”). Лаборатория как “зертхана”, аптека – дәріхана. Наверное, заметили, что и тут без хананизма не обошлись. Долго, видимо, думали и над казахской интерпретацией слова “гардероб”. В общем, удумали следующее: “сыртқы киімді шешу орыны” (буквально “место для снятия верхней одежды”).

Но апофеозом всего вышеперечисленного бесспорно являются слова “эвакуация” и “эндоскопия”. Первое перевели как “адамдарды әкету” (буквально “уносить людей”, правда, почему-то без каких-либо комментариев куда и зачем), а второе – “дүрбімен ішті қарау бөлмесі”, что в буквальном смысле означает “рассмотрение внутренностей в бинокль”. То ли переводчик попался любитель, то ли нас всех, то бишь народ, держат за дураков. А представляете, что творится в гинекологии и урологии?.. Да, пора остановить вакханалию в словотворчестве!

Великий и могучий

Чтобы быть более понятным широкой русскоязычной аудитории приведу такой вот пример. Представим документ о конкурентоспособности отечественных продуктов питания его экспорта со значением конъюнктуры внутреннего и внешнего рынка будь он составлен сегодня в старорусском стиле: “Вкушая снеди сготовляемой смердами нашими и выставляемо в рядах обжорных дабы торговать сим, то потребляема снедь не токмо людом нашим, но и гостями заморскими. Посему полагаю сия снедь поставляти и торговати не токмо в обжорном ряду нашего града, но и в страны заморския, дабы пополнити казну государственныя и имя прибытку к люду торговому. Засим диакон приходу замского с челобитныя”. Где-то приблизительно в таком стиле преподносят нам сегодня “новоказахский” язык. Это к тому, что сегодняшние новшества в государственном языке, привносимые очень активно за последнее десятилетие не совсем понятные самими казахам в терминах из лексики прошлого, скорей более соответствует упомянутой выше эпохе. Но ни в коей мере духу и степени сегодняшних реалий.

Пожалуй, нам пора брать опыт России в области современного языковедения. Не называют же, в конце концов, они солдата ратником, хотя это былое сугубо им принадлежащее. Не называют же они мигрантов возвращенцами, а лидера зовут лидером, а не как у нас “көш басшы” (буквально “голова кочевья”).

И естественным результатом является то, что русский язык популярен, коммуникабелен, вобрав в себя и латынь, и греческий, и тюркоязычные слова. Занимает как язык международного общения девятое место в мире среди тысячи и тысячи других языков планеты. И надо полагать, поэтому приезжающие в Казахстан не только специалисты, но и сотрудники дипломатических миссий предпочитают русский язык казахскому.

До чего язык доведет?

Казахстан – реально продвинутая страна. Много ли стран на постсоветском пространстве, которые могут на равных конкурировать с ней. А народ наш, хвала Создателю, достаточно грамотен и образован. Путь Казахстана (об этом талдычат народу со всех трибун): попасть в число пятидесяти конкурентоспособных стран мира, рост благосостояния населения, внедрение передовых технологий, инновации и нанотехнологии. Главой государства успешно продвигается евразийская политика развития Казахстана. А учащиеся школ, колледжей и вузов получают образование на уровне мировых стандартов. Но откуда же тогда появляются такие оригинальные переводчики со своеобразным мышлением? И почему те, кто находится на вершине властного Олимпа, старательно избегают эту проблему?

И вот с подобного рода нововведениями, неимоверно усложняющими изучение казахского языка, мы говорим сегодня о будущем делопроизводстве на государственном языке. По закону физики, чем меньше сила трения, тем больше скорость. Применительно к языковой политике хотелось бы оставить в неприкосновенности термины, заимствованные из других языков. Учитывая не только многонациональность нашей страны, но и ее прогрессивное начало в центрально-азиатской части планеты. Но нет, мы же почему-то, вопреки здравому смыслу, наоборот, усложняем, а порой и вовсе доводим до абсурда.

Словом, при подобном дальнейшем раскладе в языковой политике страны с псевдовозрождением языка мы рискуем добиться эффекта так называемого в медицине “плацебо”. В наш рыночный век, где девиз делового человека “время – деньги”, казахский язык, возможно, станет дежурным, так, для галочки. В силу своей законодательной особенности. Какому бизнесмену придет в голову убивать свое время и тратить усилия на изучение документа на государственном языке, где слово “спонсор” переводится как “демеуші”, рентабельный – күлтокпе, конкурент – теңдессіз и т.д. И подобных терминов, к сожалению, не перечесть… Я – казах, и мне, как казаху, будет стыдно и больно, что мой язык, язык моих предков, в троерядье языков всегда будет третьим и не всегда необходимо востребованным.

Даже в ономастику и топонимику вхожие слова “Алма-Ата” посредственного уровня переводчики переиначили как “Алматы”. На вопрос на казахском языке: “Бара жатқан жеріңнің аты қалай?” — “Алма-аты”. То есть по грамматике два образующих слова, а основу переименования взяли за древнюю монету, где чеканщик (откуда ему ведомы правила правописания) как на слуху, так и чеканил. И сейчас вместо двукрылого и благозвучного “Алма-Ата” невразумительно незначащее “Алматы”, а для англоязычных так вообще “Almaty” — “Алмати”. В таких ситуациях хочется сказать: “Уважайте историю нашего недавнего прошлого!”. Не в эпоху той монеты сформировался қазақ, как народ и государство. Не в эпоху царизма, когда был Верный – центр киргизо-кайсацкой орды, а в эпоху становления Алма-Аты, как столицы единой нации и государства.

“Tempora mutantur et nos mutamur in illes” – эти слова многие века назад произнес Цицерон: “Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними”. Если сегодняшние новаторы и дальше будут заниматься псевдореставрацией языка, то тщетны все их помыслы и потуги, ибо в тяжбе с Его Величеством Временем идущий ему наперекор неизменно терпит крах.

Из русско-казахского словаря:

Анархия – ауа жайылу

Камера (автомобильная) – желторсық

Балкон – қылтима

Ванна – астау

Душ – шаптырма

Стюардесса – аспансерiк

Велосипед – шайтан-арба

Новости партнеров

Загрузка...