Салимжан Мусин: “Я выполняю указание прокурора”

“Дело Кулекеева”

Выполнить указание главного транспортного прокурора адвокату Жаксыбека Кулекеева едва не помешал его помощник Еркин Шарипов, выступающий на судебном процессе в качестве государственного обвинителя. В среду он возразил против ходатайства Салимжана Мусина о допросе свидетелей стороны защиты, бывших и нынешних сотрудников АО “Пассажирские перевозки”, которые имели самое непосредственное отношение к конкурсу по закупу товаро-материальных ценностей для нужд КТЖ.

Как уже сообщалось, следствие обвиняет президента КТЖ в лоббировании интересов ТОО “Бест-АСТ”, от которого он якобы получил взятку в 100 тыс. долларов.

Так вот, гособвинитель сказал на судебном заседании, что необходимости в допросе свидетелей защиты нет, тем более что адвокат, написав около 30 жалоб в прокуратуру, ни в одной из них не заявлял этих свидетелей.

В свою очередь, ему возразил адвокат подсудимого: “Есть указание центрального регионального транспортного прокурора финансовой полиции, где в пункте 4 он прямо говорит: установить и допросить лиц, причастных к проведению конкурса по государственным закупкам, проводимого АО “Пассажирские перевозки”. То есть, я практически выполняю указание прокурора. О том, что мы не заявляли ходатайство, это тоже не соответствует действительности. При допросе г-на Кулекеева в качестве подозреваемого мы заявляли подобное ходатайство”.

Судья Нуржан Жолдасбеков отклонил возражения прокурора и удовлетворил ходатайство адвоката.

Почему возражал Еркин Шарипов, отчасти можно догадываться, вдумавшись в показания свидетелей стороны защиты.

В среду перед судом предстали шесть сотрудников КТЖ, и все имели самое непосредственное отношение к злополучному конкурсу. Двое из них: вице-президент АО “Пассажирские перевозки” Жанат Кусаинов и другой вице-президент этого же предприятия Султан Табынбаев являлись председателями конкурсной комиссии по госзакупкам. Первый, правда, до своей добровольной отставки, которая случилась 5 апреля 2008 года, второй – после него.

Другие свидетели: Мирас Сагиденов, Берик Сыздыков, Ляззат Мукушева и Серик Молдамбаев были членами этой комиссии.

Все шестеро в один голос заявили, что ни сном, ни духом не ведают о ТОО “Бест-АСТ”, что такое предприятие вообще не то, чтобы участвовать в конкурсе по закупу дезинфекционных препаратов, — даже заявку никогда ни на один подобный конкурс не подавало.

В связи с этим возникает вопрос: а был ли вообще “Бест-АСТ”? Если да, то не та ли самая это фирма, которую агентство по борьбе с экономическими и коррупционными предприятиями создало специально, чтобы поймать за руку Кулекеева, о чем в конце апреля на пресс-конференции говорил главный борец с коррупцией Сарыбай Калмурзаев? Это — первое.

Второе – никого из названных лиц следствие финансовой полиции ни разу на допрос не приглашало. Согласитесь, странной кажется избирательность г-на Урманбетова в выборе свидетелей.

В ходе судебного разбирательства все свидетели утверждали, что ни Жаксыбек Кулекеев, ни Руслан Местоев никакого давления при определении победителя конкурса по дезпрепаратам на них не оказывали, не просили о предпочтении к ТОО “Бест-АСТ”. Более того, все они никогда никаких личных контактов с президентом КТЖ не имели и не могли иметь в силу служебной субординации, а Ляззат Мукушева, начальник отдела АО “Пассажирские перевозки”, призналась, что видела г-на Кулекеева только по телевизору.

После допроса свидетелей суд приступил к стадии исследования уголовного дела. Лист за листом, из 18 томов в среду было исследовано 2 тома.

Внимание журналистов во втором томе уголовного дела привлекли два документа: заявление представителя ТОО “Бекет-АСТ” Кенжеболата Такеева и постановление, вынесенное по нему руководителя следственной группы АБЭКП Дамира Урманбетова.

4 апреля 2008 года первый просит: “Мне разъяснены права, предусмотренные статьей 100 УПК РУ. В связи с тем, что мне применяется угроза со стороны неизвестных мне лиц, прошу обеспечить мне безопасность как свидетелю по настоящему уголовному делу”. Второй постановляет: “Обеспечить Такеева мерами личной безопасности в виде временного помещения в безопасное место сроком до решения по делу о суде”.

Судя по тому, что сторона обвинения не может (или не хочет?) обеспечить явку свидетеля Такеева на судебный процесс по сей день, видимо, сотрудники финполиции поняли текст постановления в прямом смысле. Такеев, проживающий в селе Домбаровское Оренбургской области, “выползет” на свет из безопасного укрытия лишь после вердикта суда. В Казахстане он вряд ли уже появится.

Новости партнеров

Загрузка...