Арыстанбек Мухамедиулы (в прошлом Алиев): “В двадцатке мировой культуры мы уж точно”

Правда, это если брать по разрезу: чем удивить изысканную публику в Карнеги-холе, Ла-Скала и Эрмитаже

“Ведь погиб как Герой Гондураса,
а журналюги в своих газетенках напишут:
“Пьяный попал под лошадь”.

“Властелин колец. Перевод от Гоблина”

“Сфера, о которой в последнее время мы подзабыли на фоне глобальных кризисов и глобальных падений”, — ввел в тему заседания “АйтPARKа” Нурлан Еримбетов, модератор дискуссионного клуба. Речь пошла о культуре – от изящного искусства до театра и эстрады. Гостем клуба был Арыстанбек Мухамедиулы, ректор Казахской национальной академии искусств имени Т. Жургенова.

\"\"

Представляя гостя “АйтPARKа”, Нурлан Еримбетов долго перечислял его звания и прошлые места работы (руководитель Президентского оркестра, вице-министр культуры и информации, завсектора Администрации президента). Однако широкой общественности этот человек стал известен из-за курьеза со сменой фамилии, о чем сообщила газета “Время”. Так Арыстанбек Мухамедиулы (в прошлом Алиев) стал еще и ньюсмейкером – человеком, вызвавшим интерес СМИ. Данный случай в какой-то степени “помог” гостю “АйтPARKа”, которого давно приглашали в клуб, найти время для участия в заседании.

Чтобы внести ясность с фамилией ректора академии искусств, г-н Еримбетов уже в начале заседания попросил его исчерпывающе ответить на интересующие журналистов моменты.

“С большим уважением отношусь к фамилии Алиев”, — подчеркнул г-н Мухамедиулы. Публикацию в газете “Время” он назвал “большим уроком в жизни”, потому что не ожидал, до чего могут “переформатировать” слова в умелом журналистском коллективе. Автор материала при этом кивает на редактора, мол, тот имеет полномочия переделывать текст так, как считает правильным. В итоге найти крайнего очень сложно. В суд на тему защиты чести и достоинства экс-Алиев подавать не собирается, но впредь в общении с представителями масс-медиа будет предельно осмотрительным. “Благодарен журналисту за то, что тот напомнил: в жизни надо быть внимательнее”, — отметил он.

Для Арыстанбека Мухамедиулы с детства идеалом был Бауржан Момышулы. Независимость Казахстана повысила среди казахов интерес к своим корням, поэтому он давно хотел поменять фамилию “под героя” Великой Отечественной войны, взяв для этого имя своего отца. Гость “АйтPARKа” заметил, что с однофамильцами вообще много курьезов и рассказал серию историй. То Аскар Сулейменов, публицист, сценарист заказывает в советское время такси в Дом писателей, а диспетчер говорит: “Мы вас Олжас Сулейменов хорошо знаем”. То Аким Ашимов отправляет пьесу для издания, а люди ищут актера Асанали Ашимова, чтобы отдать гонорар.

“У нас сейчас поиск идет, чтобы как-то было узнаваемо в мире”, — определил тенденцию насчет фамилий г-н Мухамедиулы. В свое время, когда он участвовал в международных мероприятиях, то если на столах казахстанской делегации таблички с его фамилией не оказалось, значит, ее нужно искать в делегации из Азербайджана (обычно ее ставили туда).

За 17 лет независимости в Казахстане поменялось 11 министров культуры. Г-н Еримбетов, сам культуролог, поинтересовался у гостя дискуссионного клуба, не слишком ли это часто для столь деликатной сферы: “Для меня частая смена министров говорит о том, что этой сферой может управлять кто угодно и сколько угодно”. Арыстанбек Мухамедиулы связывает происходящее с транзитным периодом государственного строительства, когда система управления ищет оптимальный вариант работы на поле культуры. Он привел шутку Дюсена Касеинова, который тоже был министром культуры, что чем больше людей занимает данный пост, тем больше в стране культурных людей. Ведь главному лицу по культуре в государстве по работе необходимо идти в театр, на балет, интересоваться книгоиздательством и другими аспектами функционирования культуры. Г-н Касеинов выражал ироническую надежду, что может в ходе аппаратных пертурбаций ведомство культуры будет присоединено к “КазМунайГазу” и тогда у него исчезнут проблемы с финансированием.

Модератор “АйтPARKа” поднял тему культурного развития и вкусов представителей государственного руководства от уровня областного акима и выше. “Насколько мы являемся заложниками его вкусов?”, — задался он вопросом. Когда Нурлан Еримбетов отвечал за культуру Кызылординской области, в регион приезжал человек “уровня чуть выше министра”. Чтобы его приятно удивить, музыканты вышли в соответствующих нарядах и под гитары спели песню “Бессаме мучо”. Высокому гостю понравилось, и он сказал: “Классная песня. Из кинофильма “Москва слезам не верит”.

В советское время в ГИТИС и во ВГИК был конкурс 100-120 человек на место. “Хочется, как ректору, чтобы был ажиотаж”, — заметил по поводу конкурса руководитель Академии искусств. Возглавляемое им учебное заведение является многопрофильным. Есть свои лидеры: на актерский факультет, эстрадный вокал и продюсерское мастерство 5-6 человек на место. Ну а факультеты вроде художественной живописи и декоративно-прикладного искусства 1,5 человека на место. Когда балерина по закону может выйти на пенсию в 58 лет, а средняя зарплата 40-45 тыс. тенге в месяц, есть повод подумать о выборе профессии.

Чтобы улучшить качество выпускников Академия имени Жургенова заключает международные договора с лидерами в сфере искусства. Так, по анимации ведется сотрудничество с Национальным университетом искусства Южной Кореи (Сеул), по балету с Академией танца имени Ваганова, по живописи с Национальной высшей школой изящного искусства (Париж).

“Могу с гордостью сказать, что наше искусство на высоком уровне. В двадцатке мировой культуры мы уж точно”, — подчеркнул Арыстанбек Мухамедиулы. Когда стали разбираться, что именно подразумевается под этим тезисом, то гость “АйтPARKа” указал на фактор “удивить изысканную публику”. В Карнеги-холе, самом престижном месте для выступлений в мире, казахстанским исполнителям рукоплескал весь зал. “Ладно, человек сто там из Казахстана (работники посольства, студенты, туристы), но ведь остальных 2,5 тысячи не заставишь рукоплескать насильно”, — пояснил он.

Аналогичная ситуация в Эрмитаже, где выставлялся Золотой воин в зале Аполлон. Первоначально выставка планировалась на десять дней, но потом, по просьбе Михаила Пиотровского, директора музея, ее продлили на два месяца и люди все время шли и шли. Король Испании Хуан Карлос II в ходе визита в Астану был удивлен, что сугубо испанские музыкальные вещи можно исполнить на домбре и баяне благодаря мастерству исполнителей.

“Арике живет в мире чистого искусства”, — объяснил взгляд ректора Академии искусств г-н Еримбетов. У модератора свой критерий попадания в группу культурных лидеров. Это когда 70% в бюджете средней семьи будет уходить на книги, кино, театр, балет (в общем – на личностное культурное и духовное развитие), а не продукты питания и коммунальные услуги.

Механизмом улучшения ситуации с культурой на местах Нурлан Еримбетов видит “местное управление в области культуры”. Сейчас получается так, что на аул в 200 дворов могут выделить 5-6 млн. тенге. Только потратить эти средства разрешено лишь на топливо для сельского клуба, ремонт его кровли и тому подобные хозяйственные вещи. А ведь люди на местах знают, что такой-то их житель – хороший домбрист, но у него нет качественного инструмента, такая-то девочка поэтесса, однако компьютер они ей купить не могут. В результате “деньги вбухиваются огромные, но результата нет”.

Новости партнеров

Загрузка...