Я помню, как все начиналось (о СИИР и деятельности Инвестиционного фонда Казахстана)

Проблема диверсификации экономики Казахстана, судя по всему, достаточно четко понималась создателями Стратегии индустриально-инновационного развития РК на 2003-2015 годы. Отойти от сырьевой направленности экономики и перейти на высокотехнологичные рельсы — это единственный способ дальнейшего устойчивого развития Казахстана и повышения конкурентоспособности Казахстана в системе мировой экономики.

Но скоро сказка сказывалась, но не скоро дело делалось. Точнее, сказок об индустриально-инновационном развитии рассказывалось нашему народу и мировому сообществу очень много, но дела не то, чтобы делались \»не скоро\», а не делались вообще — в принципе. Так или иначе, ни один верный постулат и ни одна задача Стратегии индустриально-инновационного развития Казахстана так и не была выполнена. Хотя прошло уже почти половина срока на выполнение Стратегии (с 2003 по 2015 гг) и есть основания полагать, что, к концу срока эта Стратегия так и останется на бумаге. Даже с учетом недавних корректировок.

Почему так произошло, можно понять на примере Инвестиционного фонда Казахстана, который является, пожалуй, одним из самых главных проводников и непосредственных реализаторов Стратегии индустриально-инновационного развития РК (далее — СИИР или Стратегия).

Напомним, что АО \»Инвестиционный фонд Казахстана\» был создан 30 мая 2003 года Постановлением \»Правительства Республики Казахстан 501 в рамках реализации Стратегии индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2003-2015 гг.

Цель Фонда.

Целью деятельности Фонда является содействие в реализации индустриально-инновационной политики Республики Казахстан посредством осуществления и привлечения инвестиций в проекты перспективных организаций, оказания финансовой поддержки инициативам частного сектора в несырьевом секторе экономики

Да, цель Инвестиционного фонда звучит красиво и впечатляюще. Только вот все это время Инвестиционный фонд Казахстана (далее — ИФК или Фонд) занимался чем угодно, но только не реализацией этой красивой цели и задач СИИР. В результате десятки миллиардов тенге были просто разбазарены на мелкие, посредственные и совершенно неинновационные проекты. В результате государству нанесен значительный финансовый ущерб, а Стратегия индустриально-инновационного развития и цели ИФК пылятся на полках менеджеров институтов развития и ее реализаторов.

Основная проблема Инвестиционного фонда — это абсолютно нецелевое использование имеющихся средств. Напомню, что средства Фонда должны были быть направлены исключительно на реализацию целей и задач СИИР. Однако из финансированных проектов лишь один-три можно назвать действительно инновационными проектами (правда с натяжкой). О чем думал Зейнулла Какимжанов, когда разбазаривал \»высокотехнологичную\» Стратегию на создание \»левых\» производств — соков и нектаров (!), силикатного кирпича (!!), мебели (!!!) и так далее — лично мне осталось совершенно непонятным.

Есть один принципиальный момент, который я хотел бы уточнить.

Так называемые институты развития с самого начала своей деятельности совершали одну и ту же ошибку. Им, почему-то, обязательно хотелось бы получать какую-то прибыль и вообще рентабельность своих институтов развития они ставили во главу угла. Кажется, все правильно.

Но, на самом деле, все обстоит совершенно иначе. Институты развития были созданы не для того, чтобы обязательно получать прибыль и быть рентабельными. Ведь даже самому плохому экономисту, понятно, что достижение прибыли можно было бы достичь без необходимости \»городить огород\» вокруг СИИР — просто на уровне развития реального сектора экономики. Институты развития, на самом деле, были созданы исключительно для того, чтобы содействовать реализации Стратегии индустриально-инновационного развития.

А это, если подумать, на самом деле — совершенно разные задачи (но об этом — позже и подробнее — в следующих материалах)!

Наши совершенно несостоятельные топ-менеджеры просто не в состоянии понять , что мебель, бетон или рыба — это все частная инициатива, которая должна решаться на уровне простых рыночных отношений. А цели и задачи СИИР — это уже инициатива государственная. То есть, институты развития должны были решать проблемы государства через создание высокотехнологических производств, а они занимались только тем, что решали проблемы своих родственников и знакомых по созданию цехов по производству тары, упаковки или кирпича.

Поскольку содействие в реализации СИИР — это изначально затратная схема, которая не должно окупаться, но должна вылиться в создание индустриально-инновационной инфраструктуры Казахстана. С последующим периодом окупаемости и рентабельности. Одним словом, наши стратеги не поняли совершенно элементарную вещь — не институты развития должны быть рентабельными, а многочисленные инновационные компании и производства (в будущем), созданные на основе их первоначальной деятельности.

Здесь я хотел бы заострить внимание на совершенно простых вопросах:

1. Зачем нужно было весь этот \»огород городить\» с СИИР и институтами развития, если речь идет просто о расширении мелкотоварного производства типа мебели, бетона и рыбы?

Может Зейнулла Какимжанов, на самом деле, думал, что надо сначала угробить десятки миллионов долларов на создание СИИР и функционирование целых семи нянек инновационного развития, чтобы через одну из нянек выделить жалкие три миллиона долларов для создания \»упаковочной продукции для пищевой и фармацевтической промышленности\»?

С момента своего создания Инвестиционный фонд Казахстана профинансировал 35 проектов на сумму 34,2 млрд. тенге. Но имеют ли отношение эти проекты к целям и задачам СИРР?

Ответ простой: по большей части не имеют.

Давайте рассмотрим подробнее (но не слишком подробно для экономии времени) это проектный список.

Вот проект АО \»Уркер косметик\» \»Расширение производства товаров косметики и бытовой химии в количественном и ассортиментном составе и на \»использования современных методов маркетинга и брендинга\» (причем здесь маркетинг и брендинг — вообще непонятно!) на сумму 2,8 миллиардов тенге. Какое отношение это имеет к СИИР и к целям ИФК?

Есть два проекта по ловле и переработке рыбы (!!!) на общую сумму 4 миллиарда тенге. С каких пор ловля и переработка рыбы стала инновационным производством в области электроники, нефтехимии и т.д. (см. первоначальный вариант СИИР)?

Конечно, не обошлось и без конъюнктуры — строительства. Хотя строительная отрасль это совсем отдельная задача, которая не входит и не должна входить в цели и приоритеты СИИР и ИФК. Однако З.Какимжанов не пожалел средства СИИР в размере нескольких десятков миллиардов тенге на производство (чего бы вы думали?) \»клеенных деревянных конструкций\» (которое красиво и для затуманивания мозгов названо \»высокотехнологичным\», извести, силикатного кирпича и ячеистого бетона (тоже весьма \»высокотехнологичных\» продуктов!), изделий из шерсти (здесь в области \»высокотехнологичности\» японцы просто отдыхают), \»нового транспортного направления\» для ускорения доставки грузов от АО \»Досжан Темир Жолы\» (без комментариев), упаковки для пищевой промышленности (без \»высокотехнологичных\» комментариев).

И так далее в том же духе (цитата):

24. АО \»SMS Engeneering\»

Суть проекта: Восстановление существующего производства, улучшение качества выпускаемой продукции путем закупа дополнительного оборудования, запуск линии по выпуску кубовидного щебня.

Стоимость проекта: 2,2 млрд.тенге.

25. АО \»Гидроизоляция.kz\»

Суть проекта: Обеспечение казахстанского рынка и рынков соседних регионов качественными современными кровельными и гидроизоляционными материалами.

Стоимость проекта: 500 млн. тенге.

26. АО \»ЭкоПродуктГруп\»

Суть проекта: Модернизация действующего плодоконсервного завода — дальнейшее развитие производства по плодоовощной переработке и расширение ассортимента продукции.

Стоимость проекта: 2,4 млрд.тенге\».

И т.д. и т.п.

Не правда ли Инвестиционный фонд Казахстана поставил перед собой ну уж очень высокотехнологические задачи в полном соответствии со Стратегией индустриально-инновационного развития Казахстана на 2003 — 2015 гг?

Есть только один проект, который можно назвать высокотехнологическим проектом: \»Строительство завода по производству поликристаллического кремния по технологии Сименс, мощностью 2 500 тонн поликристаллического кремния в год, на территории Индустриального парка в г. Астана\»

Вот цитата: \»Фонд проинвестирует 17,5 млн. долларов США в строительство завода по производству поликристаллического кремния по технологии Siemens, мощностью 2500 тонн поликристалического кремния в год. Проект планируется реализовывать в индустриальном парке, в г. Астана. Партнерами фонда по реализации данного проекта являются АО \»Банк Развития Казахстана\», Kun Renewables, Lancaster Industrials. Общая стоимость проекта составит 388,7 млн. долларов США

И это почти все что \»родил\» ИФК за все годы своего существования: проект, который только планируется в индустриальном парке Астаны!

Что касается самой схемы Сименс по производству поликристаллического кремния, то, несмотря на то, что эта технология используется на 70% всех \»кремниевых\» предприятий, эта технология уже устаревшая. Сейчас ей на смену приходят более энергосберегающие и инновационные технологии. Которые уже сейчас занимают 30% рынка, а в недалеком будущем займут и все 100%.

Точнее, не 100%, а 99,9999%. Поскольку в будущем в Казахстане начнет свою долгожданную работу завод по производству поликристаллического кремния, основанный на \»устаревшем\» реакторе Сименса. Впрочем, З.Какимжанов как \»топ-менеджер\» мог всего этого и не знать.

Не слишком ли пусто для СИИР в исполнении ИФК? Неужели такой менеджерский маразм называется эффективным управлением?

За всем этим \»лесом\» леса, мебели, упаковки, рыбы, косметики, я, например, в принципе не вижу того, о чем говорилось в Стратегии индустриально-инновационного развития и для чего собственно создавался Инвестиционный фонд Казахстана.

На реализацию Стратегии индустриально-инновационного развития Казахстана были затрачены огромные средства. И здесь Инвестиционный фонд Казахстана выступал как главный финансовый инструмент продвижения высокотехнологичных индустриальных и инновационных проектов и идей. Путем долевого и неконтрольного участия ИФК должен был выступить как главный финансовый локомотив для создания будущей инновационной экономики.

Какой там локомотив! За годы своего существования Инвестиционный фонд Казахстана превратился в контору \»Рога и копыта\». Для выбивания средств из кошелька своего клиента — государственного бюджета Казахстана. Что позволяло З.Какимжанову жить на широкую ногу, красиво отдыхать, красиво гулять и красиво хвастаться своей дорогой бюжетерией, купленной на деньги Стратегии индустриально-инновационного развития.

Поскольку, увы, за все годы своего существования Инвестиционный фонд Казахстана не реализовал ни одного проекта! Чем занимался все эти годы Зейнулла Какимжанов как \»топ-менеджер\» — совершенно непонятно. Полная несостоятельность главы ИФК как руководителя финансового сектора индустриально-инновационного развития Казахстана становилась все очевиднее.

В казахстанском реальном секторе экономики в начале нового века почти отсутствовали адекватные рыночные механизмы, которые способствовали бы перетоку все большего объема инвестиций не обрабатывающие, а в высокотехнологичные и инновационные сектора экономики. Как раз Инвестиционный фонд и должен был выполнить задачу по изменению русла инвестиционных потоков в сторону индустриализации и инновационности. Однако вместо этого Зейнулла Какимжанов переводил часть финансовых потоков в виде активов ИФК в совершенно противоположную сторону — в сторону неиндустриальных и неинновационных проектов вроде производства мебели, переработки рыба и изготовлению тары. При этом даже эти задачи Зейнулла Какимжанов за годы своего руководства и при наличии огромных средств на счетах ИФК так и не выполнил в полной мере.

Казахстан, хотя и поздно, но спохватился. \»Топ-менеджера\» Зейнуллу Какимжанова, бездарно разбазарившего средства СИРР на мебель и \»ячеистый бетон\», наконец, выгнали из Инвестиционного фонда Казахстана. А задачи финансовой подпитки индустриально-инновационной инфрастуктуры Казахстана так и остались не выполненными. Все деньги ушли на сторону.

Это так называемый топ-менеджмент по-казахски. Когда совершенно невменяемые казахстанцы рядятся в тогу \»топ-менеджеров\» и своей бездарностью разоряют страну. Однако в Казахстане все-таки есть топ-менеджер, который пока спасает страну. И имя этого топ-менеджера легко назвать: Нефть. Именно мистер Нефть является главным и самым профессиональным экономическим \»топ-менеджером\» казахстанской экономики. Именно Нефть как экономический и финансовый топ-менеджер позволяет затыкать огрехи, пробелы и полную несостоятельность наших казахстанских горе-управленцев. Именно нефть как великий топ-менеджер позволяет Казахстану, при всем уровне коррупции и всеобщего разбазаривания, пока еще держаться на плаву.

З.Какимжанов из тех казахстанских топ-менеджеров, которые ни на одну тенге не обогатили Казахстан, но разорили страну на многие миллионы. Да, тратить они умеют! И здесь ларчик секрета казахстанского топ-менеджмента состоит в том, что его просто нет.

Зейнулла Какимжанов как истинный \»топ-менеджер\» не умеет и не любит управлять. Но он умеет и любит \»рулить\». А в результате такого \»руления\» многие проекты и стратегии Казахстана, в конце концов, оказываются на обочине дороги — в кювете.

В свое время, когда З.Какимжанов был министром госдоходов РК он умудрился потратить почти 90 миллионов долларов на выпуск даже не новой, а просто обновленной (!) версии Налогового кодекса. Эти деньги ушли якобы на иностранных специалистов, но куда на самом деле ушли эти деньги и чем занимались иностранные специалисты — совершенно непонятно. То же самое получилось и с Инвестиционным фондом. Деньги вроде ушли на проекты, но куда ни на самом деле ушли и почему так и нет ни одного индустриально-инновационного проекта (одни только планы на бумажных носителях) в рамках ИФК — тоже остается неясным.

Когда завершал этот материал (в конце прошлой недели) в журнале \»Бизнес и Власть\» вдруг обнаружил интервью нового руководителя ИФК некоего Максата Кабашева (покопался в Интернете, но не нашел о нем каких-либо серьезных данных).

Я уже говорил о 35 проектах ИФК. По словам М.Кабашева \»В соответствии с этими графиками в ИФК за 2005-2008 годы должно было поступить платежей на сумму около 3 млрд. тенге. Реально мы получили только 390 млн. тенге\», \»немалые деньги налогоплательщиков, инвестированные в ИФК, принесли убытки в размере 7,5 млрд. тенге

Это к вопросу об эффективности и рентабельности Инвестиционного фонда, который не только проигнорировал цели СИИР, но и умудрился просто разбазарить своим средства без отдачи. За годы своего существования ФК вообще обесценился в два раза, как утверждает М.Кабашев: \»ИФК при первоначальной стоимости своих инвестиций в 32,1 млрд. тенге сегодня реально стоит 15-16 млрд. тенге\».

Далее Максат Кабашев констатирует печальные итоги деятельности ИФ (цитата):

Фонд либо должен стимулировать такие производства, компенсируя свои затраты, либо получать прибыль. Ни того ни другого в результате деятельности ИФК не произошло. Из 32 проинвестированных в 2004-2007 годах компаний нет ни одного нормального производства. Фонд совместно с партнерами ничего не построил, не создал, он лишь вложил госсредства в мелкие предприятия, которые, в принципе, в те годы мог профинансировать частный бизнес, поскольку денег на рынке было достаточно. К примеру, в портфеле фонда доля проектов по производству стройматериалов зашкаливает за 30%. Получается, когда формировался портфель ИФК, не учитывалось, что сотни компаний в стране были нацелены на этот сегмент, на рынке недвижимости надувался пузырь, все об этом знали, и, несмотря на все это, институт развития пошел в этот сектор. Сегодня эти компании стоят без каких-либо перспектив. Получается, что стратегическая цель — получение новых, высокоэффективных, конкурентоспособных предприятий — не достигнута. Государственные деньги, к примеру, были вложены в производство крышек для пивных бутылок, которое сегодня простаивает и находится на грани банкротства. И самое обидное, что деньги могут быть потеряны навсегда

В свою очередь новый руководитель ИФК предлагает некоторые свои способы решения проблем ИФК: \»В новых правилах фонда прописаны жесткие условия и требования к соблюдению принятых акционерами компаний обязательств. Мы отменили 9-процентный опцион. Дешевых денег больше нет. Работники фонда не получают зарплаты ни в одной компании, что исключает конфликт интересов. Сейчас мы реализуем несколько инвестпроектов, куда наши партнеры вкладывают живые деньги. Например, фонд вкладывает $19 млн., партнер — $70 млн. И всем ясно, что предприниматель вкладывает собственные средства, разделяет с нами риски, берет на себя большую ответственность, нежели фонд. В любом случае хотим отметить, что государство в лице ИФК будет использовать все рычаги для того, чтобы вернуть деньги\».

В принципе Максат Кабашев говорит вроде правильно. Может Инвестиционный фонд после разрушительного \»топ-менеджмента\» Зейнуллы Какимжанова и реабилитирует себя и свою деятельность. И, конечно, отрадно видеть, что новое руководство Инвестиционного фонда вроде, судя по интервью, понимает настоящие задачи СИИР.

Однако возникает справедливый вопрос: не слишком ли поздно?

Ведь времена изменились. Времена легких и дешевых денег действительно прошли. Казахстан имел сотню возможностей реально приумножить свои богатство и повысить реальное благосостояние своих граждан, однако не смог реализовать ни одной их этих возможностей.

С 2000 по 2007 гг (период лавинообразного роста цен на энергоносители) Казахстан имел все шансы через СИИР и ИФК создать полноценную индустриально-инновационную и финансово-экономическую инфраструктуру.

Однако этого не случилось и время преступно было упущено. Многочисленные какимжановы, масимовы и прочие \»топ-менеджеры\» элементарно разбазарили все богатства страны. Так и не сумев воспользоваться предоставленными им возможностями.

Кипы договоров и меморандумов, сотни и тысячи договоров о намерениях, горы бумаг и планов, сотни миллионов впустую растраченных средств и ни одного реально работающего инновационного производства — все, что смог родить Инвестиционный фонд Казахстана.

Теперь нам остается наблюдать, что сможет сделать новое руководство Инвестиционного фонда Казахстана до оставшегося срока — 2015 года, когда формально завершится Стратегия индустриально-инновационного развития.

Доживем до 2015 года и посмотрим, кто в этот год станет наши главным экономическим топ-менеджером: останется ли им пожилой и богатый \»мистер Нефть\» или бразды топ-менеджмента возьмет на себя молодой и перспективный \»господин Индустриально-инновационный Казахстан\»…

Что касается самого З.Какимжанова, то нет сомнений, в том, что он найдет себе новое пристанище по пустому разбазариванию денег из государственного бюджета с нулевым эффектом. Благо деньги пока еще есть.

Новости партнеров

Загрузка...