День Республики: воспоминания о 1990 годе

События 1990 г. все больше покрываются дымкой истории. Всего лишь через год, в 2010 г., исполнится двадцать лет Декларации о государственном суверенитете. А тогда осенним днем 25 октября 1990 г. Верховный Совет Казахской ССР принял этот рубежный политический документ. Однако история пишется не только в залах заседаний. До этого были митинги за суверенитет республики. Митингам предшествовали жаркие споры в политических клубах. Восемнадцать лет назад прежние неформалы и активисты движения “Невада-Семипалатинск”, зеленые, “Мемориал”, “желтоксановцы” подошли к рубежу между политикой и неполитикой. Осмелели и перебрались на ранее запретное поле политики. Арон Атабек тогда начинал свою политическую деятельность. Сергей Дуванов и Дос Кушим в мае 1990 г. были избраны сопредседателями в одной Социал-демократической партии Казахстана (не путать с повторами слова “социал-демократия” в названиях последующих партий и движений).

Многое было впервые. Первые свободные и конкурентные выборы в Верховный Совет Казахской ССР. Свободные, но без партий, которые возникли после выборов. Получилась конкуренция кандидатов и гонка их предвыборных обещаний. Впрочем, имелись свои плюсы. Открытие газеты и агитационная кампания стоили по нынешним меркам удивительно дешево. Для открытия газеты и создания общественной организации не надо было ехать в министерство. Достаточно было заявить о своем желании в местном исполкоме Советов. Партийная номенклатура и актив КПСС не вмешивались, видать, позабыли о тезисе Сталина, что профсоюзы, комсомол, наиболее важные общественные организации есть “приводные ремни” партии.

Именно в такой обстановке возникли: Гражданское движение Казахстана “Азат”, первая за десятилетия Советской власти некоммунистическая партия – Социал-демократическая партия Казахстана, партия “Алаш”. Эти названия впоследствии приобрели значимость брендов. Была в не столь давней истории Республиканская партия “Азат”. Ныне с марта с.г. действует Демократическая партия Казахстана “Азат”. Понятны чувства первых “азатовцев”, не забывших это имя и синее полотнище знамени свободы.

Было в 1999 г. второе издание партии “Алаш”, но уже не с Ароном Атабеком во главе, а с ныне покойным Советказы Акатаевым. Ну, если считать с 1917 г., то появилось и исчезло уже третье издание партии “Алаш”. Что касается социал-демократического бренда, то кто только его не примерял! Некогда в качестве социал-демократов позиционировали себя деятели партии “Отан”, оппозиционное движение “Орлеу”. Именуют себя таковыми, но без идеологии старой социал-демократии по Каутскому и Бернштейну и без “нового социализма” Тони Блэра и Герхарда Шрёдера нынешние руководители Общенациональной социал-демократической партии (ОСДП) и Казахской социал-демократической партии “Ауыл”.

Летом 1990 г. ощущалось, что и деятели партийной номенклатуры и активисты общественных организаций, как старых, так и новых, с разной скоростью идут в одном и том же направлении – к суверенитету республики. Это политическое настроение даже заглушало прежде звучавшее с привкусом спасительного заклинания слово “хозрасчет предприятий”. Руководящие товарищи, посматривая на более решительных прибалтов, рассуждали об экономическом аспекте суверенитета: праве республик на землю и недра, природные ресурсы, долю в общесоюзном имуществе и прочее. Прибалты же шли все дальше и дальше в требованиях, поставив вопрос о нелегитимности присоединения к СССР и наличии соответствующего соглашения — секретного протокола к пакту Молотова-Риббентропа 1939 г.

Горбачев, как водится, все отрицал. Августовский путч 1991 г. изменил ситуацию и, наконец, после двухлетнего отрицания он признал наличие оригинала этого секретного протокола и подписал выход трех балтийских республик из состава СССР. Но вскоре приказал долго жить Советский Союз. Остается только согласиться с покойным российским политиком генералом Александром Лебедем: кто не сожалеет о Советском Союзе – у того нет сердца; кто хочет его восстановить — у того нет разума. Но в 1990 г. кто из политиков не обольщался перспективами идеи обновленного Союза ССР?

Свою лепту в превращении “спящего” со сталинских времен суверенитета в реальный суверенитет внесли участники общественных движений. Элита (“номенклатура”) имела свой интерес и не препятствовала. Ах, если бы такое согласие в наши дни! Многотысячный митинг на Центральной площади имени В.И. Ленина летом 1990 г. в поддержку идеи суверенитета был провозвестником массовых митингов последующих лет. Но это был первый массовый легальный политический митинг, где лица разных национальностей выступали за суверенитет. Единственно, что различало ораторов: предостережение некоторых, например, Леонида Соломина и Сергея Дуванова, насчет деления граждан на граждан “первого сорта” и “второго сорта”.

Общественные дискуссии и дебаты завершились принятием Верховным Советом республики Декларации о государственном суверенитете. Было ясно, что прежде “спящие” положения о суверенитете Казахской ССР обретут реальное воплощение. Насколько далеко будет воплощаться суверенитет, никому не было ведомо. Но процесс пошел, как говаривал Михаил Сергеевич Горбачев. Мало кто ожидал, что через тринадцать месяцев слова “советская” и “социалистическая” выпадут из названия республики.

В том же 1990 г. прошли акции бездомных – тех, кто устал ждать в очереди на жильё в г. Алма-Ате и желал получить землю под строительство частного дома. В сентябре или октябре часть Центральной площади имени Ленина была отгорожена десятками “бездомников” и объявлена территорией “Казахской демократической республики”, где они дневали и ночевали. Кое-кто объявил о начале голодовки. Можно сказать, что это был первый сигнал о начавшейся политизации земельного и квартирного вопросов.

К участвующим в акции протеста выходил второй секретарь ЦК Компартии Казахстана Олег Ануфриев. Проблемы конкретных лиц-участников акции были решены и конфликт улажен. Но остались причины, и новые группы новых бездомных вновь угрожали голодовками и прочими акциями протеста, требуя земли под застройку. “Шанырак” появился не в 2006 г., а много раньше. И, как часто случается, земельку получали не только остро нуждающиеся, но и желающие её перепродать.

Впрочем, взгляд на жизнь из кабинета высокопоставленной персоны отличается от взгляда человека “ с улицы”. Различные точки зрения только позволяют увидеть многообразие политической жизни. У победы всегда было много отцов.

Представление о суверенной республике отражало стремление к лучшей жизни. Предстояло наполнить суверенитет конкретным содержанием. Прекраснодушные намерения разбивались о прозу жизни, политическое мастерство одних манипулировало неопытностью других. Как признавался бывший депутат Верховного Совета, ученый по роду занятий, они депутаты, часто ощущали себя как первокурсники перед многознающим пятикурсником.

Кстати, участниками политического всплеска того времени были довольно зрелые люди. Молодежь до 30 лет, как правило, воздерживалась от активного участия в политике.

Некоторых активных участников событий начала 1990-х гг. нет в живых. Навсегда ушел отзывчивый, бескорыстный друг, Александр Скрыль. Несколько лет назад закончил земной путь Латифулла Гарифович Ваишев, невзирая на почтенный возраст находивший время и силы как для политической активности, так и для участия в движении пенсионеров “Поколение”. Иных уж нет, другие далече.

С течением времени борьба за суверенитет становится достоянием истории. Что ж, когда-нибудь историки соберут воспоминания активных участников событий того времени и напишут подробные монографии.

Новости партнеров

Загрузка...