В Казахстане начала действовать рабочая группа комитета ООН против пыток

Алматы. 22 октября. КазТАГ – Давид Ян. В РК создана рабочая группа по реализации подписанного в Нью-Йорке президентом страны факультативного протокола конвенции против пыток и других унижающих достоинство обращений и наказания.

На прошлой неделе ее члены, представители правоохранительных органов и правозащитных организаций, провели первый ознакомительный рейд по исправительным колониям и другим спецучреждениям Алматы и Алматинской области.

Свое мнение по результатам поездки и планам работы высказали уполномоченный по правам человека в РК Аскар ШАКИРОВ и директор казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений ЖОВТИС.

Е.Ж.: Создание рабочей группы связано с ратификацией Казахстаном конвенции ООН против пыток и других жестоких видов обращения и наказаний.

Суть факультативного протокола к ней заключается в том, что подписавшая его страна обязана за 1-2 года создать так называемый национальный превентивный механизм борьбы с пытками, что означает наличие независимых от государства структур, которые будут иметь право внезапного посещения всех мест, где содержатся люди под стражей. Причем, в любое время суток без предупреждения и уведомления этих органов. Это нужно для контроля и предупреждения пыток, включая контроль над соблюдением прав задержанных, находящихся под следствием в местах предварительного заключения, и отбывающих наказание в местах лишения свободы, а также тех, кто каким-либо образом ограничен в правах, включая детские дома, дома престарелых и психиатрические клиники. Это требование самого протокола, ратификации которого мы добивались четыре года и сейчас это наиболее действенный способ предупреждения пыток в Казахстане. Конечно, вряд ли они будут разом полностью искоренены, но, во всяком случае, масштабы их применения резко уменьшатся.

Подобные национальные превентивные механизмы достаточно эффективно работают в мире. Несколько десятков стран являются участниками этого факультативного протокола. В нашем регионе из стран СНГ Казахстан первым присоединился к этому протоколу.

Более того, существует очень хорошая практика стран ОБСЕ. В Европе есть своя конвенция и свой комитет по предупреждению пыток, сотрудники которого ездят по всем странам, без предупреждений посещая все места содержания под стражей. И это приучает правоохранительные органы, к тому, что в любой момент могут нагрянуть проверяющие, и последует наказание – от возбуждения уголовных дел до возмещения морального и материального вреда.

Еще раз подчеркну, что национальные превентивные механизмы должны быть независимы, не связаны с государством.

Сейчас задача нашей рабочей группы – приобретение опыта и выработка предложений. В ближайшее время необходимо будет вносить соответствующие изменения в действующее законодательство, вырабатывать методический и нормативный материал.

Это первая поездка по ряду учреждений Алматы и области. Пока все делается с уведомлением, будем говорить – с эскортом. Это первые шажки, и мы их используем для того, чтобы сотрудникам учреждений стало ясно – содержащийся под стражей человек будет иметь право обращения в ООН со всеми вытекающими отсюда последствиями. Более того, казахстанские граждане сейчас получили в соответствии с двумя статьями той самой конвенции право обращения непосредственно в комитет ООН против пыток с жалобой на свое государство.

А.Ш.: Хочу подчеркнуть, что рабочая группа создана по инициативе уполномоченного по правам человека в Казахстане и уже в октябре в комитете по пыткам ООН ожидается представление второго странового отчета Казахстана по данной тематике.

Выбор региона первого посещения был осуществлен коллегиально, поскольку в Алматы сосредоточены практически все виды объектов, в которых содержится интересующий нас контингент. Мы побывали в ИВС ДВД Алматы, детской колонии, следственном изоляторе СИ-18. Главные интересующие нас вопросы – условия содержания заключенных под стражу людей. Везде мы опрашивали лиц находящихся в этих учреждениях – пока ни от кого из них жалоб не поступало.

Но в любом случае у нас возникли замечания, которые найдут отражение в итогах поездки рабочей группы и в моем ежегодном докладе главе государства. Этот доклад после изучения президент отправит в правительство и всем другим заинтересованным ведомствам. Прошлогодний отчет был доведен до каждого областного акима, не говоря о центральных исполнительных органах.

К сожалению, не все замечания по прошлому отчету были исполнены. Некоторые связаны с экономической составляющей, большая часть – с инфраструктурой. Но все же основные волнующие нас вопросы – условия содержания людей под стражей.

После нашего посещения будут комиссии международного уровня и уже сейчас возникают вопросы их полномочий, доступа на территорию спецучреждений и т. д. Все они будут решаться в строгом соответствии с существующим регламентом. Не надо забывать, что это режимные объекты. Нужно учитывать, что контингент в спецучреждениях содержится специфический. Не исключены случаи захвата заложников.

Что касается уведомлений о посещении, думаю, что период их рассмотрения не затянется настолько, чтобы дать возможность администрации учреждения что-то скрыть. Есть механизм, который удовлетворит международных экспертов-наблюдателей или не удовлетворит.

Е.Ж.: Свобода доступа для комиссии будет предусмотрена законом. Любая попытка перекрыть доступ будет стоить этим людям кресла. Соответствующие санкции за воспрепятствование работе национального превентивного механизма предусмотрены. Нам не важно, что думает по этому поводу какой-то начальник. Он уже сейчас обязан соблюдать требования протокола. И хотя пока идет процесс создания механизма, сама ратификация факультативного протокола уже возлагает юридические обязанности. Это не декларация – это закон. В этом смысле он, согласно казахстанскому законодательству, является частью нашего национального права наравне с уголовным и уголовно-процессуальным кодексами. Более того, этот протокол стоит выше и УК и УПК.

Что касается возможных беспорядков, то, когда они возникали, власти, наоборот, использовали работников общественных наблюдательных комиссий, потому что уровень доверия к ним выше. С ними так называемые бунтовщики готовы были разговаривать. Пример тому госпожа Турмагамбетова.

Более того, к концу года начнем инициировать еще один процесс – подготовку переговорщиков, так как в этой довольно тонкой области у нас нет профессионалов. В отдельных случаях спецслужбы применяют своих специалистов при захвате заложников, а вот в ситуациях, когда возникают массовые акции неповиновения социального характера, власти нечего применить. Переговорщиков нужно готовить срочно. Методики в мире есть. В Европе, например, применяется в таких случаях три уровня: уровень сотрудничества, уровень переговоров и уровень силы. Уровень силы – последний. Поэтому главное – задействовать первые два по максимуму.

Во властных структурах есть сегодня и сторонники, и противники внедрения в наше законодательство подобных конвенций и протоколов. Но уже сам факт ратификации уже продемонстрировал необходимость. На политическом уровне воля выражена – президент подписал, парламент ратифицировал. Все. Теперь надо выполнять. Других вариантов нет.

Реально мы ждем внедрение этой системы в Казахстане в течение года-двух. К концу 2009 года будем уже иметь что-то на местах. Что касается общего влияния на ситуацию – я реалист. Не думаю, что сразу все сдвинется с места. Но могу сказать, что если все задуманное будет внедрено, это значительно повлияет на ситуацию с пытками. Здесь очень важно, насколько последовательно и жестко руководство самих правоохранительных органов будет бороться с нарушителями и власти на политическом уровне будут готовы к такой борьбе. Чтобы своевременно наказывались сотрудники, применяющие пытки, и всем было понятно, что даже при сильном желании раскрыть преступление нужно использовать другие методы. Очень важно, как будет действовать судебная система, так как ратификация конвенции и протокола предъявляет определенные требования к суду.

Скажу больше, согласно международной практике комитета ООН против пыток, который теперь будет рассматривать жалобы наших граждан, бремя доказывания переложено с жертвы пыток на органы, ведущие уголовный процесс. Другими словами, не задержанные должны доказывать, что к ним применялись пытки, а задержавшие должны доказать, что пыток не применялось.

Есть опасения, что такой подход приведет к тому, что преступники будут использовать свои новые права, пытаясь ослабить режим содержания под стражей. Да, такая угроза существует. Но вопрос здесь в том, чтобы отстроить эту систему, сделать её прозрачной и легко контролируемой, объективной и беспристрастной.

Разумеется, повлияет все это и на судей. В такой ситуации опасно будет выносить сомнительные решения и лишать свободы людей по косвенным доказательствам.

Получит толчок развитие института присяжных заседателей, расширение и компетенция их деятельности. Они будут рассматривать дела не только по тяжким и особо тяжким преступлениям, предусматривающим длительные сроки наказания или пожизненное лишение свободы, но и средней тяжести, как это делается в тех странах, где есть суды присяжных.

Во властных структурах говорят, что сегодня к этому никто не готов: ни следователи, ни судьи, ни прокуроры и даже адвокаты. Готовы, не готовы – закон исполнять придется.

А.Ш.: Говоря о защите прав лишенных свободы людей, надо отметить проблему распространения в закрытых учреждения туберкулеза и других инфекционных заболеваний. Ставятся эти вопросы и передо мной и перед руководством страны. Что греха таить, здесь предстоит огромная работа. Все-таки по инфраструктуре, даже по внешнему виду мы до мировых стандартов еще не доросли.

Тем не менее, все заинтересованы в решении этой злободневной проблемы. На вопрос готова ли исполнительная власть выделить определенную сумму, чтобы искоренить эти болезни – не в моей компетенции. Однако, как человек, занимающийся правозащитной деятельностью, скажу – председательствование в ОБСЕ в первую очередь будет требовать соответствия нашей страны общепринятым стандартам, особенно в человеческом измерении.

В то же время необходимо соблюдать права не только осужденных и задержанных, но и сотрудников пенитенциарной системы. Они не только ежедневно контактируют с инфекционными больными. Повседневная работа в колониях и изоляторах накладывает специфический отпечаток на их психику. При этом их материальное вознаграждение недостаточное.

Хочу ещё вернуться к пыткам. Многие представляют себе это как поднятие на дыбу и т. д. На самом деле нахождение в изоляции уже пытка. Люди, которые совершили правонарушение, имеют полное право на достойное обращение. Они никогда не будут себя комфортно чувствовать в заключении, но должны и будут получать нормальный рацион питания, право на просмотр телевизионных и радиопрограмм, прессы, в конце концов, на поддержание своего интеллектуального уровня, физического состояния, медицинского обслуживания.

Новости партнеров

Загрузка...