Мифические убытки КТЖ

“Дело Кулекеева”

К счастью, короткий инцидент, случившийся между автором этих строк и прокурором Еркеном Шариповым в минувшую пятницу, не отразился на правах журналиста. Как и прежде, представители СМИ спокойно продолжают работать в зале суда № 2 Сарыаркинского района Астаны. Отношения с прокурором тоже прежние – подчеркнуто вежливые.

Допрос экс-главы АО НК КТЖ Жаксыбека Кулекеева и его водителя Есена Оспанова завершился. Основываясь на показаниях всех свидетелей и обоих подсудимых, можно делать предварительные итоги (ни в коем случае не хотелось бы, чтобы авторские рассуждения были восприняты как попытка оказать давление на вердикт суда). Итак…

Эпизод первый – из обвинительного заключения: “… Кулекеев Ж.А., являясь лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций, используя свои служебные полномочиями вопреки интересам АО НК КТЖ… в целях извлечения выгод и преимуществ для себя, реализовал автомашину “Lexus LX 470” по завышенной цене филиалу АО НК КТЖ — “Хозяйственное управление”, причинив тем самым материальный ущерб АО НК КТЖ в крупном размере, в сумме 4 млн. 865 тыс. тенге”.

“Lexus LX 470” никогда Кулекееву не принадлежал. Автомобиль такой же марки тоже черного цвета имеется в собственности его брата – Бахытбека Кулекеева, проживающего в Алматы. В феврале 2008 года эта машина приезжала в Астану и несколько дней стояла во дворе особняка президента КТЖ (при желании следователи АБЭКП легко это могли проверить, сделав запрос в ДВД Алматы.-Авт.).

“Lexus LX 470”, о котором идет речь в суде, принадлежал дальнему родственнику Кулекеева – Атаханову, который приобрел машину в ОАЭ. В оформлении документов ему помог водитель Оспанов. Впоследствии Атаханов реализовал его ТОО “Молдашев и К”.

В тендере по закупу автомашин для нужд КТЖ участвовало шесть компаний, в том числе “Астана-Моторс”. Минимальная цена за “Lexus LX 470” – 15 млн.665 тыс. тенге была предложена ТОО “Молдашев и К” (кроме этой машины, на тендере КТЖ приобрел у ТОО еще несколько транспортных средств). Стоимость автомобилей подобного класса, предложенных другими участниками конкурса, была гораздо выше.

Согласно заключению эксперта, привлеченного следствием, “красная цена” “Lexus LX 470” — 10 млн.800 тыс. тенге. При этом он считает, что техническое состояние машины желает много лучшего. Свидетели и подсудимый водитель Оспанов утверждают, что она была новая, пробег всего 3-4 тыс. км, даже целлофан с сидений не был снят.

Тем не менее, вывод АБЭКП – ущерб, нанесенный Кулекеевым КТЖ от приобретения автомашины, составляет 4 млн.865 тыс. тенге.

Насколько состоятельно обвинение по этому эпизоду, если, согласно закону, главным условием при определении победителя на конкурсе по госзакупкам является минимальный ценовой критерий, что и было соблюдено?

Эпизод второй – из обвинительного заключения: “…Кулекеев Ж.А.… в целях извлечения выгод и преимуществ для себя использовал работников отдела внутренней охраны АО НК КТЖ для осуществления охраны своего частного дома. Преступные действия Кулекеева Ж.А. повлекли тяжкие последствия и существенное нарушение прав и законных интересов АО НК КТЖ, выразившееся в причинении материального ущерба в крупном размере в сумме 1 млн. 704 тыс. 700 тенге”.

Допрошенные в суде сотрудники отдела внутренней охраны утверждают: они охраняли не частный дом президента, а имущество КТЖ – две служебные автомашины и документы, над которыми Жаксыбек Кулекеев работал и дома.

Обыск, произведенный в доме президента КТЖ при задержании, который длился до 4 часов утра, ничего не дал: ни денег, ни драгоценностей, кроме полутонны бумаг. Однако последние сотрудников финполиции почему-то не заинтересовали, хотя среди документов были и такие, которые составляют служебную секретность (их потом суду предъявит адвокат Салимжан Мусин в качестве доказательства того, что был резон содержать охрану).

Как мы уже писали, в свою бытность президентом КТЖ предшественники Кулекеева заключали договора с такими специализированными охранными структурами, как “Кузет”, СОП и др. Согласно им, на обеспечение личной безопасности и охрану особняков руководителей АО НК КТЖ тратились баснословные суммы.

Кулекеев отказался от услуг “Кузета” и СОПа, ограничившись тремя безоружными сотрудниками службы внутренней безопасности, которые осуществляли охрану имущества КТЖ на территории его частного особняка поочередно и получали заработную плату, которая в среднем составляла 65 тыс. тенге. При этом ни к каким другим работам сотрудники охраны в доме не привлекались, обедами и ужинами кормила их супруга Кулекеева.

(К слову, охрана имущества КТЖ на территории дома Кулекеева начала осуществляться с августа 2007 года, после настоятельных советов вице-президентов и начальника ХОЗУ о необходимости соблюдения мер личной безопасности. В отличие от того же Местоева, Кулекеев не пользовался дорогими авто и вооруженными телохранителями).

По словам экс-главы КТЖ, видеокамеры наблюдения и сторожевой домик установлены на его собственные средства.

Адвокат Мусин ходатайствовал о приобщении к уголовному делу письменных ответов от охранных фирм на свои запросы, что суд удовлетворил. Так вот, средства, затрачиваемые на безопасность подчиненных президента КТД, исчисляются суммами от 7 до 11 млн. тенге (кстати, в официальных ответах столько тратилось на охрану только одного особняка по адресу: мкрн. Караоткель, д.4).

Другими словами, скромность запросов Кулекеева принесла КТЖ десятки миллионов тенге экономии.

Пострадали ли законные интересы АО НК КТЖ и имеет ли обвинение под собой здравый смысл? Тем более, если принять во внимание тот факт, что в бюджете ХОЗУ АО НК КТЖ, как в любой другой подобной компании, предусмотрена специальная статья расходов на содержание службы внутренней безопасности, а обвинение в превышении данных расходов отсутствует.

Эпизод третий – из обвинительного заключения: “Продолжая свою преступную деятельность, направленную на незаконное использование денежных средств АО НК КТЖ, в период 2007 — 2008 г.г. Кулекеев Ж.А., являясь лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций, вопреки интересам службы, в целях извлечения выгод и преимуществ для своей родной племянницы гр.Дауленбаевой А.С. (Абдрахметовой), являющейся учредителем Товарищества с ограниченной ответственностью “ED Групп” — (далее ТОО“ED Групп”), решил использовать данное ТОО для участия в конкурсах по государственным закупкам различных товаров, работ и услуг, проводимым АО НК КТЖ.

…Преступные действия Кулекеева Ж.А. повлекли существенное нарушение прав и законных интересов АО НК КТЖ, выразившееся в тяжких последствиях, а именно причинении материального ущерба в крупном размере в сумме 341 млн. 702 тыс. 856 тенге”.

Напомню, данное обвинение построено на заявлении Р. Местоева.

Из показаний Ж.Кулекеева: А.Дауленбаева, действительно, является его племянницей, но в перечень аффилированных лиц, согласно закону, она не подпадает. Ни деловых, ни родственных отношений с ней он не поддерживает (в последний раз видел три года назад, телефонных разговоров не имел, что нетрудно проверить).

Из официальных ответов нынешнего руководства АО НК КТЖ: ТОО “ED Групп” принимало участие и выигрывало в тендерах КТЖ и до назначения президентом Ж.Кулекеева.

Из показаний свидетелей – членов конкурсной комиссии: “ED Групп” признано победителем по ценовым критериям.

Что касается ущерба. Многочисленные свидетели из Атырауской, Акмолинской, Северо-Казахстанской, Жамбылской, Костанайской областей, куда были отгружены шпалы, поставщиком которых является ТОО “ED Групп”, подтвердили: шпалы были получены согласно сопроводительным документам и оприходованы. На дефектные шпалы составлены соответствующие акты. На одной из станций шпалы были получены от неизвестного физического лица, поэтому они были складированы, но не приняты на баланс. Хозяин шпал так и не объявился. На некоторых станциях к началу судебного процесса шпалы были уложены в пути.

Согласно показаниям сотрудника финансовой службы АО НК КТЖ, поставщик шпал ТОО “ED Групп” расплатился с АО НК КТЖ по полной программе, в том числе по штрафным санкциям и пене благодаря банковской гарантии. То есть КТЖ не понес убытков ни на тиын.

Так на какую сумму Кулекеев “объегорил” КТЖ?

Эпизод четвертый: — из обвинительного заключения: “Кулекеев Ж.А. …преследуя свой преступный умысел, направленный на получение взятки в особо крупном размере, с целью совершения действий в интересах ТОО “Бекет-АСТ”, потребовал взятку в сумме 100 000 долларов США, за положительное решение вопроса о признании ТОО “Бекет-АСТ” победителем конкурса, тем самым проигнорировав предлагаемые ему варианты извлечения материального обогащения без получения взяток, которые хранил в личном сейфе на рабочем месте. При этом Кулекеев Ж.А. сказал, что требования о передачи ему взятки в сумме 100 000 долларов США, должны быть выполнены до апреля 2008 года, то есть до начала проведения конкурса, через его водителя Оспанова Е.А.

…Тем самым, Кулекеев Ж.А. …выступая организатором совершения преступления, получил взятку в особо крупном размере в сумме 100 000 долларов США, через пособника Оспанова Е.А., за положительное решение вопроса о признании ТОО “Бекет-АСТ” победителем конкурса по государственным закупкам дезинфекционных препаратов для АО “Пассажирские перевозки”, проводимого АО НК КТЖ”.

В своем заявлении управляющий директор КТЖ по госзакупкам Руслан Местоев пишет, что с предложением Кенжеболата Такеева признать победителем на предстоящем конкурсе по закупу дезинфекционных препаратов ТОО “Бекет-АСТ”, интересы которого он представлял в Астане, он зашел к президенту КТЖ 7 марта 2008 года.

Однако ни в этот день, ни в последующие дни до задержания г-на Кулекеева Местоев к нему не заходил. Подробно мы писали об этом в одном из последних номеров “Зоны.кз”.

Остается добавить, что в суде 22 октября это подтвердили и другой помощник президента КТЖ Жандос Ушкемпиров и сотрудник службы внутренней безопасности КТЖ Берик Дадабаев, рабочее место которого находилось в первой приемной.

Значит, все, о чем пишет в своих показаниях Местоев, блеф чистейшей воды?

Но самое важное – из официальных ответов на запросы адвоката Мусина следует: ни в налоговых, ни в иных органах ТОО “Бекет-АСТ” не зарегистрировано. А коль так, существует ли в природе эта фирма?

Из официальных ответов нынешнего руководства АО НК КТЖ: ТОО “Бекет-АСТ” никогда ни в одном конкурсе КТЖ не участвовало, не подавало заявки и не получало конкурсной документации. В то же время Такеев в своих показаниях пишет обратное.

Никто из сотрудников КТЖ, задействованных в конкурсах по госзакупкам, никогда не видел в лицо человека с фамилией Такеев, не слышал его голоса по телефону.

О портфеле со 100 тыс. долларов, как утверждают Кулекеев, Оспанов и Дадабаев (он тоже был в машине в момент задержания), президент узнал, когда машина уже въехала во двор его дома.

Из показаний Кулекеева: выходя из машины, левой рукой взял свой портфель, правой открыл дверцу машины, и тут заметил портфель, лежавший на полу за сиденьем водителя. Спросил: чей это портфель? Водитель ответил: Вам передал незнакомый человек. Левой рукой приоткрыл уже отстегнутый лацкан портфеля. Увидев сложенные купюры, взорвался: ты почему без моего ведома взял портфель у незнакомого человека? Далее в адрес Оспанова последовали непечатные выражения. В этот момент служебную машину Кулекеева окружили более десятка сотрудников финансовой полиции.

К сожалению, на аудиокассете этого короткого и эмоционального диалога нет. Надо полагать, “пропавшая” во время досудебного следствия и обнаруженная чудесным образом к концу судебного разбирательства кассета была старательно очищена от невыгодных для обвинения текстов.

На кассете нет и содержания телефонных разговоров Кулекеева и его поручений, которые он давал Дадабаеву в машине по дороге из офиса домой. Зато четко слышен голос руководителя следственной группы Дамира Урманбетова в момент задержания.

Как можно объяснить удивительную избирательность в работе записывающей техники? Был ли факт взятки?

В предыдущем материале из зала суда я писала: “Но кому мешал Жаксыбек Кулекеев? Отчасти ответ на этот вопрос он уже дал”. Предлагаю вниманию завершающую часть его выступления в суде с незначительными сокращениями.

“В АО “Пассажирские перевозки” работает порядка 17 тыс. человек, более 10 тыс. проводников. Ежедневно на линию выходит порядка 2 тыс. проводников (всего в КТЖ работает более 140 тыс. человек, из них 3 тыс. в центральном аппарате, 75 тыс. обеспечивают безопасную эксплуатацию магистрали, около 45 тыс. заняты организацией движения пассажирских и грузовых составов — Авт.).

До моего назначения там создали отдел по распределению проводников по поездам. Все проводники каждый день, чтобы дойти до своего рабочего места, должны были проходить через этот отдел и “отмечаться”. Собирались приличные деньги. Ежедневно каждый проводник, в зависимости от типа поезда, есть так называемые выгодные, невыгодные маршруты, я не хочу называть суммы, но серьезные суммы должны были там оставить.

Эти деньги, конечно, распределялись между разными сотрудниками компании, правоохранительных органов и т.д.

Чтобы искоренить это, нужно было просто убрать отдел по распределению проводников и закрепить проводников между поездами и вагонами. Что мы и сделали. В результате мы убрали одну схему незаконного побора денег. В месяц они собирали с проводников, я думаю, не меньше 2-3 млн. долларов.

По незаконной продаже билетов.

Многие люди были заинтересованы в том, чтобы существующая негласная схема функционировала.

Опять-таки причина в том, что пассажиры, которые приходили за билетами, не имели доступа к той информации, которая характеризует наличие или отсутствие билетов. Информационный недостаток давал возможность продавцам билетов зарабатывать огромные деньги.

Чтобы искоренить это, мы взялись за решение, прежде всего, информационной проблемы. Везде поставили информационные табло, 097 наладили, организовали электронную продажу билетов. Я думаю, что сегодня на определенный порядок незаконную продажу билетов мы искоренили.

Третья схема — граница с Китаем.

Там тоже контейнеры, вагоны с грузом стояли до тех пор, пока не находились их хозяева, они просто приходили с деньгами, чтобы своевременно отгружаться. Собирались серьезные деньги на границе. Я установил жесткий контроль и учет. Причем от имени КТЖ на границе работала частная фирма. Мы туда поставили государственную компанию по оперированию контейнерами и вагонами и по существу почти искоренили коррупцию на границе.

В результате только в 2007 году я приступил к своей работе в июне, по сравнению с 2006 годом импорт груза из Китая почти в два раза увеличился. Если в предыдущие годы принимали 2-2,5 млн. тонн груза, то в прошлом году я заявил, что мы должны принять 5 млн. тонн, а приняли больше 5 млн. тонн. В результате искоренения коррупции.

Некоторые схемы, поскольку они в течение длительного времени существовали, приобрели законную оболочку. Приведу некоторые примеры.

“Казахстан Темир Жолы” является одним из крупных потребителей солярки в стране, примерно 40 процентов дизельной продукции в стране приходится на АО НК КТЖ. Преимущественно потребляет солярку АО “Локомотив”.

В 1997 году все торговые склады были приватизированы, и в течение почти 10 лет нормы расхода топлива АО “Локомотив” были пересмотрены в сторону увеличения почти в три раза. В результате на 30 процентов необоснованно подняли норму расхода. Я об этом не знал, но были проблемы.

Поэтому на 97 локомотивных участков одномоментно я направил проверяющие комиссии, потому что предыдущие комиссии по результатам изучения материалов никаких фактов растрат не находили.

По результатам единой и внезапной проверки мы обнаружили, что АО “Локомотив” примерно на 30 процентов превышает установленную норму расхода дизтоплива.

Поэтому мною была разработана специальная программа экономного использования топлива. При этом на текущий год мы хотели сократить норму расхода дизтоплива на 20 процентов. На это были у нас все основания.

Компания потребляет в год почти 800 тыс. тонн солярки. Если сократить этот объем на 20 процентов, вы представляете… Экономия составит примерно 150 тыс. тонн. Если же умножить этот объем хотя бы на 800 долларов за тонну солярки, можете подсчитать, какую экономию мы могли получить в год. Только в марте мы сэкономили 8 тыс. тонн, это почти 6,5 млн. долларов. Такова сумма, полученная КТЖ в результате рационального потребления солярки. Таким образом, каждый месяц только по этому показателю мы должны были получать примерно 7-8 млн. долларов экономии.

Мною было проделано очень много подобных работ, которые не давали возможность воровать. Думаю, что я своими действиями вызвал отрицательную реакцию некоторых работников, которые подвержены коррупции”.

К сожалению, многое, о чем говорилось на судебных заседаниях в течение двух месяцев (процесс начался 25 августа 2008 года), особенно на стадии допроса подсудимых, не вместилось в эту публикацию. Но некоторые подробности “жития” подсудимых будут преданы огласке в ближайших номерах. Суд продолжается.

Новости партнеров

Загрузка...