Тулеген Жукеев: “Он себя реально мнит мессией. Считает себя самым гениальным казахом всех времен”

“Я иногда так говорю: если Бог одному дает много талантов, он и пороков дает немерено”

Бывает в жизни всё,

Бывает даже смерть.

Но надо жить. И надо сметь.

NN

“Чтобы победить, нужно иметь львиное сердце (по-казахски это органично звучит). Для этого надо уметь людей мобилизовать и выводить. А если после выборов прогнулись и разошлись по домам – что ожидать?”, — заявил Тулеген Жукеев, генеральный секретарь партии “Азат”. Вывод своих сторонников на улицу в знак протеста против украденных голосов гость дискуссионного клуба “АйтPARK” считает нормальной политической реакцией. Пока же у правящего режима “есть мощный резерв для демагогии, административный, силовой ресурс, и мы (оппозиция) не готовы на крайние действия. Но если власть и дальше будет так делать – все равно до края дойдет”.

“Желать своей стране экономического кризиса нельзя”, — несколько раз за время встречи в “АйтPARKе” подчеркнул Тулеген Жукеев. К тому же самого себя он причисляет к отцам-основателям независимого Казахстана. “Я создавал это государство. Но к нынешней политической системе я не имею никакого отношения”, — отметил он. С другой стороны, если не решать проблемы страны и общества, больших потрясений не избежать: “Когда прижмет, я думаю, наши граждане не будут бессловесно умирать от голода, зная, что гибнут сами и их дети. Любой человек так сделает, за исключением отдельных, совсем забитых”.

“Я ни за один поступок не нахожу повода каяться”, — заявил генеральный секретарь партии “Азат”. То есть, он не участвовал в приватизации, не фальсифицировал выборов, не проводил переговоров по сырьевым контрактам. На заре независимости г-н Жукеев занимался ядерным оружием, в какой-то мере Ассамблеей народов Казахстана. “Во всех вопросах, которые касаются нашего государства, я был принципиальным”, — отметил он.

Что касается атомной проблематики, то “ни одного шанса сохранить ядерное оружие у Казахстана не было”. “Мы и так блефовали до конца и выжали с Запада все, что только было можно”, — подчеркнул гость дискуссионного клуба. Великие державы в тот момент были настроены однозначно, и если бы руководство Казахстана повело себя неадекватно, то они не остановились бы ни перед убийствами, ни перед сменой политического режима.

Тулеген Жукеев тот период времени называет “эпохой политического романтизма”. “Создание и закладывание основ государственности – это ни с чем не сравнимо”, — с некоторой ностальгией заметил он. С Нурсултаном Назарбаевым они тогда “были единомышленники”. “Другое время, другая эпоха, другие люди. То время кончилось, конечно” — резюмировал гость “АйтPARKа”.

“Политику и действия Назарбаева оцениваю крайне негативно, но он, если правде в глаза глядеть и объективно судить, от природы очень талантливый человек, исключительно даровитый. Я иногда так говорю: если Бог одному дает много талантов, он и пороков дает немерено. У него прекрасная память, он очень хорошо обучаемый”.

Давая характеристики президенту в тот период времени, г-н Жукеев привел и такой показательный штрих: “В то время уговорить какую-нибудь женщину на “хорошие” отношения, ему, наверное, за полчаса бы удалось”. Альберт Гор, Збигнев Бжезинский, Маргарет Тэтчер, Франсуа Миттеран, Джеймс Бейкер – на его глазах все они подпадали под воздействие харизмы и обаяния Нурсултана Назарбаева. Он убеждал их и в своей собственной правильности и оправданности той политики, которую проводит. “Куда сейчас все это делось? Колоссальная метаморфоза произошла с человеком”.

“В то время он прислушивался к людям. Был тогда Ерик Асанбаев, который был старше, человек колоссальной эрудиции, кристально честный и столь прямолинейный, что открыто противился, например, назначению ближайшего родственника президента. Конечно, Нурсултану Абишевичу это не нравилось, но, тем не менее, в то время удавалось многое остановить”. С годами все такие люди из окружения главы государства были вымыты.

“Он себя реально мнит мессией. Считает себя самым гениальным казахом всех времен. Возможно, непомерное тщеславие было внутри него, но, естественно, окружение, семья подбивали к этому, — отметил генеральный секретарь партии “Азат”. — Все, кто прошел коммунистическую школу, добился высоких должностей – все склонны к авторитаризму. Он не хочет знать реальности. Его интересует только то, что совпадает с его иллюзорными представлениями”.

Нурлан Еримбетов, модератор “АйтPARKа”, поинтересовался, почему Тулеген Жукеев ушел в оппозицию как-то тихо, без эпатажа, в отличие от многих других представителей альтернативного лагеря. Политик объяснил это возрастом и складом характера. После Конституции 1995 года, когда “был реально конституционный переворот. Я ушел во внутреннюю эмиграцию, потому что уходить было некуда”. Восемь лет внутренней эмиграции прошли на должностях посла сначала в Южной Корее, а потом в Иране. Парламентские выборы 2004 года г-н Жукеев встретил уже в рядах партии “Ак Жол” (тогда еще единой).

Г-н Еримбетов относительно выборов 2004 года рассказал, что в Кызылординской области “Ак Жол” получил 52% голосов. На партию в тот электоральный период активно поработали простые (и не совсем) люди, поверившие, что в этот раз все пройдет честно. А потом были репрессии – завуалированные, но от этого не менее действенные: людей увольняли, торпедировали их бизнес. “После этого ни один из лидеров “Ак Жола” не приехал, не извинился, и просто не поблагодарил людей. А уже выборы 2007 года там Ак Жол (в смысле все – “Нагыз Ак Жол”, ОСДП) проиграл с треском, потому что люди остались сильно разочарованными в оппозиции”.

“Политическая оппозиция – конкурентная, не простая среда”, — подчеркнул Тулеген Жукеев. Упадничество для нее плохо, излишний исторический оптимизм – тоже плохо. “Есть люди, которые десять лет ходят на митинги по нескольку сот человек и еще двадцать лет готовы ходить, — заметил он. – Так нельзя. Нужно движение. Мы же не можем и через десять лет в Сары-Арке под Лениным собираться”.

“Если ты на тропу оппозиционности политической вышел – ты борись! Интеллектуально, политически, организационно, апеллируй к людям, а не топчись и не скребись в приемной у президента. Назарбаев силен, и с такой оппозицией он считаться не будет. Ты можешь все потерять, в том числе жизнь. Если ты не готов – не хрен тебе здесь делать!”, — поделился г-н Жукеев своим видением проблемы.

В организационной структуре “Азат” ее генеральный секретарь отвечает за стратегическое планирование. Поэтому у гостя дискуссионного клуба поинтересовались, каким ему видится типовой портрет избирателя, который будет голосовать за партию на ближайших выборах. Тулеген Жукеев сначала приводил общие слова: разбирающийся, осмысливающий, идейный, неравнодушный, патриотичный… А когда попросили конкретику (пол, возраст, профессия, социальное положение…), он ответил: “Такой страты, сегмента в казахском, казахстанском обществе пока нет”. Однако он согласен на 7-10 лет “черновой” работы, чтобы, в конце концов, оппозиционное поле страны изменилось кардинально.

Г-н Жукеев регулярно требует от коммунистов покаяния. Неизбежно возник вопрос как же тогда он сам, при советской власти работавший в ЦК Компартии Казахстана. Гость “АйтPARKа” объяснил, что речь идет о политических наследниках большевистско-сталинской коммунистической партии, каковыми себя считают “абдильдинцы” и “косаревцы”. “Персональной вины тысяч коммунистов нет, но политическая вина коммунистов очевидна”, — подчеркнул он. По его словам, в период коллективизации и репрессий из 4-х млн. казахов 2 млн. было уничтожено, репрессировано. Это в процентном отношении больше, чем погибло кхмеров в Камбодже в период режима “красных кхмеров” Пол Пота.

Нурлан Еримбетов поинтересовался причинами усиления тренда на казахскость в партии “Азат”. Ведь пока Дос Кошим и его идейные соратники ездили по отдаленным аулам, лидеры партии, где сейчас генсеком Тулеген Жукеев, предпочитали работать на поле Вашингтон – Брюссель, а теперь “пошли по протоптанной другими тропинке”.

На это г-н Жукеев ответил: “Те, кто называет себя национал-патриотами, 90% из них я называю национал-примитивистами. Они ни в чем не разбираются, их невозможно слушать. Я – почвенник. Я считаю себя органичным для своей среды. Для меня говорить по-казахски также естественно, как и по-русски. Для меня здесь нет никакой антитезы. Для меня естественно находиться в оппозиции, быть демократом, любить свою нацию, быть органичным в собственной языковой среде и культуре. Оппозиции не нужно куда-то идти и присоединяться к национал-патриотам, чтобы любить свое Отечество”.

В свете последних уголовных преследований лидеров оппозиции, журналисты затронули и кланово-групповой разрез проблемы. Мол, не есть ли “наезд” МВД на Булата Абилова (он, все-таки, среди обвиняемых самая весовая фигура) ответом на то, что председатель “Азат” каким-то образом нашел точки соприкосновения с Булатом Утемуратовым, управляющим делами президента. А “ответка” идет от связки Бауржан Мухамеджанов (глава МВД) – Имангали Тасмагамбетов (аким Астаны).

Гость ““АйтPARKа” подобный взгляд на ситуацию считает как минимум странным, хотя факт наличия конкурирующих властно-финансовых группировок признает. “В Казахстане вообще секретов нет. В течение месяца-двух мы узнаем, кто это заказал, почему и для чего”, — сообщил он.

Ряд моментов, в силу ограниченного времени дискуссии, оказался не полностью проясненным, поэтому приведем их тезисно.

“Исторических законов нет, но закономерности есть”.

“Казахская государственность – это будет терминологически правильно”.

“Национальное государство – это не этнократическое государство. Этого слова не надо бояться, нужно его правильно понимать”.

“Либерал ни в Израиле, ни в США не скажет, что он космополит”.

“Многовекторность в моем понимании – это флюгерность. Мы должны ориентироваться на европейские ценности”.

“Все русскоязычное славянское население ориентировано на Россию”.

“Если Россия будет сближаться с Китаем, мы не должны быть разыграны”.

Новости партнеров

Загрузка...