ЗАГ: Коррумпированная психиатрия

После нашумевшей истории, связанной с преследованием философа и публициста из Шымкента Нурлана Алимбекова, которого сотрудники КНБ насильно водворили в психиатрический изолятор, мы поняли, что методы застойного СССР продолжают применяться в наши дни: несогласных с политикой действующей власти диссидентов по-прежнему укрощают сильными психотропными средствами. Карательная психиатрия продолжает применяться и защитить человека от этой напасти практически невозможно.

Все, кто хоть немного знаком с этой отраслью медицины, могут рассказать массу историй о том, что скрыто за высоким забором психиатрических больниц и центров. Психиатрию, как мы поняли от обратившихся к правозащитникам граждан, теперь используют не только в политических целях, объявляя политических и религиозных диссидентов психически больными. Сегодня психиатрия уже имеет откровенный коммерческий уклон, используя возможность прилепить ярлык душевнобольного человека по заказу “денежного кошелька”.

Оказалось, в наши дни психиатрия является наиболее коррумпированной областью медицины с устойчивыми связями в судебных и правоохранительных органах. Общеизвестно, что сыновья некоторых влиятельных чиновников в России, например, покупают себе возможность числиться несколько лет в психиатрическом учреждении вместо длительного срока тюремного заключения за совершенные правонарушения. А в Казахстане отдельные уголовные элементы за годы независимости наладили постоянный канал связи с подобными лечебными заведениями, уводя от ответственности криминальных авторитетов.

Из конфиденциальных источников известно, что около 20 тысяч долларов достаточно, чтобы одинокой старушке или старику поставили диагноз “хроническая неврастения”, навсегда упрятав в больницу. Так “черные маклеры” делают свой бизнес в сговоре с главными врачами и руководителями психиатрических заведений. Через определенное время нашпигованные аминозином старики выписываются из больниц, и оказываются не в состоянии найти ни правды, ни своего дома. Как они потом умирают в безвестности, остается на совести тех, кто инсценировал эти интриги. Уголовные авторитеты платят в разы больше черных маклеров, потому что на практике знают, что чем больше оплата, тем более слабый предписывается режим и короче длительность “лечения”. Следствие и судебные органы совершенно неожиданно соглашаются с полученным статусом обвиняемых и послушно закрывают дела и прекращают процессы.

Конечно, сами преступники, как и те, кто устанавливает ложные диагнозы, и те, кто принимает их законность в суде, стремятся к тому, чтобы система оставалась неприкасаемой. Именно поэтому доказывать подобные преступления иногда приходится очень дорогой ценой.

К нам в редакцию обратился коллектив женского отделения острых психозов Республиканского научно-практического центра психиатрии, психотерапии и наркологии Светлана РОМАНОВА, Галина НЕДОЛУЖКО, Елена УГАЙ, Куралай МУСЛИМОВА, Умит БАСТАСОВА и другие, всего 21 человек. Они просят защитить коллектив и руководителей отделений врачей Жанар ДАНЕНОВУ и Сауле ТУРКПЕНБАЕВУ, которые осмелились выступить против нарушений внутри РНПЦ ППН. Отчаявшиеся медицинские работники рассказали нам о ситуации, которая царит в Центре, и рассказали о деяниях директора Сагата АЛТЫНБЕКОВА. Оказалось, что обращения из медицинского учреждения подаются во все инстанции, как сигналы “SOS”, уже продолжительное время.

“Некоторые руководители медицинских учреждений заняты только тем, что набивают мошну. Поверьте, им глубоко наплевать на то, что во вверенных им клиниках не хватает простых лекарств, нет реактивов для проведения анализов, отсутствует соответствующая организация оказания качественной медицинской помощи, не хватает специалистов. Этих руководителей заботит только мысль, из какого еще источника можно отхватить лишний миллиончик тенге. Одним из таких деятелей является директор РНПЦ ППН г-н Алтынбеков”, – пишут медицинские работники центра.

Почти ежедневно по телеканалам звучит призыв к гражданам обращаться в финансовую полицию, если кто-то может рассказать о фактах коррупции. Но парадокс в том, что аналогичное письмо от сотрудников Центра психиатрии было послано в финполицию, проверка проводилась формально и сотрудники лечебного учреждения считают, что руководство привычно “откупилось”. “Знаем, что во многих медицинских учреждениях города такая же ситуация: коррупция, преследование сотрудников посмевших возражать руководству, подкуп проверяющих и курирующих органов”, – констатирует медперсонал в своем письме. По их мнению, и проверяющие, и главный объект критики остались удовлетворенными проверкой и ревизорами финпола Р.ТАБЫЛГАНОВОЙ, и Д.УСЕПКУЛОВОЙ.

Опытные врачи – заведующая женским отделением экзогенных и эндогенных расстройств РНПЦ Жанар Даненова и заведующая отделением интенсивной терапии РНПЦ Сауле Туркпенбаева подписались под обращением в Министерство здравоохранения РК, в котором выражали свою озабоченность участившейся смертностью среди больных из-за плохой диагностики и неправильного лечения, сообщали о низкой организации лечебного процесса. В РНПЦ не проводились клинические анализы по экстренным показаниям, отсутствовали экспресс-лаборатория, консультации профильных специалистов.

Врачи были возмущены, что во время ночных вызовов в связи с ухудшением состояния больных, доктора не обеспечиваются дежурными машинами, штатные единицы медсестер произвольно сокращаются, а оклады сокращенных единиц выдаются в виде премий руководству Центра. В РНПЦ психиатрии годами пестовал обширный штат опытных медсестер, а теперь их безжалостно увольняют из-за мелких придирок. Настоящей же причиной избавления от штатных сотрудников является их ропот возмущения против нелегальных доходов лечебного заведения (в том числе за счет нелегальных платных больных), которые, по их наблюдениям, руководитель РНПЦ ввел с капиталистическим размахом.

Министерская комиссия проверила состояние дел в РНПЦ. Оба врача – Туркпенбаева и Даненова – указали на все факты нарушений и подтвердили их документально.

Интересно, но проверяющие закрыли глаза на нарушения, которые подтверждали поддержку клановости в этом заведении. Между тем директор Республиканского научно-практического центра Алтынбеков является спонсором общественного фонда “Освобождение”, который возглавляет его супруга и ее сестра. Фонд “Освобождение” устраивает платные конференции для региональных врачей в здании РНПЦ и выдает сертификаты. Сын директора – Куаныш АЛТЫНБЕКОВ занимает должность младшего научного сотрудника, числится в научном отделе и в отделении наркологии, но, как уверяют сотрудники, на работе почти не появляется, хотя зарплату получает исправно. Должность заместителя директора по экономическим вопросам занимает двоюродный брат руководителя Тимур АКТАЕВ.

Предприимчивый бизнесмен Актаев заключает договора на госзакупки только с фирмами “Жарков”, “Мусаев”, “Ветлуга”, “Арутюнян”, “Арман”, собственниками которых являются члены его семьи. Вот так в узком доверительном кругу закупаются по госзаказу слишком дорогие лекарства, медицинские инструменты и средства. Сын Актаева Арлан работает в фирме “Жайсанбаев”, которая поставляет в лечебное учреждение весь хозинвентарь, компьютерную технику, мебель, мягкий инвентарь, бытовую химию, медицинское оборудование и инструментарий, канцтовары и производит ремонт по завышенным ценам. Охранная фирма “Албан” вне конкуренции продлевает контракты, потому что ее директор СУЛТАНОВ является родственником контролера-ревизора Р.ТАБЫЛГАНОВОЙ, которая и осуществляет финансовый контроль заведения.

Жанар Даненова и Сауле Туркпенбаева из уважаемых врачей превратились в объекты травли. Заведующая отделением Ж.Даненова чуть ли не еженедельно получает дисциплинарные выговоры за мифические нарушения персонала, а С.Туркпенбаева уже уволена с должности заведующей реанимационным отделением по итогам министерской проверки. По мнению самого врача, ее уволили за то, что все указанные в ее обращении недостатки в РНПЦ подтвердились. Следующей жертвой увольнения намечена врач Даненова, которая теперь вместе с адвокатом в суде оспаривает каждый выговор руководства центра психиатрии. Кстати с должности заведующей отделением ее уже сместили, поставив врача, у которой в практике были смертельные исходы больных.

Между тем комиссия Минздрава РК проверила результаты качества оказания медицинской помощи и подтвердила несколько фактов смерти больных.

Среди них 22-летняя больная Назгуль КУДАЙБЕРГЕНОВА, попавшая на лечение из Тараза, провела на больничной койке всего 12 дней и умерла от передозировки психотропными медикаментами. Комиссия установила, что у больной был проведен только общий анализ крови и кала, а причиной смерти стал отек головного мозга. Реанимационные мероприятия были проведены неадекватно и не в полном объеме, а начаты поздно.

Другой больной – 43-летний БАГИРОВ поступил в Центр с диагнозом шизофрения. На 10 сутки пребывания в РНПЦ у него резко ухудшилось самочувствие, реанимационные мероприятия не дали результата. Заключение – острая сердечнососудистая недостаточность.

Больной СУЛЕЙМЕН, 61 год. На 15 день лечения “обнаружен в постели без признаков жизни”, что, по мнению комиссии, свидетельствует об отсутствии должного наблюдения за больными. Заключение — острая сердечнососудистая недостаточность”. Реанимационные мероприятия начаты поздно и были безуспешными.

Больной КАБЫШЕВ, 50 лет, поступил с диагнозом “шизотипичное расстройство”, лечился 75 дней. На 76 день, в июле 2008 г, тоже умирает от “острой сердечнососудистой недостаточности и инфаркта”.

Больной ВОРОНОВ, 39 лет, поступил на судебно-психиатрическую экспертизу по решению суда, но через двое суток скончался от острой сердечнососудистой недостаточности и инфаркта.

Прямо во время проверки республиканская комиссия стала свидетелем суицида, совершенного больным психо-наркологического отделения ЖАКСЫБАЕВЫМ, 1974 года рождения, но проигнорировала этот факт в отчете.

При изучении справки по внутреннему аудиту за второй квартал 2008 г. нас поразило замечание о том, что “несмотря на неоднократные указания, отсутствует аргументация при назначении ноотропов, вазотропных и общеукрепляющих препаратов. Например, при первичном врачебном разборе при отсутствии неврологической симптоматики назначаются такие сильнодействующие препараты как кавинтон, церебрализин, актовегин, а число внутренних вливаний достигает 15-20 процедур”. Мурашки по коже появляются от таких замечаний, но конкретные врачи, выписавшие больным подобные предписания, не наказаны.

Подобные замечания вышестоящего органа за смертность и суициды больных также никогда не приводили к ответственности врачей. Почему? Ответы лежат на поверхности – это лечебное учреждение практически закрытое, медицинская документация “засекречена”, ведь родственникам объяснений не дают, и свидетельствовать некому. Жалобы больных не принимаются. Ведь они же психи!

Кроме этого, комиссия Минздрава выявила факты приобретения медикаментов за счет родственников больных, хотя эти лекарства входят в список лекарственных препаратов, закупаемых за счет государства на 41 миллион тенге. Контроль по закупкам психотропных лекарственных препаратов выявил нарушения законодательства и закупку большого количества дорогостоящих медикаментов, не входящих в список жизненно важных лекарственных средств, а также отменил закупку психотропного препарата “Рисполепт” на сумму около 8 миллионов тенге.

Стоимость лечения одного больного в РНПЦ составляет 123 000 тенге. Государство выделяет бюджетные средства в сумме 501 млн. 400 тысяч тенге на 5214 больных в год. Между тем по квоте госпитализировано всего 205 человек, остальные попали на лечение по рекомендации заместителей или самого директора Центра. В дополнение к этой сумме из Талдыкорганского департамента здравоохранения поступило еще 320 тысяч долларов на 320 больных по квоте, но картина осталась прежней – идет фальсификация в оформлении больных и никто изменить положение дел не может. Многие больные из областей, подлежащие госпитализации по квотам, попасть в центр не могут, потому что дирекция не проявляет интереса к работе с регионами.

Директор центра г. Алтынбеков действительно ввел положение о платных услугах. По контрольным проверкам в центре существует только 17 платных коек, а фактически попасть в это лечебное заведение, как говорят очевидцы, достаточно легко, как только родственники или “заинтересованные лица” покажут готовность оплатить “госпитализацию” больного.

В Центре осуществляется стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, но парадокс в том, что в судебном отделении проводится также “комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза”, на которую у РНПЦ отсутствует лицензия.

Заведующая научным отделом судебной и социальной психиатрии Базарбаева практически отстранена от кураторства судебным отделением, потому что это кураторство взял на себя лично директор Алтынбеков. И хотя законодательство запрещает руководителям лечебных заведений совмещать председательство при судебных экспертизах как заинтересованным или зависимым лицам, в РНПЦ это условие игнорируется. Именно поэтому становится возможным “политическим диссидентам” по звонку из спецслужб припаять ярлык “психа”, сделать здоровых преступников “невменяемыми”, а действительно больных шизофренией отправлять в тюрьму. Такие нарушения способствуют процветанию “черного маклерства”, и в целом приносят моральное и нравственное разложение в наше общество, позволяя попирать права человека, оказавшегося больным на свою беду или слишком принципиальным врачом, позволившему себе биться с системой, как Дон Кихот…

Комментарий правозащитника

Мария Пульман: В статье упоминается довольно много людей, которые стали жертвами “порядков”, царящих в этом лечебном учреждении. Эти люди, надо полагать, не бомжи, не беспризорники. Почему молчат их родные? Почему не бьют тревогу, не обращаются в суд? Должны были быть массовые (!) иски с требованием обязать провести комиссионную экспертизу о причинах смерти каждого больного! Кроме того, законодательство позволяет решить этот вопрос в судебном порядке. Статья 279 Гражданско-процессуального кодекса РК устанавливает, что “Решения, действия (или бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, общественных объединений, организаций, должностных лиц, государственных служащих, подлежащие судебному оспариванию”. Таким образом, гражданам предоставляется возможность оспорить в судебном порядке те акты проверки, которые были составлены проверяющими. Полагаю, что обращение в суд даст положительные результаты. Дело необходимо довести до логического конца.

\»Общественная позиция\»№3 от 23.10.08

Новости партнеров

Загрузка...