Интервью акима города Алматы Ахметжана Есимова

— Ахметжан Смагулович, спасибо, что вы нашли время, чтобы мы могли вам задать несколько вопросов. Какие социальные программы сейчас реализуются за счет бюджета? Людей это волнует более всего в связи с мировыми событиями экономическими. Каким образом они могут рассчитывать на городской бюджет?

Те процессы, которые происходят в мире, на финансовых рынках, сказались и на Казахстане, и, прежде всего, на экономике нашего города.

Я по долгу своей службы, до этой работы, ежегодно бывал во всех областях — там ситуация немного другая, поскольку большой аграрный сектор и люди могут обходиться без денег какое-то время, потому что у них есть мука, скот, домашнее, подсобное хозяйство. А здесь, в Алматы, надо ежедневно тратить деньги. И если мы селян учили жить по кредитам, то в Алматы это очень сильно развито. В связи с этим мы создали Деловой Совет при акиме, с участием всех бизнес-структур города, бизнес-сообществ и выходили на Правительство со многими предложениями, которые нашли поддержку. В частности, Правительством было выделено 50 млрд. тенге для малого и среднего бизнеса, для кредитования, с учетом того, что Банки, в свою очередь, то же самое выделят 50 млрд.

Правительством было принято решение через Фонд “Казына” и “Даму” софинансировать проекты, которые будут финансироваться со стороны местной власти для поддержки малого и среднего бизнеса. Например, мы выделили 200 млн., значит, соответственно 200 млн. выделяется со стороны “Казына”. Эта программа тоже у нас работает.

Люди без работы не останутся…

..люди чтобы не остались без работы. Тем более, когда крупные предприятия испытывают большие проблемы с реализацией своей продукции, и сегодня они резко сокращают объемы, в таких случаях выручает малый и средний бизнес. Поэтому идет какая-то переориентация. Иначе, если бы мы опирались на какие-то градообразующие предприятия, то при нынешней ситуации мы бы оказались в очень тяжелом положении.

— Не могу не спросить про дольщиков…

Я был назначен 4 апреля. На ту дату мне сказали — у нас 10 тыс. дольщиков. Мы сейчас окончательно разобрались, оказывается не 10 тыс., а 15 тыс. Мы, можно сказать, по головам знаем своих дольщиков.

— Что город предпринимает сейчас?

Если структурировать наших дольщиков, то где-то половина из них получат квартиры без помощи государства, поскольку это мощные строительные организации, которые работают и свою программу выполняют.

— Какой срок примерно? Можете сказать, хотя бы приблизительно, людям просто это очень важно.

В принципе из 15 тыс. дольщиков в этом году 3 тыс. получат. Уже получили и вот еще получат.

— То есть уже 12 тыс. останется?

Остается 12 тыс. на следующий, 2009 год, а по некоторым, естественно, перейдет и на 2010 год. Летом нам выделили 22,4 млрд. Из них 18 млрд. освоено. Вот эти 3 тыс. дольщиков получают. Есть строители, которые, получив часть денег из этой суммы, освоили и уже получают деньги из второго транша, которые составят всего 17 млрд. и после освоения этих 17 млрд. у нас еще 7 млрд. записано в программе.

Этих денег на всех хватит?

Этих денег хватит на часть дольщиков, это где-то примерно около 3-х тыс. еще дольщиков получат по этой программе. Застройщиками их квартир являются нормальные строительные организации. Они есть, они работают, но они ощущают острый недостаток финансовых средств.

Этот подход выделения средств через фонд “Казына”, через Банки второго уровня и потом уже к застройщикам, он начал работать, но эта схема оказалась очень непростой. Мы попросили у Правительства и Правительство из резервов выделило нам 10 млрд. уже по упрощенной схеме, то есть от Правительства деньги поступают в акимат, а акимат, минуя Банки, напрямую финансируют застройщиков. Теперь мы отрабатываем этот механизм и где-то около 1 тыс. дольщиков получат по этой схеме, в счет этих 10 млрд.

— Даже если дольщики получают квартиры, очень часто отсутствует инфраструктура, то есть эти дома не подключены…

Бурное строительство велось без учета возможностей, в результате мы сегодня даже имеем дома, которые почти готовы, но нет тепла, нет воды, электроэнергии.

— Это вина застройщиков?

Да и мы отработали вместе с Правительством. Эта работа продолжается с тем, чтобы коммуникации сделать за счет бюджета. Это около 12 млрд. тенге. Немалые деньги, но Правительство с пониманием относится к этому, поскольку опять же это проблема дольщиков. Уже четкая понятная картина — где у нас хватает мощностей, где не хватает, что необходимо делать. На подготовку к отопительному сезону в этом году потрачено 48 млрд тенге.

— Город полностью готов?

Да, такого еще у нас никогда не было. Вот, например, подготовили 1220 км тепловых сетей. Такие объемы работ никогда не делались.

— Это столько сколько необходимо?

Это полностью, сколько у нас есть км сетей. Впервые за время существования этой старейшей ТЭЦ были определены проблемы и в основном они были связаны с работой в единичных домах, с работой, к сожалению, КСК.

— Как-нибудь акиматы местные могут на КСК влиять?

В соответствии с Законом мы не можем. И поэтому, чтобы реально влиять или сотрудничать, руководители КСК должны смотреть — что в подвале, какая крыша, подъезд, вокруг дома. Тепло городские службы подводят к дому, а внутри дома — это уже работа КСК. У них есть свои слесари, сантехники и так далее.

— Если они этого не делают, как жильцам себя вести? В акимат нужно обратиться?

Мы проводили очень большое совещание с приглашением КСК, чтобы это правление нанимало исполнительного директора или как они его назовут, то есть, чтобы было ответственное лицо. И это ответственное лицо будет отчитываться перед правлением. 15-20 человек собрать не проблема. В квартал 1 раз собирает и говорит: “Вот, Света, столько-то денег мы собрали от жильцов, такой-то расход…”. То есть он — исполнительный директор.

— Внутренний аудит жильцов…

Да, внутренний аудит и, значит, он исполнитель. У него средства, но он отчитывается и понятно куда тратит. Тогда хоть какой-то будет контроль. Сейчас еженедельно на аппаратных совещаниях акимы докладывают — насколько они убедили население и кто сколько создал. Я говорю – это будет одна из оценок для рейтинга акимов – в каком районе, сколько КСК перешли на этот метод. Тогда мы будем знать этого исполнительного директора, можно его будет в районный акимат приглашать, узнавать, что необходимо и какую помощь им и с какой стороны и требовать.

— Ахметжан Смагулович, возвращаясь к проблеме с жильем — существует государственная программа, но несколько ключевых проблем: во-первых, цена растет и многие люди не могут, просто физически не могут, тем более в условиях непростых экономических. Второй момент — низкое качество строительства. Каким образом город эти проблемы решает?

По государственной программе 2005 – 2007 гг. 5 700 квартир надо было реализовать. На сегодняшний день реализовано около пяти с половиной тыс. Остаются 200 квартир. Эта программа будет выполнена. Около 18 млрд. поступило от реализации этих квартир.

— Интересно, почему тогда закладывали? Я понимаю, что это не к вам вопрос буквально, но зачем нужно было закладывать 450 и потом люди спрашивают — завтра будет 600 и не получится ли потом, что 800 и так далее?

Мы же находимся на стадии переходной экономики, где рыночные подходы иногда подменяются еще административными ресурсами.

— Сколько на ваш взгляд в этих условиях реальная стоимость, чтобы потом не повышали цену?

Сложно об этом говорить, поскольку никто не знает, будет ли повышаться нефть, будет ли повышаться стоимость электроэнергии и так далее. Исходя из сегодняшних исходных данных — это 600 – 650$.

— И при этом качество будет нормальное?

Качество будет нормальное, но это, понятно, не элитное жилье.

— Вы поднимали вопрос, если мне не изменяет память в августе, по здравоохранению. Каким образом сейчас обстоит дело, куда можно обратиться людям, если существует бесплатный необходимый минимум, если с людей вымогают деньги?

Прежде всего, есть у нас Управление здравоохранения, которое ответственно за этот участок работы. Это Управление у нас возглавляет женщина, очень энергичная, она достаточно активно начала работать. Но здесь же есть какие-то свои устоявшиеся традиции, так скажем. Когда мы начали анализировать, кто у нас работает непосредственно главными врачами больниц, то выяснились очень интересные факты, так же как иногда бывает в учебных заведениях — есть аксакалы, которые работают 10 – 15 –20 лет и никого близко не подпускают. Это не только в этой сфере, это по жизни так. В свое время члены Политбюро — это были аксакалы, которые молодежь не пропускали. Ну, вот Горбачева выпустили и понятно, что получилось.

— Дурной пример заразителен. Теперь из этого сделали выводы и не подпускают никого молодых.

Поэтому здесь есть, как говорится, две стороны медали. Мы решили провести смену, ротацию кадров.

Ведь врачи недовольны будут.

Главное, чтобы пациенты были довольны.

— То есть люди у вас могут получить защиту?

Конечно.

— Очень важный вопрос для Алматы — это проблема пробок транспортной инфраструктуры, износ парка автобусного. Иногда просто страшно людям заходить в автобус. Каким образом эти проблемы решаются? Да еще бензин у нас такой, что тоже влияние на экологию оказывает.

80% выбросов вредных веществ дает автомобильный транспорт города. Когда планировался город Алматы — не рассчитывали на такое количество транспорта, имеется в виду пропускная способность улиц…

плюс застройка беспорядочная

…Плюс застройка. Когда большая масса денег — это очень сильно влияет на принятие решения, кто бы ни был.

— Метро решит проблему, как вы считаете?

Мы в этом году ввели шесть развязок. Сейчас ведем строительство двух. Надеюсь, где-то до весны мы их тоже завершим. И мы ведем расширение улиц.

— … как аль-Фараби, например

…как аль-Фараби. Мы готовимся к Азиаде 2011 г., поэтому есть пр. Аблай хана, пр. Достык и другие улицы и проспекты, которые нам необходимо будет расширять.

Что касается метро, строительство идет хорошими темпами, освоено за 20 лет существования 57 млрд. тенге, из них 21 млрд. мы осваиваем в этом году. И остается еще 57 млрд. и тогда можно завершать и запускать метро. Надо с пониманием отнестись и к тому, что мы будем расширять улицы.

— Когда деревья вырубают, чтобы расширить, алматинцы нормально относятся, вот когда построить какой-нибудь супермаркет — к этому негативно всегда. Сейчас в Правительстве разбирают выполнения программы “100 школ, 100 больниц”. К Алматы вроде как претензий никаких не было. И, тем не менее, продвигается эта программа? Есть ли недоосвоения, в связи с чем?

У нас не только по этой программе, по всему строительному блоку идет перевыполнение.

— Перевыполнение строительства школ и больниц?

…и других объектов. Селектор, который проводил Премьер-министр… я попросил 30 млрд. Мы их освоим. Осталось, скажем, 2 месяца до нового года и мы готовы освоить 30 млрд.

— Вы создали интересный прецедент, когда у крупных фирм изымалась земля, если ее должным образом не осваивали.

У нас было несколько таких оригинальных решений. 188 — это немало. А вот по незаконным постройкам и захвату земель — мы снесли около 300 домов и фундаментов.

— А вот в предгорьях, допустим, там нет незаконных?

В предгорьях тоже интересный вопрос. Скажем, “Шанырак” — незаконный захват и строительство. Тем, что мы открыли там район — получилось незаконного захвата около 5 тыс. и оно имело такой планомерный характер. В общем, там опять же присутствовал бизнес. Там присутствовали чиновники, там были просто люди, которые на этом наживались…

— …то есть просто в доле были

…да, но вот сейчас в этом году все это прекратилось. Незаконное строительство мы все равно будем сносить. А там, где живут с детьми и так далее, уже будет другой подход. Иногда проблема возникает из-за неправильных решений. Есть дома, которые, в соответствии с нашим законодательством, построены в зоне водоохраны или полосе. Но факт свершился. Теперь надо привести в порядок. Есть и другой закон у нас — земля под строениями принадлежит приватизации.

— То есть, чтобы он ее купил… по кадастровой стоимости, или нет?

У нас вся земля в Алматы оценивается по кадастровой стоимости и потом есть коэффициенты, в зависимости от местоположения. Если это в Медеуском районе — это один коэффициент и так далее. В соответствии с этим, если они все сделали законно, если у них были законные решения, они законно все оплатили, законно построили, теперь, как их сносить?

— А вот в “Шаныраке” так узаконить, положим, нельзя как в горах? Чтобы оплатили по кадастровой стоимости?

Вот посмотрите, что получается. В горах все законно оформлено. Теперь понятно — это горстка людей, а основная масса, которая не имеет, на них сморит косо. Тем более теперь мы убрали все заборы. Но они по закону сделали. А здесь ни выкупа, ничего нет. Просто самовольный захват — и построили. Можно ли эти земли узаконить и отдать? Это же несправедливо. Но закон для всех един. Поэтому, если кто-то бесплатно что-то захватил, и создается, а у нас же быстро создаются всякие общественные объединения в защиту и так далее… поэтому если кто-то хочет бесплатно взять государственную землю, я, аким, по закону этого не могу допустить. Я должен спросить у полутора миллиона остальных горожан: “Отдаем эту землю бесплатно или нет? За счет городского бюджета заплатим и отдадим?”. Так ведь? Поэтому здесь, когда некоторые говорят: “Надо отдать, надо узаконить”… подождите, ну давайте проведем здесь опрос! Если этот человек законно все построил, а государство ему дало все необходимые документы, значит, государство ему должно возместить.

— Вы имеете в виду, выгоднее узаконить будет, чтобы не тратить деньги налогоплательщиков?

Оно и по закону правильно. И, с другой стороны, махать шашкой и так далее — есть где надо бы проявить жесткость и власть, а есть где надо бы подойти разумно, но в пределах закона. Поэтому сейчас эти дома стоят уже законно.

Спасибо, Ахметжан Смагулович.

— Спасибо.

Телеканал КТК, программа “Портрет недели”, от 02.11.08 г.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...