Кому – меч, кому — орало

“Дело Кулекеева”

“Уголовная полиция – превосходное определение”

Хуго Штейнхаус (польский математик)

Прокурор Шарипов – не президент Джефферсон

Журналисты, похоже, вызывают желчь у прокурора Шарипова. Если с самого начала судебного процесса по “делу Кулекеева” он возражал против нашего присутствия и пользования нами диктофонами, фото- и видеокамерами (видно, по мнению прокурора, в арсенале орудия производства журналистов до сих пор архаичные блокнот и карандаш), то в выступлении на стадии прений прокурор обвинил прессу в тенденциозности и давлении на суд.

В частности, сказал, что авторы некоторых публикаций уже объявили экс-главу КТЖ невиновным. В этой части можно смело поспорить с г-ном Шариповым. Пусть найдет хоть одну такую статью, и мы с коллегами готовы отстоять свои профессиональные права и честь в судебном порядке, как это полагается по закону. Одновременно напомним прокурору, как он пытался упредить решение судьи о допуске представителей электронных СМИ на завершающие заседания (даже смех одного из журналистов после окончания судебного заседания вызвал у прокурора бурное раздражение). Слава Богу, у председательствующего судьи Нуржана Жолдасбекова хватило здравого смысла отклонить мнение прокурора. Более того, он дал нам добро на пользование своими профессиональными рабочими инструментами.

Что же касается опасений прокурора в той части, что СМИ могут оказать влияние на формирование негативного мнения. Тут, думается, г-н Шарипов опоздал. Оно сформировано далеко до начала процесса по “делу Кулекеева”. Мнение казахстанского общества о блюстителях законности полярное. Судя по комментариям публикаций в интернет-изданиях (не только о “деле Кулекеева”), к сожалению, перевешивает негативное. И вместо того, чтоб всех собак навешивать на СМИ, не лучше ли посмотреть в зеркало? Ведь не на пустом месте рождается народный фольклор: “Моя милиция меня бережет. Сначала поймает – потом стережет”, небезосновательно люди пишут, что они боятся прокуроров и полицейских, что им страшно жить в этом государстве. Зачем же валить с больной головы на здоровую?

Допускаю мысль, что сердцу г-на прокурора было бы гораздо милее, если бы в зале судебного заседания сидели представители так называемых государственных и приватизированных олигархами СМИ. Но, как пишет один из комментаторов сайта “ZONA.kz”, на “дело Кулекеева” в редакциях этих изданий наложено табу. За процессом в суде № 2 Сары-Аркинского района Астаны с 25 августа 2008 года наблюдают лишь представители “оппозиционных”, как их предпочитаю называть, СМИ. Без пафоса скажу: потому что эти СМИ неравнодушны к судьбе любого гражданина страны, будь то “маленький человек” или высокопоставленный чиновник, над кем навис карающий меч закона; потому что нам небезынтересно знать, законно или незаконно “нависли” этот меч над его головой; в конце концов, журналистам, следовательно, всему обществу (главная функция СМИ – объективно донести информацию до общества) важно знать, в правовом ли государстве мы живем. И если завтра на голову кого-нибудь из присутствующих в зале суда журналистов упадет кирпич, в прямом и переносном смыслах, то это тоже станет показателем репутации наших правоохранительных органов.

И последнее. Мне всегда любопытно знать: с какой это стати сотрудники прокуратуры, МВД, следователи запрещают журналистам осуществлять свою профессиональную деятельность, даже если она никак не может повлиять на тайну следствия, если мы не покушаемся на секреты государства? С чьего позволения они мнят себя третьей властью в государстве? Ведь, по Конституции, третья власть – это судебная власть, но никак не прокуратура. Что это – заурядное незнание законов или неограниченное чувство вседозволенности и безнаказанности?

Вопросы, впрочем, риторические, ответа на них ожидать не приходится. Тем не менее, хотелось бы процитировать двух великих людей (надеюсь, не нужно объяснять кое-кому, что это за личности): Карела Чапека — для журналистов: “Напишите о карманнике, судившемся тридцать раз, что он известный карманник-рецидивист – и он подаст на вас в суд за оскорбление личности, причем вы проиграете это дело”; Томаса Джефферсона — для прокурора Шарипова: “Если бы пришлось выбирать: иметь правительство без газет или газеты без правительства, — я бы, не раздумывая, выбрал второе”.

Охота на адвоката Мусина

Из комментариев в “ZONA.kz”: “Местоев всемогущ. Сила бобла неимоверна. Многие оказывается у него в услужении. Адвокату будет тяжко”.

Адвокату Салимжану Мусину, защищающему в суде Жаксыбека Кулекеева, уже тяжко, причем с первого дня, как взялся за дело.

Если до суда мы могли только догадываться об оказываемом на него давлении, то заявление, которое адвокат сделал на стадии прений, подтвердило наши догадки.

С первого дня за Салимжаном Мусиным была установлена слежка. 5 апреля 2008 года он лично задержал сотрудника финансовой полиции Жаксыбекова, доставил его в органы внутренних дел, где зарегистрировал соответствующее заявление. Однако ни прокуратура, ни финансовая полиция не предприняли каких-либо мер по ограждению адвоката от возможных провокаций, вплоть до его физического уничтожения или увечья. Следователь Урманбетов вынес лишь постановление о предоставлении защиты адвокату Мусину и членам его семьи путем переселения в другое место жительства.

Можно ли смену квартиры считать мерой безопасности, которую государственные органы по закону должны обеспечить участнику судебного процесса, если у него имеются основания опасаться за свою жизнь и жизнь членов своей семьи? От перестановки местами слагаемых, известно, сумма не меняется. Одной рукой Урманбетов отмахнулся от своего долга, предписанного ему государством, другой затянул вожжи. Охота финполиции на адвоката Мусина продолжается до сих пор. Все другие многочисленные жалобы Мусина вообще остались без реакции правоохранительных органов, что отчасти подтверждает устоявшееся в обществе мнение (уже даже публично признаваемое властью) об их коррумпированности друг с другом.

Желанием отстранить своего слишком “грамотного” оппонента от громкого и в определенном смысле престижного (если удастся упрятать подсудимых за решетку, естественно, это автоматически предполагает карьерный рост) процесса, по-видимому, обуреваем и прокурор Еркин Шарипов. Он ходатайствует о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката Мусина по статье 348 ч.3 УК РК, которая карает лишением свободы на срок от 3 до 7 лет, – за фальсификацию доказательств, представленных им в суде.

Ходатайство прокурора адвокат считает абсолютно бессовестным и непорядочным.

Одну статью – 355-ю – Мусин уже “пережил”. Именно по этой статье предлагал наказать его автор доноса в администрацию главы государства – сотрудник финансовой полиции Бижанов. Мусину пришлось потратить немало усилий и времени, чтобы доказать, что он не “мавр”.

Хаирбекова в опасности

В предыдущем репортаже из зала суда писала о том, что прокурор Шарипов ходатайствовал о возбуждении уголовного дела в отношении учредителя и директора ТОО “Бекет-АСТ” Амины Хаирбековой за дачу ложных показаний. Ложных, с его точки зрения.

Дабы избежать комментариев альтернативной точки зрения и возможных инсинуаций со стороны обвинения, приведу выступление адвоката Мусина в этой части с небольшими сокращениями.

“Такеев действовал на основании доверенности, абсолютно “левой”, потому что это была ее ксерокопия. По закону, экспертиза по ксерокопии не проводится. Такеев вернул доверенность. Не надо вздрагивать, оригинал находится у меня. Наличие оригинала у лица, его выдавшего (авт.: Хаирбековой), подтверждает, что приказ был законный.

Я предоставил суду четыре справки из АО НК КТЖ, что ТОО “Бекет-АСТ” никогда не участвовало в конкурсах КТЖ. Как Такеев мог подать документы на конкурс, если печать находилась у директора ТОО? Каким образом он документы подаст? Нет расчетного счета, в налоговых органах одни пустографки, нет и не было денег ни на расчетном счету, ни у Хаирбековой, нет филиала, нет штата сотрудников, нет офиса. Предприятие бездействующее, пустышка.

С самого начала следствию должно было быть ясно, что “Бекет-АСТ” не мог дать взятку, Может быть, тогда и санкции на арест не было бы. Я ходатайствовал, просил финансовую полицию найти “Бекет-АСТ”. В ответ – нет необходимости.

Теперь, когда Хаирбекова исполнила свой гражданский долг… До этого она никого не интересовала, поэтому я предоставил кучу документов, как ее искал. Зная ваши моральные принципы, я защитил себя от возможных обвинений в том, что я незаконным образом воздействовал на нее.

Прокурор опять предоставил ксерокопию, неизвестно, откуда она получена оперативным путем. Приказ от 1 января 2008 года о выдаче доверенности Такееву. Никто не отрицает, что доверенность была выдана. Назначить экспертизу без оригинала невозможно. И он говорит, что этот приказ противоречит приказу от 1 февраля 2008 года об отзыве этой доверенности и что этот приказ, предоставленный мне “Бекет-АСТ”, является фальсификацией доказательства по уголовному делу.

Вот такими методами сторона обвинения борется со стороной защиты.

Непрофессионализм целого сонма следователей, около 50 человек было задействовано.

В чем вы нашли заведомо ложные показания в показаниях Хаирбековой? Что она не подтвердила лживые показания Такеева? Что у нее есть филиал ТОО “Бекет-АСТ”? Так, нет никакого филиала. Это несложно выяснить. Сделайте запросы в департамент юстиции, в органы статистики.

Зная позицию прокуратуры, финансовой полиции, еще раз заявляю: ничего противоправного я не делал. Я пользовался предоставленными мне Конституцией и законами Республики Казахстан профессиональными правами защищать человека. Я имею право собирать доказательства.

Нам удалось собрать кучу документов, которые камня на камне не оставляют на этом обвинении.

Никаких противоправных деяний г-жа Хаирбекова не совершила, более того, позволила суду внести ясность, предоставила множество оригиналов документов, все документы первичные. Она не отрицала факта выдачи доверенности, не отрицала того, что знакома с Такеевым.

Где заработал Такеев эти деньги, где заплатил налог с этой суммы? В своем заявлении в финансовую полицию Такеев не обосновал, откуда у него 100 тыс. долларов, кто их дал ему. Можно только строить предположения.

Опираясь на те документы, которые были представлены финансовой полицией, я утверждаю снова, что Такеев находится под защитой сотрудников финансовой полиции. Они его укрывают от суда, потому что понятно, что после прихода сюда встанет вопрос о возбуждении в отношении него уголовного дела за дачу заведомо ложных показаний (возможно, и за мошенничество. Прим. авт.).

Я настоятельно прошу суд отказать в ходатайстве о возбуждении уголовного дела в отношении г-жи Хаирбековой.

Я уже сожалею, что пригласил ее сюда. Представляю, какому прессингу она завтра подвергнется со стороны сотрудников финансовой полиции и прокуратуры. Они будут у нее требовать, чтобы она оговорила Кулекеева, подтвердила измышления Такеева. Я просто чувствую свою вину за судьбу г-жи Хаирбековой, представляю, каким бесчеловечным методам она будет подвергнута после того, как сотрудники финансовой полиции ее обнаружат и будут требовать показаний, которые абсолютно противоречат тем, которые она уже предоставила суду. В принципе, ее показания не имеют столь принципиального значения, которое имеют представленные ею документы. Требование прокурора в отношении женщины, матери двоих детей абсолютно несостоятельно. Кроме того, оно бессовестно.

Но коль прокурор заявил здесь ходатайство, он будет настаивать на нем”.

Об ограждении директора ТОО “Бекет-АСТ” от возможных провокаций и преследований просил суд и Жаксыбек Кулекеев.

Остается лишь напомнить вершителям судеб в погонах и лампасах: “Какою мерою мерите, такою же отмерится и вам” (Евангелие от Луки).

Вместо постскриптума

Один из комментаторов написал, что адвокат Мусин “порвал” прокурора Шарипова. Поправлю: “порвал” все обвинение и следственные действия. Как? Читайте в следующем материале.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...