“Свидетель” по делу Костанова

Давнее уголовное дело об убийстве павлодарского предпринимателя Б.Костанова, неожиданно всплывшее из пыльных полицейских архивов вместе с обвинениями лидеров оппозиции в “укрывательстве преступников”, обрастает все новыми подробностями. На прошлой неделе свою лепту в эту историю внес не кто иной, как отставной зять президента Рахат Алиев. В своей статье “Разговор в сигарном клубе”, опубликованной в Интернете, он поведал о закулисной подоплеке этих событий.

О том, кто на самом деле стоит за убийством, произошедшим летом 2001 года, по-прежнему известно не много. Ясно одно – подлинных убийц полицейские, скорее всего, никогда не искали. Зато СМИ рассуждают о том, кто и в каких целях пытается использовать эту старую криминальную историю.

На первых порах наблюдатели склонялись к тому, что “дело об укрывателях” затеяно в преддверии новых парламентских выборов. Считалось, будто власть пытается заблаговременно отстранить лидеров оппозиции от участия в грядущей избирательной кампании, обвинив их в уголовно наказуемых деяниях. Позднее большая часть подписантов была переведена из разряда обвиняемых в разряд свидетелей и на первый план у полиции вышли казахстанские беженцы в Украине. Тогда появилось мнение, что весь сыр-бор затеян для того, чтобы повесить новое обвинение на Галымжана Жакиянова, у которого в апреле 2009 года истекает семилетний срок заключения.

В пользу этой версии свидетельствуют и показания Рахата Алиева. Он сообщил о своей встрече в сигарном клубе “Давидофф” с министром МВД Бауржаном Мухамеджановым весной 2007 года. “Мухамеджанов сообщил мне, что президент рассматривает Жакиянова в качестве весьма серьезной угрозы, – заявил бывший зять Назарбаева, – поэтому распорядился не выпускать его на Запад – Жакиянову разрешают только разовые выезды в Китай на лечение. В случае если Жакиянов выйдет из-под контроля, Ак орда использует против него дело Костанова: какой-нибудь очередной наркоман покажет, что заказчиком давнего убийства был человек из окружения павлодарского губернатора. Мухамеджанов, помнится, сокрушался, что Байсаков перебрался на Украину, и его оттуда будет трудно достать”.

Не менее однозначны свидетельства Алиева и о самом деле, возбужденном против Есентая Байсакова: “То, что давнее убийство павлодарского предпринимателя Бориса Костанова расследовалось самым некорректным образом, было известно давно. Следственная бригада предъявляла обвинения разным людям, в суде эти обвинения разваливались, в качестве свидетелей привлекались лица с уголовным прошлым или выраженной наркотической зависимостью. У наблюдателей могло сложиться впечатление, что следствие в последнюю очередь заинтересовано в установлении истинных заказчиков и исполнителей этого преступления”.

Бывший зять за время своей опалы раскрыл немало придворных тайн. Но сливая информацию о других, он всячески замалчивает свою роль в тех или иных событиях.

Вот и в этот раз Алиев “забыл” упомянуть немаловажные обстоятельства: об уголовном деле, заведенном на Есентая Байсакова, Рахат Алиев прекрасно знал и до разговора в сигарном клубе с министром Мухамеджановым. Именно подконтрольные бывшему зятю медиа-структуры устраивали в свое время самую настоящую травлю бизнесменов Байсаковых, подчеркивая при этом их связи с бывшим акимом Павлодарской области.

Кроме того, надо иметь в виду, что разговор посла в Австрии и министра МВД в сигарном клубе состоялся как раз в то время, когда под Рахатом Алиевым если не горела, то заметно дымилась земля. Эта встреча с Мухамеджановым вряд ли была случайной: трагедия пропавших банкиров Хасенова и Тимралиева именно тогда получала совсем не тот оборот, на который рассчитывал главный акционер “Нурбанка”. Наверняка, Рахат Алиев желал “утрясти” с министром прежде всего этот вопрос.

Исходя из этого, вполне правомерно допустить, что на самом деле не Мухамеджанов рассказал Алиеву о своих планах в отношении Жакиянова – с чего бы ему откровенничать с тем, кого президент вот-вот объявит вне закона? – скорее всего, именно Рахат Алиев, ведя с министром торг по своим личным проблемам, в качестве “жеста доброй воли” предложил Мухамеджанову идею привязать убийство Костанова к наиболее опасному противнику режима.

Будущие действия правоохранительных органов по отношению к подписантам, беженцам и самому Галымжану Жакиянову покажут, насколько достоверные показания дал Рахат Алиев. Вместе с тем есть весьма существенные обстоятельства, свидетельствующие о том, что хитросплетения вокруг этих событий гораздо сложнее. Обращает на себя внимание тот факт, что вся официозная пресса (за исключением одной только “железнодорожной” газеты) о деле Костанова хранит упорное молчание.

Это странно в высшей степени. Обычно все “спецоперации” силовых органов против оппозиции сопровождаются массированными пиар-кампаниями в СМИ. Если бы администрация президента действительно санкционировала преследование лидеров демократических организаций и попытки экстрадировать из Украины политических беженцев, то провластные газеты и ТВ на все лады предавали бы анафеме “врагов закона”. Но официоз молчит.

Зато независимая от госструктур печать не оставила живого места на аргументах следственной группы во главе с одиозным Гаши Машанло, а Ак орда предпочитает сохранять информационный “нейтралитет”. Отсутствие пропагандистской поддержки Мухамеджанову со стороны администрации президента позволяет предположить, что, скорее всего, дело об убийстве Костанова полицейские вытащили на белый свет самостоятельно. Наверное, совсем не для красного словца советник президента Ертысбаев назвал затею МВД очевидной глупостью.

Трудно сказать, какие обстоятельства послужили катализатором скандальных событий: может быть, новый бизнес Байсаковых перешел кому-то дорогу, может, в их непременном осуждении заинтересованы старые “доброжелатели”, может, дело действительно в служебном рвении некоторых сотрудников МВД или в их банальном желании подзаработать на шантаже опальных предпринимателей. Но уже очевидно другое – дела у следователей явно “забуксовали”. Теперь, когда скандал перешел в политическую плоскость и приобрел международный характер, Ак орда уже не сможет делать вид, что ничего не происходит. Чем дольше будет тянуться ее молчание, тем шире и глубже будет разрастаться Костановгейт.

“Свобода слова” 6 ноября 2008 г.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...