Хроника развития кризиса в Казахстане















“…И купцы земные восплачут и возрыдают о ней, потому что товаров их никто уже не покупает. …Торговавшие всем сим, обогатившиеся от нее, станут вдали, от страха мучений ее, плача …и говоря: горе, горе тебе, великий город …ибо в один час погибло такое богатство”
















Именно о финансовом крахе идет речь в 17-18-й главах “Апокалипсиса”. Иоанн говорит о некогда всемирном Вавилоне, который должен пасть и “опустеть в один час” на горе “земным царям, вельможам и купцам” и на радость всем остальным. В истории известно немало случаев падения и расцвета империй, но, наверное, и в те, далекие дни многих волновали все те же вопросы, которые актуальны и сегодня. Мало кто из ныне живущих не задается проблемами, связанными с охватившим мир экономическим кризисом. Казахстан, в этом случае, увы, не является исключением. Но пока никто из властьпридержащих так и не ответил внятно: сможет ли государство удерживать валютную планку на прежнем уровне, не рухнет ли наша банковская система, а вместе с ней и с таким трудом накопленные сбережения простых граждан и, как, в конце концов, сложится ситуация на потребительском рынке Казахстана.

Ведь уже сегодня некоторые ведущие добывающие компании заявили о приостановке производственных работ. Согласно официальным сообщениям 1 октября 2008 года сталелитейная компания “Arcelor Mittal Still Temirtau” объявила о том, что намерена приостановить производство продукции на Карагандинском металлургическом комбинате (Карметкомбинат) и отправить в вынужденные отпуска 4200 рабочих и служащих. Следом за “Arcelor Mittal Still Temirtau” останавливает свой цинковый завод на Балхаше “Казахмыс” и заявляет о начале консервации крупнейшего в стране медно-золотого рудника “Нурказган” и временной приостановке работ на медном руднике “Конырат” в Карагандинской области с 1 ноября 2008 года. Более того, по данным пресс-службы “Казахмыса” все подразделения медедобывающей корпорации с начала октября прекратили набор новых кадров. Как признался министр индустрии и торговли РК г-н Школьник, суть проблемы заключается в том, что при дальнейшем снижении цен на металлы на 40-45%, “получаемые доходы даже не будут покрывать текущих расходов компании на приобретение сырья, материалов и на выплату заработной платы”. Не лучшим образом обстоит ситуация и в двух других системообразующих корпорациях Казахстана – ENRC и “Казцинка”. Все это позволило целому ряду экспертов предположить, что если до конца года мировой кризис не пойдёт на спад, то уже в середине 2009 года казахстанская экономика может оказаться на грани дефолта.

В свою очередь и финансисты не скрывают своего страха перед этим явлением. “Любое увеличение курса доллара по отношению к тенге угрожает стоимости отпускного нынешнего долга. …Есть риск такой, что если хотя бы один банк допустит дефолт по внешним обязательствам, то иностранные кредиторы могут предъявить требования по всему объёму долга”, — заявил на совещании в акимате Алматы заместитель председателя Национального банка РК Медет Сартбаев. По его словам, общий объем долга в банковской системе “составляет порядка $45 миллиардов”, и для единовременной выплаты всего долга в стране денег просто нет.

Хотя, по информации заместителя председателя АФН РК Куата Кожахметова, также выступавшего на вышеупомянутом заседании, “банковский капитал вполне достаточен, и “его уровень позволяет формировать политику для покрытия возможных убытков”.

Впрочем, каково истинное положение дел на самом деле в Казахстане, догадаться довольно не сложно. Даже, несмотря на то, что никто никогда не раскрывает всех карт. Иначе это не называлось бы политикой. Для этого достаточно проследить лишь развитие кризиса в стране с самого начала.

Все началось с банковских проблем

Первые признаки серьезного экономического кризиса в Казахстане приходятся на вторую половину 2007 года. Аналитики уже тогда прогнозировали, что из-за кризиса страховых компаний в США, практически все объявят мораторий на выдачу ипотечных кредитов в течение неопределенного времени, и что в этих условиях, выживут те, у кого есть большие ресурсы по обслуживанию корпоративного сектора. Лидеры же розничного бизнеса могут потерять почти половину своей доли. При этом мало кто обратил внимание на отчет рейтинговых агентств. Опубликованный 15 августа отчет Moody\’s отмечает, что “повышение ставок на международных долговых рынках на длительный период может осложнить рефинансирование для казахстанских банков, привлекающих средства за рубежом”. По оценке Moody\’s, на конец первого полугодия внешний долг казахстанских банков составлял $40,7 млрд, или больше половины всех имеющихся обязательств. При этом агентство прогнозировало, что если условия на глобальных долговых рынках ухудшатся значительно и надолго, а банки не предпримут адекватных мер для соответствующего управления ликвидностью, рейтинги некоторых банков могут оказаться под негативным давлением. На следующий день появилось сообщение, что международное рейтинговое агентство Moody\’s по бизнес-причинам отозвало рейтинги Алматы.

В свою очередь “Standard & Poor\’s” довольно давно высказывало опасения по поводу неуклонного роста внешних заимствований банков Казахстана. По оценкам S&P “в ближайшие 12 месяцев казахстанским банкам ежеквартально будет требоваться $ 3 млрд. на цели рефинансирования, причем 70% рефинансируемых обязательств составят синдицированные займы”. Впрочем, анализируя ситуацию, S&P все же подчеркивает, что, несмотря на принадлежность большинства кредитных организаций казахстанским олигархам, тесно связанными с ФПГ, которые помогают банкам, на самом деле фактор поддержки со стороны собственников в рейтингах казахстанских банков не учитывается ввиду отсутствия уверенности в том, что она будет оказываться в будущем. При этом S&P отмечает, что казахстанские банки, за исключением системно значимых банков, куда входят ККБ, БТА и Народный банк Казахстана, в возникшей ситуации подвергаются более значительным рискам.

Чуть позже в местных СМИ появилось мнение и казахстанских специалистов, считающих, что правительству и Нацбанку необходимо пересмотреть предпринимаемые минимальные резервные требования к коммерческим банкам и просчитать их последствия, поскольку сокращение кредитования неизменно приведет к замедлению роста экономики в целом и негативно скажется на реализации ранее заявленных правительством широкомасштабных проектов.

Снежный ком

Вечером 21 августа 2007 года министр экономики и бюджетного планирования Казахстана Бахыт Султанов заявил, что “в связи с угрозой переноса начала добычи на Кашагане возможны значительные недопоступления средств в Национальный фонд”. А утро следующего дня обрадовало казахстанцев на 7% увеличившимися ценами на топливо, в результате чего тут же подскочила стоимость транспортных услуг.

В первые дни сентября на тот момент министр сельского хозяйства Ахметжан Есимов сообщил о небывалом урожае в 19,5 млн. тонн зерновых и намерении министерства закупать у фермеров зерно в $200 за тонну, дабы увеличить экспорт этого ценного продукта. Однако чуть позже, СМИ забили тревогу, сообщая, что Казахстан чуть ли не остался без стратегического запаса зерна. С магазинных прилавков мигом исчезают хлебобулочные изделия. Обычный “кирпич” продается из-под полы. Нечто подобное происходит и с другими основными продуктами питания. Подсолнечное масло, молоко и даже соль, можно купить лишь на базаре, да и то в 2, а порой и в 3 раза дороже (в зависимости от страны производителя). Для разрешения продовольственного кризиса правительство Масимова вводит запрет на экспорт растительного масла, с одновременным снятием таможенных пошлин на его импорт. Вместе с тем полностью снимается карантин на мясо и молоко из соседней Киргизии. Далее, в надежде повлиять на ценовую политику в стране, следует указание о немедленном создании специальных складов с продовольственными запасами.

Но начавшийся продовольственный кризис, как снежный ком, тянет за собой строительный рынок. Острые на язык СМИ тут же обозвали казахстанские города – городами застывших башенных кранов. Октябрь 2007 года ознаменовался падением рынка вторичного жилья на 10%. Следом резко снижаются продажи и на первичном рынке. В ноябре выясняется, что в падении на спрос жилья виноваты банки второго уровня, которые отказываются выдавать населению кредиты под ипотеку на прежних условиях под 10-12% годовых. В ряде СМИ тут же появляется информация о гигантском банковском долге БВУ, который необходимо погасить до конца 2008 года.

Правда, власти стоически отрицают наличие экономического кризиса в стране, а глава государства грозится наказать каждого, кто будет говорить об обратном. “В Казахстане нет кризиса. Есть только отдельные кризисные явления в некоторых секторах экономики. Но они только пойдут на пользу всей экономике страны, поскольку заставят людей собраться и лучше работать. В стране продолжается рост ВВП. Значит, ни о каком кризисе речи быть не может!”, — заявил Нурсултан Назарбаев 15 ноября 2007 г. Чтобы подавить ненужные слухи выделяется $4 млрд. дабы завершить строительство жилищных объектов в Астане, оказать поддержку малому и среднему бизнесу, и рефинансировать индустриальные и инфраструктурные объекты. В частности, предполагалось $1 млрд. использовать до конца 2007 года, по $400 млн. отводилось на завершение строительных объектов в Астане и на поддержку МСБ. Оставшиеся $200 млн. предполагалось направить на рефинансирование индустриальных объектов. Впрочем, как утверждают информированные источники, как это часто бывает, не все выделенные суммы дошли до “адресатов”. Поговаривают, что на завершение жилищных комплексов на самом деле пришлось лишь $260 млн. В чьих карманах растворились оставшиеся $140 млн. так и остается неизвестным. Как итог, получателями государственной помощи, оказались лишь некоторые крупные и всем известные компании.

Дальше больше, строительный кризис привел к появлению недовольства среди дольщиков. До сих пор на слуху многочисленные скандалы с участием обманутых людей. Более того, после ряда акций социально-экономический вопрос постепенно перерастает в политический. Причем ситуация усугубляется признанием проблем в банковской системе. Информационные агентства, ссылаясь на некий источник, сообщают, что долг БВУ перед иностранными кредиторами составляет порядка $12 миллиардов, а внешний долг всей страны более $80 миллиардов.

Оставьте деньги в банке, не прячьте их у жены в чулке

Правда, правительство надеется, что накопленные валютные резервы НацБанка и средства Нацфонда, составляющие на тот момент $39 млрд., а также благоприятная конъюнктура на рынке нефти, газа и некоторых видов металлов позволят республике избежать негативных последствий падения мировых фондовых рынков из-за кризиса ипотечных ценных бумаг в США. Но при этом специалисты отмечают, что проблема ликвидности приобретает глобальный характер, а Казахстан как субъект мировой экономики, не сможет себя полностью изолировать от происходящих процессов.

Тем временем, Карим Масимов гарантирует, что финансовая система Казахстана будет стабильна, вклады населения будут сохранены, а кредиты будут выдаваться. Дабы избежать повальной паники, людей успокаивают, ссылаясь на то, что местные банки всегда перекредитовывались на Западе не отвлекая свои средства. Поэтому, мол, и долговые выплаты сделать они сумеют. Тем временем, те же самые банки неожиданно начали аккумулировать средства, повышая процентные ставки, в том числе и в одностороннем порядке, и прекратив выдавать займы. Приобретение жилья по принципу долевого участия вообще перестает кредитоваться.

Но настоящий страх властей перед падением экономики возникает лишь после того, как появилась информация о неприятной ситуации с крупнейшими ипотечными компаниями США “Freddie Mac” и “Fannie Mae”, и о банкротстве американского инвестиционного исполина “Lehman Brothers”, где, по словам председателя правления Национального банка Анвара Сайденова, была размещена часть золотовалютных резервов Казахстана. Кроме того, на казахстанских “неприкосновенных запасах” сказался и произошедший конфликт на Кавказе. Из-за переориентирования грузопотоков в Европу и на Ближний Восток, ранее шедших через грузинский порт в Батуми, Казахстан потерял порядка $3 млрд. В то же время информированные источники из Астаны отмечают, что внешний долг Казахстана увеличился до $100,6 млрд., где доля БВУ составила 45%.

Все привело к тому, что власти Казахстана, целый год скрывавшие реальное положение дел, наконец, признали наличие экономического кризиса в стране, и в срочном порядке принялись за расконсервацию средств Нацфонда. Тут уж как говорится, выдали каждой дочке по сережке. Управляемому правительством объединенному в АО “Фонду национального благосостояния “СамрукКазына” на стабилизационные меры досталось $10 млрд. Добытые дополнительно $5 млрд. разделили между Нацбанком ($4 млрд.) и фондом, так называемых, стрессовых активов ($1 млрд.), созданного якобы для выкупа со скидкой проблемных активов БВУ. Затем, после объявления о еще одной, по всей видимости, виртуальной суммы в размере $5 млрд., тут же последовало предложение к системообразующим банкам о выкупе у них 25% голосующих акций. Понятно, что на данное предложение банки согласились, но как говорится, скрепя зубы, восприняв помощь от государства как “медвежью”. Возможно, обещания главы правительства помочь банкам лишь дополнительными формами, а не попыткой получить их контрольный пакет акций, не возымели должного эффекта, иначе бы в обществе не появились бы мнения о том, что отдельные банки, несмотря на выраженное согласие, спустя какое-то время все-таки откажутся от навязанной помощи.

Виртуальное меценатство

В электронных СМИ по-прежнему идет банковская реклама. Массированной ее назвать трудно, но обещания “золотых гор” звучащие в эфире телевизионных каналов и радио, заставляют задуматься, для чего нужна эта виртуальная показуха? Отдельные граждане замечают, что чем ужаснее положение банков, тем наглее их самореклама. Сложно сказать, что движет финансовыми структурами, проводящих беспрецедентные акции “по освобождению большой группы своих клиентов, относящихся к социально уязвимым слоям населения и наиболее пострадавших от кризиса на рынке недвижимости, от выплаты в течение года процентов по ипотечным займам”. Действительно ли финансисты задумались о простых людях или за этим стоит нечто иное, но в любом случае люфт для своего отступления, банкиры все же оставляют. По крайней мере, Евразийский банк в своем сообщении об акции допускает, что “банковские досье могут не дать абсолютно полную картину социально-экономического положения заемщиков”, а потому “может быть допущена небольшая погрешность”. Любопытно другое, возьмем, к примеру, ЕРБ, который подсчитал, что минимальное количество участников акции – 450 человек. К данной группе относятся бюджетники, получившие ипотечный заем и купившие недвижимость в период с 1 января 2006 года по 1 октября 2007 года. То есть в период пика цен на недвижимость. Но при этом не может не возникнуть просто вопрос, каким образом бюджетники, в лучшем случае получающие заработную плату в размере 40-50 тысяч тенге, оказались участниками акции и кредитной линии банка. Ведь в пик цен на недвижимость, даже однокомнатная квартира стоила не меньше $70 тыс. Судя по ипотечным ставкам, клиенты банка должны были выплачивать в месяц не менее 80 тыс. тенге, что в 2 раза больше их основной заработной платы. Кому вообще пришла идея проводить такую кредитную линию? Впрочем, возможно, что ничего подобного не происходило, а значит объявления о меценатских акциях на самом деле не более чем самореклама.

Впрочем, рекламные действия банков понять можно, если учесть недавно принятый мажилисом законопроект “О внесении изменений и дополнений в законодательные акты по вопросам устойчивости финансовой системы”. В соответствии с принятыми поправками правительство получает права на выкуп не менее 10% акций от общего количества размещенных бумаг в случае ухудшения финансового состояния банка. При этом в законе оговаривается, что выкуп может быть осуществлен “без принятия решений органами банка”. Кроме того, в документе содержатся нормы, наделяющие АФН правом принимать меры “раннего реагирования” на ситуацию в той или иной финансовой организации. Как же убедить госструктуры в стабильном финансовом состоянии банка? Эксперты отмечают, что реклама всего лишь один из вариантов убеждения стабильности финансовых учреждений.

Китай всех спасет

Согласно утверждению главы минэкономики Бахыта Султанова, выделенные государством средства на поддержку финансового сектора Казахстана (всего предусмотрено порядка $19 млрд.) превышают “даже меры, которые предоставлены другими странами, в том числе превышает средства в рамках “плана Полсона” в США”. Предполагается, что выделенные суммы “позволят не только стабилизировать развитие экономики, но и достичь тех макроэкономических показателей, которые заложены в пятилетнем прогнозе в проекте трехлетнего бюджета”. 

Впрочем, существует еще несколько вариантов выхода Казахстана из экономического кризиса. Так, один из них предполагает, что рефинансирование ранее выданных кредитов на тех же условиях, но с более длительным сроком позволит избежать многих проблем. Но при этом есть и пессимистические прогнозы, что из-за падения многих добывающих, отраслевых предприятий, произойдет уже не стагнация экономики, а самый натуральный дефолт. А потому ожидать каких-либо положительных моментов в течение 2-3 лет пока не приходится. Следующий вариант спасения от всепоглощающего кризиса связывают с новой программой развития Штатов, в связи с победой кандидата от Демократической партии Барака Обамы. Есть и такое мнение, что Казахстану поможет Китай. Возможно, тот же Китай по-соседски действительно и спасет Казахстан, выделив дополнительно еще пару-тройку десятков млрд. зеленных. Другое дело, что в наше время ничто не делается за просто так. Да и потом, сможем ли мы, по уму распорядится “добрососедской” помощью или вновь выйдет – “хотели как лучше, а получилось как всегда”.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...