“И появился кризис как следствие управленческого кризиса и из-за отсутствия эффективного регулирования экономикой страны, т.е. кризис этот наш с вами, казахстанский!”. “У нас в Астане целые элитные районы упрятаны за высоченными заборами”

Сетевой Казахстан. 11 ноября 2008г.

AZATTYQ.ORG. Болат РЫСКОЖА в материале “Заманбек Нуркадилов: три года спустя загадка трёх выстрелов не решена ни властью, ни оппозицией” отмечает, что прошло три года, но до сих пор смерть Заманбека Нуркадилова окутана тайной. “По официальной версии следствия, оппозиционный политик покончил жизнь самоубийством, произведя два выстрела в область сердца и третий – контрольный выстрел — в голову. Но в это мало кто поверил. Наоборот, многие до сих пор уверены в том, что это было жестокое и циничное убийство…

Кем был Заманбек Нуркадилов: примером мужского поступка, рыцарем без страха и упрека или потерянным, неприкаянным человеком, так и не понявшим, для чего он прожил свою жизнь? На этот вопрос, наверное, каждый должен ответить сам. Но одно очевидно: его жизнь была интересной, насыщенной и бурной, и не всякому по плечу ее пройти”.

SARAP.KZ. Асанбаев Мухит, вице-президент Казахстанского центра гуманитарно-политической конъюнктуры, в статье “А был ли финансовый кризис в Казахстане?” замечает: “В действительности, наша страна не была бы нашей, если бы в ней не было своей, особой казахстанской специфики, даже когда дело касается мирового финансового кризиса. Думается, что на одном лишь примере так называемого ипотечного кризиса можно это раскрыть. Судите сами. У нас задолго до начала мирового финансового кризиса были все предпосылки, говорившие о безумии на рынке отечественного кредитования. Бурный рост ипотечного кредитования как ода хваленой банковской системе Казахстана с самого начало была сомнительной мыльной оперой. Банки, строительные компании, посредники и потребители – все понимали, что цены на недвижимость в Казахстане, в особенности в Алматы или Астане, росли неадекватно и были просто не реальными. Проще было купить особняк в Турции на берегу Черного моря или в среднестатистическом европейском городе, например, в Праге…

Но власти Казахстана в ситуацию не вмешивались, и ни один член правительства не обмолвился об этом, никак не прокомментировал ее. Все дружно держали долгую оборонительную паузу, пока, наконец, страна не оказалась там, где она сейчас находится. Далее в стране произошел обвал рынка недвижимости, банкротство и застой многих строительных компаний. Таким образом, если проследить, как все начиналось года два-три назад, тогда вывод будет весьма очевидным – нынешний так называемый финансовый кризис в Казахстане является вовсе не финансовым. Это кризис искусственно созданный, на ровном месте, если говорить проще. И появился он как следствие управленческого кризиса и из-за отсутствия эффективного регулирования экономикой страны, т.е. кризис этот наш с вами, казахстанский! Да и только! А массированная информация мировых СМИ о надвигающемся мировом финансовом кризисе, появившаяся к этому времени, пришлось как никогда кстати. Так что можно поставить под сомнение ныне модный и расхожий тезис о том, что нынешний финансовый кризис в Казахстане – это исключительно следствие ипотечного кризиса в США и банковского кризиса в Европе”.

IA-CENTR.RU. Г. Телебаев в статье “Отношение к религии современной казахстанской молодежи: некоторые особенности” пишет: “Анализ, проведенный по данным социологического исследования, позволил прийти к следующим выводам. Молодежь полагает, что влияние религии в обществе возрастает и оценивает это как позитивный факт.

Во-вторых, две трети молодых называют себя верующими, а еще почти пятая часть — положительно относятся к религии и верующим. Причем, чем моложе респонденты, тем более позитивно они настроены к религии.

В-третьих, большую часть верующих составляют пассивные верующие.

В-четвертых, активно верующих больше всего среди молодых узбеков и уйгур.

В-пятых, наибольшее число приверженцев имеют ислам и православие.

В-шестых, существует значительная дистанция между носителями “восточной” и “западной” ментальности в отношении к религии. Первые более религиозны и менее терпимы к смене религии. Вторые — менее религиозны и более терпимы.

В-седьмых, к сторонникам позиции существования “родной” религии относятся больше узбеки и казахи, жители южных и западных областей, мужчины и жители села, а к сторонникам свободной смены религии — немцы, корейцы и татары, жители северных областей, женщины”.

Ерлан Байжанов в материале “От доминирования зарубежного контента к развитию национальных медийных проектов” отмечает: “Существуют два взаимозависящих понятия. Во-первых: глобализация затронула общую модель или ориентир неких качественных планок. Достижение, к которым нужно стремиться, чтобы медийный продукт пользовался спросом. Это касается как содержательной, так и технической составляющей.

Во-вторых: национальное телевидение, как одно из формирующих основ национальной и культурной (тип) личности, вынуждено справляться под довольно жестким давлением глобальных процессов на общественное сознание. Такой постулат не менее важен, чем первый.

И именно это теоретический парадокс очень важен для понимания происходящего в медийной сфере.

Я думаю, что процесс бурного экономического развития СМИ в условиях жесткой коммерческой конкуренции ставит для СМИ, для государства и для общества все новые задачи и сталкивает их с новыми вызовами, включая экономическое в отдельных случаях и политические проблемы. Здесь налицо, ставшая классической, дилемма: что — важнее рынок или сохранение личности. Думаю, что ответ где-то посередине.

В этом случае без государственной поддержки, при этом понимая под государственным носителя делегируемых обществом полномочий, — не обойтись. Это очевидно, по крайней мере, для нашего региона.

О чем конкретно идет речь, прежде всего для Казахстана? Это языковая проблематика. Ситуация в Казахстане сложилась таким образом, что практически каждый житель страны владеет русским языком и только больше половины казахским. На практике — это означает, что рынок тормозит развитие казахского языка, поэтому логично с точки зрения национальных интересов применение некоторых государственных привилегий. Они заключаются в размещении на некоторых каналах государственного заказа, ориентируемого на производство программ на казахском языке”.

RESPUBLIKA-KZ.INFO. Лариса ШТАБА в материале “Кризис – есть, безработных – нет?” замечает, что экономический кризис помог Казахстану снизить… уровень безработицы. “По данным республиканского Агентства по статистике, во втором квартале этого года зарегистрировано 6,6% безработных от общего числа экономически активного населения (против 7,3% за аналогичный период прошлого года). Между тем, частные рекрутинговые агентства отмечают: за последние месяцы число соискателей увеличилось вдвое”.

Президент Ассоциации социологов и политологов Бахытжамал Бектурганова официальной статистикой тоже недовольна: “Я вообще сомневаюсь, что госорганы ведут статистику по самозанятости. Те же самозанятые в центрах по безработице не зафиксированы, потому что искать работу через государственную биржу труда бессмысленно. Например, по нашим данным, порядка 13% населения — это самозанятые, 11% — безработные. Я не беру ту категорию людей, которые относятся к пассивному населению (студенты, пенсионеры, инвалиды). А если все это суммировать, получается, что в структуре населения пассивная часть составляет большинство”.

— Говорить об уровне безработицы вообще сложно и потому, что далеко не каждый безработный может позволить себе обратиться в частное рекрутинговое агентство, где за заполнение анкеты надо заплатить 1000 тенге, а потом еще отдать и 20% с первой зарплаты, — продолжила г-жа Бектурганова. — Кроме того, в этих фирмах очень развита коррупция. Частные агентства научились дополнительно зарабатывать деньги. Я знаю людей, которые в поисках работы обращались в агентства, оговаривалась цена услуг, и люди годами ждали вакансии…

Несмотря ни на что, частные компании по трудоустройству фиксируют наплыв потенциальных работников, за последнее время количество поданных резюме увеличилось в два раза.

— Если весной мы регистрировали от 50 до 150 человек в день, то сейчас регистрируем от 100 до 300 человек. Это показывает уровень интереса соискателей, — рассказала “Республике” исполнительный директор агентства “WWW Rabota.KZ” Олеся Новикова”.

MEGAPOLIS.KZ. Жанар СЕРДАЛИНА в материале “Валерий Котович: “От сына не откажусь!”” сообщает, что против сына мажилисмена Валерия Котовича – Константина было возбуждено уголовное дело на основании иска горнодобывающего комбината “Казахалтын”. “Руководство предприятия обвинило его в организации противозаконной добычи золота на территории Акмолинской области и в причинении им материального ущерба на сумму 268 538 710 тенге. Кроме того, прокуратура обвинила депутатского сына в создании лжекомпаний, подделке документов, в уклонении от уплаты налогов. По данным следствия, налоговая задолженность Константина Котовича перед родиной составила 68 млн тенге… Спустя три месяца после начала судебного следствия, суд Степногорска приговорил Константина Котовича к лишению свободы на шесть лет условно с испытательным сроком три года – за незаконное предпринимательство”.

“- Как бы то ни было, но тень на вашу репутацию волей-неволей упала.

– Так вы что хотите, чтоб я отказался от сына?

– Я вам такого не предлагала.

– Но вы меня толкаете! Да, он мой сын, и никогда я от него не откажусь! Суд состоялся, есть его решение, что теперь мне делать?”.

Марат БАШИМОВ, эксперт комиссии по правам человека при президенте РК, в заметке “По разные стороны высокого забора” говорит: “Если всеобщее декларирование доходов и расходов ввести и у нас, то Казахстану это пойдет лишь на пользу… А ведь у нас в Астане целые элитные районы упрятаны за высоченными заборами. Возле Акбулака есть улица Гастелло, где живут олигархи и власть имущие. Видели, какие там ограждения? Еще и видеокамеры везде стоят… Конечно есть тайна частной жизни, но не до такой же степени! У нас даже Ак Орда обнесена прозрачной решеткой, а эти господа огородят свои дома, чтобы никто ничего не видел, а потом на работе про прозрачность толкуют. Какая уж тут прозрачность? Обнеси свой дом декоративной изгородью, чтобы было видно твой двор, твоих детей, играющих там, и люди проникнутся доверием и к тебе, и к власти. А высокий забор — это словно барьер, который разделяет людей на разные сословия”.

TIME.KZ. Тохнияз КУЧУКОВ в материале “Растроение личности” пишет, что вчера в пресс-службе департамента финансовой полиции Алматы нам сообщили о задержании 33-летнего Алмаза КЕНЖЕХАНОВА — младшего брата Аскара КЕНЖЕХАНОВА, экс-ответсекретаря Министерства юстиции РК. “Алмаз подозревается в мошенничестве и хищении бюджетных денег с использованием служебных полномочий (см. “Фамильная юстиция”, “Время” от 9. 10. 2008 г.). Оперативники отдела розыска алматинской финполиции взяли Алмаза в Астане, во дворе его приятеля, и отвезли в следственный изолятор столицы. Оттуда его этапируют в Алматы, где следователи уже готовы предъявить ему официальное обвинение сразу по пяти статьям Уголовного кодекса...”.

Виктор БУРДИН в заметке “Зачистка в секторе джаза” сообщает, что министр образования и науки Жансеит ТУЙМЕБАЕВ незамедлительно отреагировал на нашу публикацию “Забитая мелодия”. “Вчера в Алматинском эстрадно-цирковом колледже по приказу министра начала работать специальная комиссия министерства, которая должна проверить факты, изложенные в статье, а также в письме видных деятелей культуры страны на имя главы МОН. Напомним, директор колледжа Ержан КОСБАРМАКОВ уволил несколько ведущих преподавателей, в том числе — народного артиста Казахстана Лаки КЕСОГЛУ, а также исключил из учебной программы классику и джаз”.

LITER.KZ. Канат БЕРЕНТАЕВ, главный научный сотрудник Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента, в заметке “Все на борьбу с кризисом” отмечает, что в основном правительственные антикризисные действия были направлены на поддержку банковского сектора и крупных строительных компаний. “И, в силу этой ограниченности, я думаю, к разработке программы надо было привлечь общественные движения. И если говорить, что кризис у нас начался в сентябре 2007 года, то неясно, почему правительство не имеет до сих пор антикризисной программы. Более того, обещания полноценной программы к середине ноября вызывают большие сомнения. Есть два момента. Первый заключается в том, что все меры, которые были приняты, начиная с сентября прошлого года, инициированы непосредственно президентом республики, а само правительство играло, в общем-то, пассивную роль в поиске выходов из наметившегося кризиса. И более того, в кабмине вообще не признавали его наличия. Правительство должно было предложить антикризисную программу еще год назад, когда выделяло 4 млрд долл. для поддержки финсектора и строительных компаний. Кстати, эти деньги очень долго доходили до конечных заемщиков, потому что не было механизма передачи средств. То же самое происходит и сейчас”.

CARAVAN.KZ. Гульмира КЕНЖЕГАЛИЕВА в материале “Неизвестная пустыня

пишет, что родные казахстанские пустыни не менее опасны и загадочны, чем африканские, австралийские и чилийские, вместе взятые!

Известные уральские путешественники братья-близнецы Сергей и Александр Синельники известны своими приключениями в разных концах света – были они в Африке, Австралии, Южной Америке.

Ну а недавно неугомонные братья совершили беспрецедентный пеший переход через западноказахстанскую пустыню Нарынкумы.

Нарынкумы расположены на границе Западно-Казахстанской и Атырауской областей. Это 40 тысяч квадратных километров безжизненного пространства. Цивилизация заканчивается в поселке Новоказанка Жангалинского района. Отсюда и взяли старт уральские путешественники…

В последний раз нога путешественника в Нарынкумы ступала в начале XIX века. Тогда через пески Нарына проезжали многие российские и европейские путешественники и исследователи. В исторических документах и научных исследованиях сведения о Нарынкумах встречаются очень часто. Особый интерес представляют труды члена Российской императорской академии наук Петра Палласа, который подробно описал флору и фауну необычной пустыни”.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...