Акежан Кажегельдин: “Я стал политиком. Футболистом уже вряд ли стану”

“Нужно взять буквально каждый тенге поступлений в страну на контроль

В редакции газеты “Тасжарган” состоялась своеобразная пресс-конференция с экс-премьером Республики Казахстан Акежаном Кажегельдиным. Журналисты задавали вопросы по телефону, а политэмигрант отвечал через громкую связь.

***

— Вы собираетесь возвращаться в Казахстан. Кто, что Вас здесь ждет?

— Ждут родные, друзья и соратники. Что ждет? Я думаю, что ждет еще достаточно немалое количество лет активной политической жизни. Я стал политиком. Футболистом уже вряд ли стану.

— Правда ли, что Вы получили гражданство Великобритании?

— Я считаю, что было бы большой честью, в условиях нахождения в вынужденной эмиграции, когда человек нуждается в серьезной политической поддержке, получить такое гражданство. Но, к сожалению, я об этом еще не слышал.

— Прошла информация, что Вам предлагали вернуться, но за это требуют написать прошение о помиловании на имя президента, а Вы настаиваете на пересмотре дела? Это так?

— Прошу не обижаться, но комментировать не буду. Если я буду всем рассказывать о том, с кем встречаюсь, о чем говорю – со мной встречаться перестанут. Политики всегда находятся в процессе каких-то контактов, они должны быть готовы к компромиссам. Не путайте их с апостолами. Политики есть политики, у них имеются политические цели, стратегия, тактика.

А что касается шансов на возвращение, то могу только сказать: я над этим работаю. Я знаю, что я не один, есть в стране люди, которые хотят этого. Есть международная поддержка данному процессу. Но вообще-то настало время властям Казахстана поставить в этом деле точки над “i”. Они прекрасно понимают, что это судилище, попытка расправы надо мной, сегодня абсолютно дискредитировано по своему содержанию, идеи и исполнителям. Поэтому самое время посмотреть это дело более внимательно.

Я хочу вернуться в страну, потому что чувствую, что могу ей помочь. Чувствую себя достаточно подготовленным, в хорошей форме. Я знаю, что нас мало – не 150 млн. и не 1,2 млрд., поэтому каждый “штык” в наших войсках сейчас имеет свою цену, особенно в условиях кризиса. Могу подтвердить: я думаю над этим и работаю над этим.

— Чем Акежан Кажегельдин занимается за границей?

— Кажегельдин за границей работает для своего Казахстана. Он проводит дипломатическую работу с политическими кругами, политическими деятелями и даже представителями исполнительной власти ведущих западных стран с тем, чтобы Казахстан оказался в семье демократических стран, а не стал маргиналом мирового сообщества. Вот чем он занимается.

— Кто виноват в экономическом кризисе, который происходит в Казахстане? Что надо делать?

— Кризис пока еще экономически не глобальный. Но если ничего не делать, он может стать национальным и политическим – вот моя оценка событий и мне абсолютно не нравится, как действуют власти в нынешней ситуации. Это очень вредный для них подход и он уже наносит огромный ущерб. Если не справиться, то проблема постепенно может превратиться в национальный кризис, а потом перерасти в политический.

Простой пример. Если по пять-шесть тысяч человек будут уходить в длительные отпуска, а потом их начнут постепенно увольнять, то такой экономический кризис мигом перерастет в политический.

У нас ведь, к большому сожалению, институты якобы рыночные на самом деле квази-рыночные. Они закрытые. Банк называется акционерным обществом, но никто никогда не видел настоящего списка акционеров – вообще структуру собственности. Вот с этой точки зрения я боюсь, что чисто американский, англо-саксонский, западно-европейский подход к оздоровлению финансового, а теперь уже можно сказать общеэкономического кризиса, который поражает все больше секторов и участков экономики, он механически не сработает. Потому что наши институты незрелые и в этом самая большая беда.

Вместе с тем, я прекрасно понимаю, как выстроена казахская экономика, ее природу чувствую. Нужно не наскоком, а серьезно за нее взяться. Сказать народу всю правду, что произошло, разобраться с портфелями всех этих банков, что происходит в промышленном секторе. Вы же видите, что кризис расходится сначала из-за сокращений, потом трудностей с получением кредита, а теперь вообще с его отсутствием. Теперь он поражает промышленное производство, потому что в мире начался спад. А если вдруг кризис кредитный продлится не два года (как сказано в заявлении премьер-министра), а четыре, или не четыре, а шесть? А если западные правительства наконец-то возьмутся за свой платежный баланс? А если они пойдут на существенное сокращение бюджетных дефицитов после 15-го ноября (может, договорятся)? В общем, все будет говорить о том, что проблема ликвидности станет огромная, что тогда делать?

Тогда надо запускать другую часть финансового рынка. Нам нужно, наконец, делать свою собственную экономику главным ресурсом кредитов, и главным объектом кредитования. А для этого надо очень серьезно поработать. Поэтому я не думаю, что все это так быстренько за два года кончится. Дай нам Бог всем до дна кризиса в этом году пройти, а потом начнется медленный период реабилитации. Естественно, паровозом будем не мы – Америка, Европа. Конечно, большую роль будет играть то, как среагируют экономики Китая, Индии, Бразилии. Нам не совсем безразлично, как сработает экономика России, но у нас есть еще свой внутренний региональный рынок – Центральная Азия. Надо думать, как там все будет происходить, чтобы они оказались способными покупать наши товары и услуги. Вопросов на самом деле больше, чем ответов. И первое, что нужно сделать правительству – признать, что это существует, и пытаться вместе с народом (с журналистами в том числе) бороться с недугом.

Хочу привести такой пример. Один из богатейших миллиардеров России потерял $14 млрд за три недели октября. То же самое может иметь место и с нами. И я боюсь, что у нас эта часть происходящего пока еще народу не сообщена.

Сейчас наступает третий шаг в глобальном кризисе. Первым шагом была кредитная проблема. Второй этап начался с затормаживания строительства жилья и гражданских сооружений. Теперь потихоньку идет очевидный спад промышленного производства. Все идет цепочка за цепочкой. За этим последует серьезная проблема с поступлением денег в бюджет. Для того чтобы сохранить хотя бы сегодняшний уровень общественного потребления, нужно взять буквально каждый тенге поступления в страну на контроль. И в том числе то, что будет поступать в виде дивидендов или прибыли по государственным акциям, находящимся во всевозможных крупных компаниях. Вот что сейчас нужно делать. А тогда нужно от парламента требовать, чтобы он взял этот процесс под контроль. Общество через парламент и прессу должно знать: вообще, сколько денег поступает в экономику страны, сколько в бюджет и сколько государству за все его активы.

— Возможны ли серьезные потрясения на почве социально-экономических неурядиц?

— Абсолютно. Люди же чувствуют себя весьма неуютно. От того, что общая ситуация не показывается по телевидению, не значит, что люди ничего не знают. Я живу за рубежом, однако довольно хорошо знаю, что творится. Митинги тех, кто обижен – происходят. Хорошо, что абсолютное большинство строителей, которые были уволены с объектов, оказались гостями из соседних стран – они взяли и уехали. А кто-то остался на улицах наших городов и быстро криминализируется. В стране начинает расти количество преступлений. Это все относится к ряду общих несчастий от бедности.

А если сейчас еще придется потуже затянуть ремень. Если, не дай Бог, начнется девальвация, будет не хватать денег даже на сегодняшний уровень зарплат, пенсий и социальных пособий (или оставаться прежним, а цены расти). Это значит: социальная напряженность. Или бесконечные веерные отключения электроэнергии продолжатся, вдруг остановятся ТЭЦ в холодный период…

Настало время чуть ли ни ежедневно проводить брифинги и сообщать что делается.

— Выборы 2005 года в Республике Казахстан показали, что нефтяное лобби на Западе напрочь перебило демократическое. Могут в данном формате произойти какие-либо перемены?

— Я не считаю, что нефтяные лобби перебили напрочь демократические. Роль сыграла, конечно, личная занятость Запада в чем угодно, только не в вопросах прогресса Центральной Азии, в том числе Казахстана. Сначала была проблема Балкан, потом Афганистан, далее глупейшая война в Ираке – все руки до нас не доходят. Вроде бы время вот-вот заняться тем, что происходит на этих просторах, а тут конфликт на Кавказе, который требует своей части внимания. Но я хочу сказать, что эта администрация Белого дома будет более принципиальная, чем прежняя – как минимум. Хотя бы потому, что в ней не будет Дика Чейни.

Естественно, важно, что будет происходить внутри страны. Политические партии, которые не имеют никакой возможности быть представленными ни в Мажилисе, ни в верхней палате парламента. Если будут помалкивать – это одно. Если встречаться и требовать – это другое. Есть претензии к тому, что не меняется закон “О выборах”, не принимается новый закон “О средствах массовой информации”. Сформируйте небольшую делегацию и поезжайте в Соединенные штаты. Я помогу провести встречи на самом верху демократической партии, которая пришла к власти – пожалуйста.

— Что Вы хотите сообщить читателям “ЗоныKZ”?

— Я читаю, конечно, “ЗонуKZ”, радуюсь тому, что она есть. Безотносительно того, что она пишет – это вопросы вкусов и внутренних взглядов. Могу сказать только, что “ЗонаKZ” делает огромную просветительскую работу. Читателям желаю читать побольше “ЗонуKZ”.

— Спасибо большое.

— Спасибо вам.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...