Евгений Жовтис: “У государств Европы, которые лоббировали Казахстан на председательство ОБСЕ-2010, сейчас паника”

“Если под председательством Казахстана ОБСЕ рухнет (или его “третья корзина”), то это проблемы ОБСЕ, а не Казахстана”

Хоть я играл крапленою колодою,
пропал, ей-богу, ни за грош.

Трофим

“С того момента, как первый человек будет осужден в связи с тем, что заявила Генпрокуратура, у нас появятся политические осужденные”, — подчеркнул Евгений Жовтис, директор КМБПЧиСЗ (Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности), на встрече в “Политоне”. Заседание дискуссионного клуба было посвящено соблюдению Астаной мадридских обязательств Марата Тажина, руководителя МИД Республики Казахстан.

“Молодое государство, менталитет, только вышли из СССР, во всем мире плохо, американская демократия 200 лет строилась и она вошла в Ирак – это “джентльменский набор” чиновничьих объяснений, почему Астана не выполняет обязательства по демократизации”, — сообщил г-н Жовтис. В “Политоне” он выступил с докладом “Выполнение международных обязательств в области демократических преобразований”.

В начале дискуссии правозащитник кратко коснулся теоретической части международных обязательств страны. Они возникают в двух случаях. Первое – это факт самого вступления в организацию. Подразумевается, что государство таким образом разделяет ее принципы, ценности, понятия. Например, все члены ООН подписываются под Всеобщей декларацией Прав Человека. Второй момент – это договорные обязательства – дву- или многосторонние.

К счастью для казахстанских бюрократов, в “третьей корзине” (человеческое измерение – демократия, права человека, верховенство закона) ОБСЕ нет норм, имеющих юридическую силу. На этом основании Астана рассчитывает, что невыполнение обещаний пройдет без эксцессов.

Евгений Жовтис признал, что в определенном смысле “третья корзина” самая незащищенная. Если бы подобные вещи устраивались по “корзине безопасности”, то они неизбежно привели к громким международным скандалам. А с правами человека такое проходит.

Между тем, все демократические положения, под которыми подписался Казахстан, давно и ясно прописаны и истолкованы. Включая “Сиракузские принципы” ограничения прав человека. Там разъяснено, при каких условиях, в какой форме, и на какой срок допустимы определенные ограничения.

Шесть принципов обеспечения прав человека включают: презумпция в пользу права; пропорциональность (опасаясь угрозы насилия из-за свободы слова нельзя закрывать все СМИ); юридическая определенность и предсказуемость (к примеру, флэш-моб не будет рассматриваться как несанкционированный митинг, а слово “род” применительно к аргынам или кипчакам в суде не истолкуют как “род человеческий” — прецедент есть); не должно быть дискриминации по любому основанию; прозрачность; быстрота и своевременность.

Если же вернуться к будням и последнему заявлению Генпрокуратуры, где, по выражению Сергея Дуванова, модератора заседания, “по любому абзацу можно юмореску писать”, то ничего общего с приведенными принципами они не имеют. Истолковать же закон можно и так, как это делают в Генпрокуратуре. “Если вы возьмете все наше законодательство, то ни об одном из принципов даже упоминания не найдете”, — подчеркнул докладчик.

В 2000 году Конституционный совет принял решение, по которому Конституция выше подписанных международных договоров. Но если Казахстан заключит договор с Россией, США или Китаем и не будет его выполнять, то Международный суд в Гааге (место межгосударственных “разборок”) никогда не сошлется на решение Конституционного совета, а вот на Венскую конвенцию, которую республика подписала – обязательно.

Государственные органы требуют обязательную регистрацию религиозных объединений исходя из того, что они могут заниматься противозаконной или террористической деятельностью. “Почему тогда банды не регистрируют?” — задает вопрос правозащитник, исходя из логики разработчиков законопроекта. Ссылка на практику Франции, Бельгии и Австрии со стороны чиновников – это передергивание фактов. В Австрии регистрируются религиозные объединения для того, чтобы получить “полный государственный пансион”. То есть, если верующих какого-либо направления 16 тысяч и на австрийской территории они находятся 20 лет, тогда государство берет на себя расходы по содержанию культовых сооружений и ряду других моментов. Сейчас в Австрии 13 таких религиозных объединений (католики, православные, мусульмане, течения в протестантизме, иудаисты и другие).

“Если закон концептуально порочен, рассматривать его отдельные изменения бессмысленно, — отметил Евгений Жовтис. – Нет обеспечения гарантии права, главная цель: контроль и ограничения”. Если взять действующий закон “О партиях”, то новую партию по нему организовать без нарушения закона просто невозможно.

В 2009 году Казахстан входит в так называемую “тройку” ОБСЕ (год до председательства, год председательства и год после председательства). Со стороны демократических государств ставится вопрос: вы по правилам или не по правилам? В ответ: “то у нас менталитет, то исторические проблемы”. “Мир развивается по определенным принципам, а мы – в сторону”, — считает докладчик.

“Очень сильно изменилась ситуация в восприятии нас”, — заметил г-н Жовтис. Если в 90-ые годы на Западе многие искренне считали, что Нурсултан Назарбаев строит демократическое государство, только с оглядкой на постсоветскость граждан, полиэтнический состав населения и объективные проблемы, то теперь иллюзий нет. Вдобавок “мы открываем уголовные дела на лидеров оппозиции за укрывательство, делаем “разъяснения” по Интернету”. “Мы уже не среди хаотично развивающихся, а рядом с Зимбабве”.

Те государства, которые лоббировали Казахстан на пост председателя в 2010 году, сейчас сильно паникуют. Германия интенсивно проводит одну конференцию за другой, чтобы зацепиться хоть за что-то хорошее в РК. В Праге прошла конференция против пыток. Представителей Казахстана спросили: “Огласите статистику дел, когда в суде подсудимый заявил, что дал показания под пыткой, суд провел расследование, факт установил, подсудимого оправдал, виновных наказал”. Наши официальные лица в ответ надолго “зависли”, но потом назвали два случая – один в Алматы, и другой в Атырау. Сейчас КМБПЧ проверяет, не придуманы ли они.

Близится 3 декабря и совещание в Хельсинки, а будущий председатель ОБСЕ упорно идет в сторону, противоположную принципам организации. Практически все участники дискуссии отметили, что эффект председательства сыграл с Ак Ордой злую шутку. Как рядовой член ОБСЕ на фоне Туркменистана и Узбекистана Казахстан смотрелся сносно. Но вот таких председателей точно не было. “Если под председательством Казахстана ОБСЕ рухнет (или его “третья корзина”), то это проблемы ОБСЕ, а не Казахстана”, — считает Евгений Жовтис.

В ходе дискуссии много времени ушло на обсуждение проблемы цинизма в международных отношениях, когда дело касается прав человека. Докладчик выразил мнение, что приход к власти в США Барака Обамы – это в определенном смысле ответ на 8-летие Джорджа Буша-младшего и кризис в ценностях, когда цинизм перешел из скрытых форм в открытые. В Европе тоже заметны намеки на изменения, поскольку общий масштаб цинизма бьет и по ней.

Розлана Таукина, шеф-редактор газеты “Общественная позиция”, отметила, что будет очень забавно, когда Казахстан в качестве председателя ОБСЕ начнет делать замечания по демократии Великобритании и Германии.

Журналист Андрей Свиридов предположил, что может возникнуть и прецедент, когда в ОБСЕ уже принятое решение о председательстве отменят. Ведь нельзя же доводить ситуацию до абсурда.

“Я думаю, он опять сухим из воды выйдет”, — поделился своим мнением относительно ОБСЕ-перспектив Нурсултана Назарбаева общественный деятель Хасен Кожа-Ахмет.

“Или выполнять обязательства, или высвечивать свою антидемократическую сущность”, — так видится формат Сергею Дуванову.

“Советский Союз тоже развивался до последнего. Может, сегодня и мы подойдем к краю”, — высказал вариант Евгений Жовтис.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...