Канат Берентаев: Казахстан и ВТО – обязательства без выгоды

Уже несколько лет в стране муссируются подробности переговоров о вступлении Казахстана во Всемирную торговую организацию (ВТО). Но единого мнения о взвешенности этого шага нет ни среди экономистов, ни среди госчиновников.

Для того чтобы положить на чашу весов еще одну аргументацию специалиста, корреспондент КазТАГ обратился к одному из ведущих экономистов Казахстана, заместителю директора Центра анализа общественных проблем, кандидату экономических наук Канату Берентаеву.

***

— Казахстан не первый год ведет переговоры с рядом стран о вступлении в ВТО. Но что мы приобретаем, получив членство в этой организации?

— В свое время еще премьер-министр Индии Индира Ганди писала, что в мире есть 3 \»акулы\» – это МВФ, Всемирный банк и ВТО, которые содействуют тому, чтобы развитые страны эксплуатировали слаборазвитых.

Все эти организации созданы по инициативе США, как и Генеральное соглашение о тарифах и торговле, из которого и выросла ВТО. Целью её создания было содействие развитию международной торговли.

Один из основных мифов ВТО как раз и состоит в том, что, провозглашая свободу торговли, она на самом деле защищает интересы богатых стран, а равноправие всех стран-участниц мнимое. Ещё при создании ВТО США оговорили себе особое право — если решение организации затрагивает национальные интересы США, то они рассматриваются, как более приоритетные, нежели интересы других стран-участниц и организации в целом.

Для экономистов и политологов все нагляднее становится, что ВТО видит свою роль в последние годы не в содействии международной торговле, а в приведении внутренних законодательств стран, желающих присоединиться к ней, в соответствие с требованиями организации.

Мучительные переговоры, которые проводятся со странами-кандидатами, как раз и состоят в \»выкручивании рук\», чтобы новички привели все свои внутренние нормы к тем требованиям, которые диктует ВТО.

В таком случае, стоит ли стучаться в эти двери?

— Действительно, трудно представить, что мы получим много выгод от вступления в ВТО. Ведь 90% нашего экспорта — это нефть, металлы и прочие полезные ископаемые, которые без всяких посредников участвуют в международной торговле, пользуются спросом, и никаких согласований с ВТО не требуют. Что касается экспорта продукции обрабатывающей промышленности, то у нас этот сектор практически неразвит, и здесь мы ничего не выиграем от вступления.

Но ведь членство в ВТО предполагает большую доступность к новым технологиям. Не остаемся ли мы на “обочине” прогресса, находясь вне организации?

— Сейчас любую технологию, кроме технологий военного назначения, можно купить, если у вас есть деньги. И ВТО в этом никакой роли не играет. Но дело даже и не в этом.

На мой взгляд, наша страна пока еще просто не готова в массовом порядке воспринять эти технологии. Прежде надо создать базу – материальную, техническую, интеллектуальную. И только потом приобретать технологии.

Если не приобретем членства, то что-то потеряем?

— Думаю, что членство в ВТО приведет к распаду казахстанской экономики на части. Одну часть — сырьевые отрасли – это никак не коснется. Их продукция пользуется спросом.

Вторая часть, которая работает на внутренний рынок, либо исчезнет, не выдержав конкуренции с хлынувшим импортом, либо превратится в набор региональных ремесленных предприятий-одиночек. И мы тем самым превращаемся в страну то ли третьего, то ли четвертого мира. То есть, окажемся на самой периферии мировой экономики.

Кстати, аргументы противников вступления в ВТО конкретны и доступны, в отличие от сторонников ВТО – их аргументов, подтверждённых цифрами, я не встречал.

И в этой связи мне кажется, что мы должны рассматривать возможности экономической интеграции в рамках ЕврАзЭС.

Если взять Белоруссию, Россию, Казахстан, Узбекистан, и, если бы, еще Украину, то это 80% бывшего потенциала СССР. У этих стран большой внутренний рынок, научный и производственный потенциал. Здесь уже можно было бы начать развитие каких-то прорывных технологий, начиная от научно-исследовательской работы и заканчивая готовой продукцией.

Ведь для того, чтобы играть серьёзную роль на мировом рынке, страна должна быть достаточно крупной. И в этом смысле ВТО для маленьких стран, к которым относится и Казахстан, позитивной роли не сыграет.

Но ведь движения внутри ЕврАзЭС происходят медленно. Согласования, переговоры по разным вопросам тянутся годы.

— На фоне российско-грузинского конфликта подвижки интеграции в рамках ЕврАзЭС немного ускорились. Если вы заметили, буквально через неделю после конфликта Владимир Путин внес в Госдуму законопроект о ратификации Таможенного союза между Россией, Белоруссией и Казахстаном. И рассматривается уже возможность перехода к единой валюте.

Что Вы думаете по поводу заявления премьер-министра РК о необходимости приостановить процесс вступления Казахстана в ВТО?

— Я полностью согласен с господином Масимовым, что не следует торопиться со вступлением в ВТО, но мне кажется, что он немного передергивает карты.

Вообще-то, вступление в ВТО не зависит только от желания Казахстана. Здесь речь идет о том, захочет ли ВТО присоединения к ней Казахстана на тех условиях, которые выгоднее нашей экономике?

Они пытаются навязать нам тот торговый режим, который выгоден крупным игрокам ВТО. В большинстве своем их условия касаются двух моментов – это облегчение по вывозу энергоресурсов из страны и такому же облегченному ввозу к нам готовой продукции.

КазТАГ

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...