Боль

Она спешила жить, Она любила жизнь…

День великого праздника мусульман Курбан айт для семьи Василевских, их друзей и родных, для сотрудников УКУИС Акмолинской области стал днем скорби и боли. Когда другие праздновали, они провожали в последний путь Ольгу…

Еще совсем недавно Комитет УКУИС области открывал памятник тем, кто погиб при исполнении служебного долга. И тогда очень хотелось, чтобы не было тех, кто сложил свою голову, пусть и ради правого дела, а продолжал жить и служить своей родине. Это было так недавно, и никто не мог даже предположить, что может случиться такое!

\"\"

Перед домом семьи в Застнационном поселке г. Кокшетау личный состав ЕЦ-166/24 выстроился в квадрат, чтобы отдать дань памяти своей сотруднице. И в глазах каждого из этих сильных, красивых парней стояли слезы и боль, скорбь и горечь оттого, что никто из них не смог уберечь эту молодую девочку от гибели…

На кладбище у одного из провожающих вырвался крик боли: “Где же та яма для этого зверя?!.”, — и этот крик немым укором для всех живых еще долго плыл над могилами. Зверь… Нет, не зверь, нелюдь, который одним махом, удовлетворив свои низкие потребности, поглумившись над юным телом и потом добив свою жертву, спокойно отправился ужинать, спокойно сидел за столом со своими сотоварищами по отбыванию наказания за совершенные преступления, спокойно разговаривал и собирался ложиться спать, зная, что бездонные синие глаза Оли уже никогда не увидят чистого неба, яркого солнца, что ее губы никогда не улыбнуться, а ее мама никогда больше не прижмет к груди свою любимую девочку… Нет, не зверь, потому, что любой зверь много человечнее него.

Лейтенант юстиции Оля Василевская прожила только 21 год. Молодая, красивая, она старалась как можно больше успеть, словно торопилась жить, боялась в чем-то опоздать, и к своей работе относилась очень требовательно и внимательно. Для нее осужденные были не “зеками”, не спецконтингентом, а подопечными. Теми, о ком она заботилась, кому помогала.

В 2007 году Оля с отличием закончила Павлодарский юридический колледж КУИС МЮ РК и была назначена на должность начальника отряда по воспитательной работе среди осужденных учреждения ЕЦ-166/24. Если заглянуть в скупые строки биографии перспективного сотрудника, то можно узнать, что Оля планировала и проводила мероприятия по обеспечению нормальной жизнедеятельности отряда, недопущению нарушений дисциплины со стороны спецконтингента, активно решала вопросы обустройства быта, трудоустройства осужденных, постоянно занималась повышением своего профессионального уровня, училась в юридической академии “Фемида”, принимала активное участие в общественной жизни коллектива, была победительницей областной спартакиады среди сотрудников УИС по легкой атлетике, членом сборной команды Управления по волейболу. Ее товарищи по службе говорят, что Ольга была очень жизнерадостной, отзывчивой и целеустремленной, но всегда критически оценивала свои силы, в первую очередь от себя требуя много больше, чем от окружающих.

5 декабря, отработав, она торопилась домой. Скорее всего, он заранее планировал совершение этого жестокого убийства. Придя на КП, он выяснил, что Оля уже ушла и бросился следом. Он точно знал, какой дорогой пошла девушка. Догнал ее на территории промзоны и попросил поговорить. Ольга ничего не заподозрила и не испугалась, ведь он был один из тех, о ком она привыкла заботиться изо дня в день. Он набросился неожиданно и стал душить. Полуживую девушку изверг затащил в подвал полуразрушенного помещения, и ничего не остановило его, чтобы не глумиться над беззащитным телом. Когда его поймали, он признался, что девушка, придя в себя, просила не убивать, пожалеть, отпустить ее. Только рука его не дрогнула, ему хотелось скрыть свое очередное преступление.

О совершенном очень быстро стало известно, и уже тогда, обливаясь слезами, он вдруг вспомнил, что Олю очень любил и коллектив, и спецконтингент, и ему вдруг стало страшно, ведь он очень хочет жить, хочет ходить по зеленой траве и видеть яркие звезды над головой! А вспоминал ли он, спросил ли он, добивая, у этой девчонки, только начавшей свой жизненный путь, хотела ли она умирать?!

Сегодня сотрудники УКУИС МЮ РК не называют фамилии и имени убийцы, так как следствие еще идет. Хотя, думаю, доказывать там осталось немного — ждут результаты экспертизы. Но проблема еще и в том, что, не слишком ли гуманно мы стали относиться к тем, кто переступил черту Закона? В той же колонии-поселении созданы чуть ли не санаторные условия для зеков, начиная от питания, ремонта в жилых помещениях и заканчивая досугом. Если сравнить, в каких кабинетах работают сотрудники тюрем и колоний, с теми условиями, что созданы в помещениях осужденных, то невольно задумываешься: а кто из них вообще-то отбывает наказание?

И очень не хочется верить, что смерть этой молоденькой девчушки – это не первая ласточка того беспредела, который, по сути, начался после принятия поправок к Закону. Ведь сейчас, отбыв часть срока, на колонию-поселение выходят те, кто совершил тяжкие преступления, и не одно и не два, а из колонии-поселения, где, напомню, свободное перемещение зеков по территории, совсем рядышком и УДО. И чье-то горе, чья-то беда лихо выходит на свободу. Не нужно и громких цифр статистики, чтобы поверить в то, что большинство из них, уйдя на УДО, снова совершают те же убийства и изнасилования, и снова с “чистой” совестью отправляются на нары. И встретившись со своими “старенькими” воспитателями, они весело пожимают плечами, когда те удивляются: ты же вставал на путь исправления? Кого винить в том, что они не желают жить по-другому? Сотрудников ЕЦ? Вряд ли. Невозможно исправить того, кто не желает этого.

Убийца Оли судим не один раз, и одно из наказаний – за изнасилование. Причем пострадавшими от его рук, кого он пытался изнасиловать, были и несколько несовершеннолетних детей. Совсем недавно, как твердо вставший на путь исправления, он подавал прошение на то самое УДО. Но ему отказали. И он совершил злодейство на территории колонии. Что было бы, если бы он ушел на свободу? Думаю, догадаться не сложно.

А что касается гуманности, то… Спросите у тех детей, которых пытался изнасиловать этот нелюдь, спросите у их матерей, спросите у матери Оли Василевской, за гуманное ли они отношение к таким существам (иначе не скажешь!) и отмену смертной казни? Спросите у любой матери, чей ребенок пострадал или умер от рук насильника! Никто из них не будет ратовать за отмену “вышки”.

И ни одна женщина – сотрудник ЕЦ в подобных колониях-поселениях не будет в безопасности, пока мы гуманно распахиваем железные двери колоний строгого режима, выпуская тех, кто не имеет человеческого лица.

Проводить в последний путь Ольгу приехал зампредседателя МЮ РК генерал-майор Е. Кузяков, начальник управления УКУИС области К. Туманов, руководитель ОФ “Луч надежды” Л. Рубежанская, глава попечительского совета ОФ “Прометей” О. Сыздыков и многие другие. Последние слова скорби и благодарности погибшей на рабочем посту храброму лейтенанту Ольге Василевской. И никто из стоявших не смог сдержать слез… Последние оружейные залпы, и маленькую могилку украсили венками, большинство из которых были почему-то из красных роз… Они словно каплями крови, каплями боли замерли на холодной земле…

Очень хочется верить, что насильник получит сполна и наш суд не окажется в этой ситуации самым гуманным судом в мире за жестокую и бесчеловечную гибель Ольги. Но даже самое строгое наказание не поднимет эту красивую девушку из могилы и не оживит.

И очень хочется надеяться, что больше не будет таких горьких и страшных смертей молодых девчонок, которым еще жить и жить, которым нужно весело смеяться, а не умирать, рожать и воспитывать детей, любить и быть любимыми!

Новости партнеров

Загрузка...