Толеген Жукеев. ОН БЫЛ единомышленником НАЗАРБАЕВА

Сегодня на страницах своей газеты мы открываем новую рубрику “Портрет политика”, в рамках которой выступает один из лидеров оппозиционной партии “АЗАТ” Толеген Жукеев, человек глубокого ума, широкой эрудиции, смелая и честная личность. Некоторые его размышления, представляется, могут послужить тезисами в написании книги по прошлому и настоящему страны.

Генеральный секретарь демократической партии “АЗАТ” Толеген Жукеев родился в небольшом нефтяном поселке Доссор нынешней Атырауской области в семье учителя математики и библиотекаря. Кроме него в семье были еще двое детей. Сначала он учился в казахском классе, но потом родители перевели его в русский класс. Подросток сравнительно легко освоил доселе почти незнакомый ему русский язык, а потом вырвался и в ряды отличников. Мальчик с детства очень много читал, и эта привычка привилась к нему навечно. Любимой книгой стал роман “Овод” Л. Войнич. Кто знает, может быть, именно это произведение особенно повлияло на становление Жукеева как общественно-политического деятеля. Пройдя непростой жизненный путь, Толеген Жукеев и сегодня хранит память о своих родных, особенную роль отводя бабушке. “Весь ее образ, – вспоминает он, – был примером мудрости и доброты. Ее жизнь была простой и праведной”.

После окончания школы Толеген поступает в нефтяной институт в Баку, который успешно заканчивает. Дипломированный инженер свою трудовую жизнь начинал рабочим. Он знает, что такое тяжелый физический труд на буровой, расположенной в сотнях километров от ближайшего населенного пункта. Хорошие знания, серьезное отношение к своим обязанностям не остаются незамеченными, и карьерный рост идет успешно. Мастер, начальник участка, сотрудник промышленно-транспортного отдела райкома партии, руководитель предприятия.

В 1988 году Жукеев после выдвижения идеи создания планово-экономического, териториально-производственного объединения в области, переводится на работу в экономический отдел ЦК Компартии Казахстана. Его непосредственным руководителем был Ерик Асанбаев, человек колоссальной эрудиции и кристальной честности. Вспоминая его, Жукеев говорит:

“Ерик Магзумович был столь прямодушен, что открыто противился некоторым назначениям Назарбаева, даже в том случае, когда речь шла о его родственниках. Конечно же, Нурсултану Абишевичу это не очень нравилось, но, тем не менее, в то время нам многое удавалось остановить. Асанбаев для работы всегда искал людей с творческим подходом. Именно он, узнав о моих инициативах, пригласил работать в Алматы. Предупреждая вопрос о том, мог ли Асанбаев возглавить страну, прямо скажу – нет. В силу сложившегося положения вещей, иерархической выстроенной системы управления той эпохи, власть наследовал тот, кто был в республике первым лицом. Асанбаев же был в те годы секретарем ЦК, заместителем председателя Совета министров”.

Как же юноша из провинции, инженер стал политиком, видным общественным деятелем? “В жизни каждого человека есть элемент случайности, – говорит Жукеев, – стечение обстоятельств, судьба. Тому, что я пришел в политику и относительно состоялся как человек, который кое-что сделал для своей Родины, в немалой степени, наверное, способствовали представления, которые я получил в детстве, унаследовал от своих родителей, бабушки и дедушки, предков, прочитанные книги и, разумеется, тот багаж знаний и жизненного опыта, накопленный за годы”.

Жукеев занимал посты государственного советника, заместителя председателя Совета безопасности, работал вице-премьером. Высокий служебный статус не мешал ему трезво оценивать ситуацию в стране, видеть ошибки власти.

В то не столь далекое время, а именно в 1995 году, он делает свой внутренний выбор. Вспоминая, он признается, что и среди, казалось бы, единомышленников, “людей, впоследствии ставших очень известными оппозиционерами”, в то время, когда в стране в результате проведения двух референдумов практически произошел конституционный переворот, он не находил поддержки. “Накануне одобрения проекта новой Конституции, – отмечает Жукеев, – я на совещании выступил против, считая, что ни к чему хорошему эта затея не приведет”.

Не найдя поддержки, он ушел во внутреннюю эмиграцию. Пока еще не в оппозицию. Таковой, способной составить конкуренцию власти, в то время еще не было. Он на несколько лет покидает страну и занимается дипломатической деятельностью. Эти годы для него стали временем интеллектуально-духовного осмысления, напряженной внутренней работы. Будущее страны, казахской нации все больше и больше беспокоило его. Он оставляет должность посла и вступает в ряды оппозиции. Мы хорошо помним, как потеряла веру в президента целая плеяда талантливых и успешных людей новой генерации. Это были громкие события. Но кто знает, как в ряды оппозиции пришел высокопоставленный чиновник Толеген Жукеев? Это прошло тихо, незаметно.

Вспоминая это время, он говорит: “В 2001 – 2002 годах стало невмоготу. Мне казалось, все то, во что я веровал, государство, в построение которого я вложил все свои силы и знания, будущее страны становится зыбким и неопределенным. К этому времени понимание многих вещей стало другим. Я не стал эпатажно уходить с должности, поучаствовал в работе съезда и включился в деятельность партии. Свой путь я выбрал”.

О президенте вчера и сегодня

“Первые годы становления независимости, когда закладывались основы государственности, были, образно говоря, временем политического романтизма. Я считал, что с президентом мы единомышленники, но то время кончилось, а сегодня его деятельность, безусловно, заслуживает самой серьезной критики. Справедливости ради следует признать, что он от природы человек способный и даровитый. Парадоксально, что если Бог кому-то дает много талантов, то и пороков отпускает немерено. Назарбаев обладает сильной памятью, легкой обучаемостью, весьма харизматичен, во всяком случае, так было. Я был очевидцем, как он, беседуя с президентами многих стран мира, успешно убеждал их в правильности проводимой им политики.

Как-то на государственном приеме в Вашингтоне, он и его семья, исполняя песни по просьбе вице-президента США Альберта Гора, обаяли присутствующих. Это происходило со многими, в том числе с Бзежинским, Тэтчер, Миттераном.

Куда сегодня все это делось? Как произошла полная метаморфоза? Видимо, основная причина кроется в глубинах его души. На заре независимости, несмотря на то, что его далеко не все устраивало, он еще прислушивался к тому, что ему говорят, и его решения можно было скорректировать. Но склонность к авторитарному управлению уже была заметна. Немалый вклад, наверное, на это оказала жизненная и политическая школа, пройденная в рядах КПСС. Конечно, бывают исключения из правил, но, к сожалению, это не наш случай.

Назарбаев, видимо, полагает, что он – мессия. Воспарившая непомерно гордыня привела к тому, что он считает себя самым гениальным казахом всех времен, выше Абылайхана, Абулхаира… в общем, всех вместе взятых. В той трансформации, которая произошла с ним, конечно, повинно и личное тщеславие, и окружение, семья.

Он сегодня никого не слышит. Мне приходилось слышать, как люди, обращаясь к нему, называли его патша (царь, падишах). Он не желает воспринимать реальность и его интересует только то, что совпадает с его иллюзорными представлениями. Если мы хотим реально оппонировать политике и действиям режима, то должны противопоставить ему серьезный интеллектуально-идейный продукт, сильную, содержательную политическую стратегию. Мы обязаны руководствоваться высокими этическими нормами, не быть конформистами и мелочными политиканами”.

О президенте и его команде

“Казалось бы, президент, если он рациональный человек, должен собрать вокруг себя сильных людей, способных поднять страну на качественно новый уровень. Что же происходит в жизни? Достойные личности из власти уходят, остаются в основном те, кто заглядывает ему в рот. У нас зачастую тасуется старая колода. Одна несостоятельная персона на руководящем посту заменяет другую.

В том, что власть изолировалась от народа, часто обвиняют приватизацию. Но это не вся истина и не совсем справедливо. Хотя и невозможно отрицать то, что негативные последствия действий той поры ощущаются и поныне. Верхушка власти во главе с президентом увидела в приватизации, рыночной экономике, прежде всего, свои собственнические интересы. Они поняли, что это предоставляет им колоссальные возможности. Несмотря на все сложности переходных процессов, неизведанность нового пути, уменьшить социальные издержки, облегчить адаптацию людей власть была обязана.

Назарбаев считает, что оппозиционеры только мешают ему, что они настроены против действующей властной структуры. Допущенные к управлению, они будут принимать прозрачные, экономически рациональные решения, направленные на благо общества, но противоречащие интересам его режима. Он жаждет благостной картины. Выстроенная им система не должна подвергаться критике, тем более ревизии и он готов давать “всяким поползновениям” очень жесткий отпор. Позитивно значимые в обществе люди не устраивают его в силу многих обстоятельств.

Почему вокруг него собралось никчемное окружение, состоящее из коррупционеров и подхалимов? Сегодня рядом с ним не осталось людей, которые могут возражать ему, настаивать на ином. Постепенно тех, кто мог аргументированно отстаивать свое мнение и стоять на этом, из окружения президента вымело. Есть такая присказка – “Каков поп, таков приход”. Он хочет править так, чтобы через 25 лет, если Казахстан станет процветающим государством, мир все успехи связывал только лишь с ним”.

О возвращении Кажегельдина

“Для того чтобы опальный политик вернулся на родину, нужно, прежде всего, отменить решение неправедного суда. Президент может менять Конституцию, игнорировать законы, но без последствий для себя отменить это решение суда – нет. Иначе прецедент может повториться, ведь Акежан Магжанович не последний, кто несправедливо пострадал в стране. Позволив ему вернуться, власть потом не сможет безнаказанно судить других. Можно решить проще, найдя юридические основания для амнистии. Но примет ли ее Кажегельдин, который настаивает и уверен в своей невиновности?”

О коммунистах

“Некогда “мозг класса, авангард общества” – коммунистическая партия была единственной политической силой. О том, сколько бед она принесла стране, сказано много, но покаяния в содеянном никто не услышал до сих пор. Молчат о нем и казахстанские коммунисты народного розлива. (Мне вспоминается одна из поездок в Польшу, у которой, как мы знаем, установились дружеские отношения с Германией. А вот с Россией, освободившей поляков от фашизма, таковых нет. Почему? Как пояснили рядовые поляки, все очень просто – немцы у них попросили прощения за содеянное. — Авт.).

Более того, в прошлом году, при праздновании 70-летия Коммунистической партии Казахстана, созданной на основании сталинской конституции, они снова провозгласили себя идейными наследниками большевистской партии, в результате деятельности которой была репрессирована и уничтожена лучшая часть казахской нации. Раз компартийцы признают себя наследниками большевизма, то спрос с них всегда останется. И за репрессии и голодомор, унесший жизни более половины казахов. Если бы они не идентифицировались последователями большивистско-сталинской КПСС, на покаянии никто бы не настаивал. Тысячи же рядовых членов партии персонально не виноваты и ответственности посему нести не могут.

Сегодняшний авторитаризм в Казахстане – ни что иное, как реинкарнация прошлого тоталитарного режима, прежде всего потому, что во главе нашей страны стоят носители репрессивной идеологии советского прошлого.

Общеизвестно, что коммунисты всех мастей ратуют за восстановление союзного государства. Ни одно уважающее себя государство не позволит функционирование партии, покушающейся на суверенитет. Нравится кому-то или нет, никогда уже не будет страны с таким названием. Когда речь пойдет о нормальных, международно принятых формах дружественных отношений, о новых конструктах межгосударственных институтов, тогда и начнутся естественные интеграционные процессы”.

О внутриклановых группировках

“Сегодня в стране часто можно услышать о существовании клановых группировок – Кулибаева–Масимова, Утемуратова, Абыкаева и других, об их влиянии на ход политических событий. К сожалению, по этому предмету глубокого анализа у экспертного сообщества нет, все примитивно сводится к внутривидовой борьбе. Группы влияния, конечно, существуют, но даже все вместе взятые не определяют главный стержень казахской истории. Они всего лишь пытаются не утонуть в ее потоке. На самом деле реальность фундаментально другая.

Есть определенные исторические закономерности, с некоторыми допущениями это словосочетание можно использовать, существуют содержательный смысл и логика нашего развития, мощные политические силы, реально определяющие ход процессов движения общества и его модернизации. И их невозможно игнорировать, несмотря ни на какую демонстрацию субъективной воли и частных сиюминутных интересов”.

Об отношениях с Россией

“Со дня независимости прошло 17 лет, но оглядка на Москву у верхушки казахского политического класса сохраняется и поныне. С этим приходится считаться, но, тем не менее, нельзя быть рабом прошлого. До сих пор многие не осознали некоторых глубинных вещей, т.е., если ты свое будущее связываешь с суверенным Казахстаном, осознаешь его отечеством для себя и своих детей – это главное. У немалой части наших граждан в силу инерции ментального характера, внутренних психологических причин, социокультурных предпочтений действует синдром ориентации на Россию. Они больше виртуально существуют в пространстве русского мира, чем живут в поле казахской реальности.

Но говорить, что это должно быть только так и навсегда, неверно даже с точки зрения корректного методологического подхода. А что если завтра в России, паче чаяния, установится деспотический режим, который втянет страну в автаркию, изолирующую ее от западного мира, приведет к отказу от европейских ценностей и институций, которые ей цивилизованно гораздо ближе азиатских, восточных? Сейчас Кремль, вроде бы обиженный на Европу, сближается с Югом, Востоком и т.д.

Но просвещенные русские понимают, что полного социокультурного, геополитического единства ни с Китаем, ни с Восточной Азией, ни с мусульманским миром, ни с Латинской Америкой не будет. Гарантий, что в будущем российская действительность будет другой, дружелюбно-уважительной, не даст никто.

И, тем не менее, будучи дальновидными и доброжелательными к соседям, нам все же выгоднее в партнерстве с Россией двигаться к кооперации, связям с европейским сообществом, интегрироваться с европейскими институтами. Если же Россия будет слишком тесно сближаться с Китаем, создавать военно-политический союз, наша страна не должна быть разыграна этими двумя государствами. Российский военно-промышленный комплекс все больше вооружений продает в КНР. В Синьцзян–Уйгурском автономном округе существует мощнейшая военная группировка, которая постоянно увеличивается и модернизируется. Мы должны просчитывать ситуацию на 15 – 20 лет вперед. Но нынешний политический режим больше озабочен проблемой самовыживания, чем мыслями о судьбе казахского народа через 30 лет. Мы же, как серьезная политическая сила, обязаны об этом думать и все просчитывать!”.

О председательстве в ОБСЕ

“Председательство в ОБСЕ нужно президенту для того, чтобы его режим признали добропорядочным партнером, соответствующим международным нормам и требованиям ОБСЕ. Какие только обещания власть ни давала, буквально на коленях вымаливая пост председательствующего в ОБСЕ, а теперь говорит, что никаких обязательств на себя не брала. Это – фактически международный скандал. Нам следует быть реалистичными и больше думать о своих национальных интересах. Окружающий же мир не сильно заботит судьба Казахстана и его проблемы”.

Об объединении оппозиционных партий

“Единство – это богоугодное дело.

У заинтересованной части граждан все чаще, особенно перед очередной избирательной кампанией, возникает вопрос о том, почему бы оппозиционным силам не сжаться в “один громящий кулак”. Если мыслить политическими категориями и оперировать рамками реальных общественных процессов, этого достичь непросто. Действовать сообща можно и сейчас для проведения конкретных протестных акций. Мы несколько раз предпринимали попытки объединения и сделали для этого все возможное. Оказалось, что добиться согласия совсем нелегко, так как есть вещи, которые трудно игнорировать. Я руководству КПК предложил преобразоваться в социалистическую партию при нашей полной поддержке, отказаться от атавизмов тоталитарной идеологии. Тогда, возможно, и каяться бы не было нужды. Переговоры велись и с “Алгой”, но закончились уходом Асылбека Кожахметова из им же созданной партии.

Предполагалось, что упомянутые выше партии объединятся на общей платформе и будут позиционироваться на политическом поле между левым центром и центром. Руководить объединенной партией должны были четыре сопредседателя от каждой организации, на паритетных началах. Нужны были лишь нравственные поступки лидеров, но взыграли эгоизм, недальновидность и объединение не состоялось. К сожалению, верхушка партий руководствовалась не интересами людей, не политической целесообразностью, а собственными потребностями и мыслями о самосохранении.

О народе

“Сила оппозиции в поддержке людей, без активного участия которых ситуацию в лучшую сторону повернуть невозможно. Но народ пока тихо ропщет и не ходит даже на санкционированные митинги. Если в массовом понимании нет стремления защитить собственные интересы, свое достоинство, даже самая гениальная оппозиция бессильна. Видимо, серьезные лишения людей еще глубоко не затронули, чтобы выразить свое возмущение в демонстрационной форме.

Но уж если это случится, граждане не будут бессловесно умирать от страха. Ни в какой стране, никогда население полностью не политизировалось, серьезно осмысливающих социальное бытие и политическую реальность всегда ничтожно мало. Об этом свидетельствует история человечества. В самые драматически сложные периоды, количество таких людей не превышает 8 – 10%. В организационно–политической активной форме принимают участие не более 2% граждан. Не следует от людей ждать ежедневных подвигов на поприще общественно-политической деятельности.

Малопродуктивно все время кричать о порочности режима. Народ и так знает, что власть алчна и безответственна. Это данность. Конечно, об этом надо говорить, чтобы неприятие коррупции укреплялось в сознании людей, но при этом есть множество других вещей, которыми тоже нужно постоянно заниматься. Оценивая собственную деятельность, нам необходимо быть самокритичными, нельзя превращаться в некую секту, подобие черной дыры, которая неприкасаема для общественного обсуждения. Раз мы действуем в интересах общества и ответственны перед ним, то должны иметь мужество признавать и собственные ошибки. Без этого успеха не добиться.

Народ такой, какой есть, другого не будет. Грешно жаловаться и говорить, что мы не поняты. С людьми надо работать. Демократическая, оппозиционная партия – это часть народа, только более активная и стремящаяся сознательно посвятить себя служению общественному благу.

Режим еще не проходил настоящих испытаний, а оппозиция пока не готова к решительным действиям. Но если власть будет продолжать нынешнюю политику, чаша народного терпения переполнится.

Мы должны вести кропотливую разъяснительную работу среди граждан. Нам не надо бесконечно окучивать центральный квадратный километр вокруг Национального пресс-клуба, каждую неделю таким образом самовыражаться. Надо идти в толщу людей и работать там день и ночь. Даже при высокой нашей активности понадобится несколько лет для полного пробуждения самосознания народа.

К огорчению, оппозиция пока не в состоянии массово мобилизовать людей. Она еще не избавилась от привычки прислоняться к власти, удовлетворяясь статусом разрешенной оппозиции. Это неприемлемое положение. С такими оппонентами режим считаться не станет. Если политик решился на оппозиционную деятельность, он должен знать, что может потерять все, даже свою жизнь. Коли он к этому не готов, то ему место не в политической оппозиции, а на завалинке. Мы живем не в Узбекистане и не в Туркменистане. При всей жесткости и авторитарности казахстанского режима, ситуация пока позволяет нам говорить с народом, ездить по стране. В сегодняшней, хотя и в кризисной ситуации, президент полагает, что у него значительные возможности для политической манипуляции, есть мощный административный и силовой ресурс и сохранившиеся финансовые резервы. Но если власть так безответственно будет вести себя и дальше, то она доведет страну до катаклизмов”.

О выходе на площади и улицы

“Фальсификация итогов выборов для власти давно стала привычной. Иное дело оппозиция. Почему она ни разу не выразила зримо мощного протеста, не использовала момент для настоящей консолидации тех, кто за нее голосовал? Проще говоря, не вывела людей на площади и улицы? Для того чтобы поднять народ, нужно иметь изрядное мужество. Если его нет, ничего не поможет. Чтобы на выборах побеждать, надо граждан убедить в своей дееспособности и силе. Если после выборов прогнулись, молча разошлись по домам, что можно ожидать от таких лидеров? Мы к оружию не призываем, но в выходе на улицы с протестом за украденные голоса ничего противоестественного и антиконституционного нет”.

О развитии собственных производств

“В мире реально существует международное разделение труда. В конкуренции выигрывает тот, кто объективно все оценивает и энергично действует. Нет стран, которые могли бы производить все. Даже Китай, практически ставший мастерской мира, себе этого позволить не может. Казахстан в нынешнем состоянии должен найти свою экономическую нишу и заниматься тем, в чем конкретно конкурентоспособен. Это не определяется лишь только на уровне здравого смысла и одной большой головы. Необходимо сделать серьезные проработки. Природа нас щедро одарила несметными природными богатствами. Надо ими разумно воспользоваться для создания всеобъемлющей инфраструктуры, достойной среды обитания для всех казахстанцев.

Говорить о том, что мы будем делать автомобили, это самообман. Сборка из готовых деталей это еще не полноценное производство. Конкурентоспособное машиностроение, выпуск высокотехнологичной продукции, по сути, нереален при нынешнем состоянии образования, квалификации рабочей силы, общем технологическом уровне страны. При определенных условиях, конечно, можно наладить выпуск некоторых видов горнорудного и сельскохозяйственного оборудования, сборку комбайнов.

Казахстану необходима масштабная программа модернизации экономики. Нам нужно компетентное правительство и в первую очередь – эффективное ведомство финансов, министерство экономики и торговли. Если у нас будет высокая деловая активность в аграрном секторе, горнорудной промышленности и нефтегазовом секторе, возникнут все предпосылки для развития информационных технологий и инфраструктурных услуг. Экономика нуждается в гибком и динамичном рынке труда. Это позволит обеспечить всеобщую занятость. Учитывая природно-климатические условия, большую территорию, привязанность людей к местам привычного обитания можно широко использовать и вахтовый метод работы для искоренения массовой безработицы”.

“Тасжарған”, 10 декабря 2008 г.

Новости партнеров

Загрузка...