Айкан Аканов: “В мире три модели медицины: бюджетная, страховая и частная. Основной вопрос – это выбор модели”

$500-600 млн в год – объемы медицинского туризма из Казахстана

“Если верить докторам, то впору хоть сейчас удавиться,
не дожидаясь худшей развязки”.

Фома Евграфович Топорищев

Где-то к середине заседания дискуссионного клуба “АйтPARK” Айкан Аканов, ректор Казахского национального медицинского университета, стал вызывать сострадание у большинства присутствующих. Как человек, торжественно назначенный на должность капитана тонущего корабля. Сам же доктор медицинских наук настроен по-деловому: “Безысходности нет. Есть реальное видение ситуации”.

“Очередь – это родимое пятно бюджетной медицины, бешеные цены – родимое пятно платной медицины”, — отметил Айкан Аканов. Фундаментальная проблема Казахстана состоит в выборе модели функционирования сферы здравоохранения.

Выбор вроде бы небогатый, потому что моделей всего три, а дальше идут их гибриды и разновидности. Бюджетная модель – это то, что было в СССР. Как выразился гость “АйтPARKа”, она хорошая, но для ее эффективной работы нужна советская власть. Потому что в той “ячеистой” системе органично выглядели участковый врач, участковый милиционер, участковый КГБшник и т. д. С приходом нового времени огромные массы населения пришли в движение, и сегодня такая модель в чистом виде уже неадекватна.

При бюджетной медицине неизбежно квотирование: столько средств на сердечно-сосудистые операции, столько на пересадку почек, столько на хирургию мозга и далее. Учитывая общую степень отечественной коррумпированности и низких зарплат медиков это ведет к “торговле” квотами. Великобритания, далеко не последняя страна на планете, тоже страдает от издержек бюджетной медицины. Там “лист ожидания” на кардиохирургию составляет 18 месяцев и сейчас правительство поставило задачу сократить этот срок до 3-х месяцев. При бюджетной медицине надо отчислять на здравоохранение не менее 5% ВВП.

Страховая медицина берет свое начало в Германии 1883 года, когда канцлером был Отто Бисмарк. Там предполагается детализация ответственности: за что платит государство, где сектор работодателя, а где ответственность за здоровье лежит на самом человеке. Яркий пример частной медицины – это США (любой каприз за ваши деньги).

В Казахстане модель четко не обозначена, впрочем, как и в экономике, образовании и других жизненно важных областях, а потому целостности и ясности, определенности перспектив нет. Люди, которые имеют материальные возможности, едут лечиться за границу. По подсчетам профессора Аканова, на медицинском туризме республика теряет в год по $500-$600 млн.

Нурлан Еримбетов, модератор дискуссионного клуба, поднял вопрос персональной ответственности функционеров от медицины. Так, в 1998 году была принята национальная программа по борьбе с туберкулезом. По медицинским нормам, если на 100 тыс. жителей приходится 60 человек, больных туберкулезом, то говорят об эпидемии. В Республике Казахстан 98-го года показатель составлял 213-220 больных. Деньги на борьбу с болезнью выделялись отдельной строкой бюджета, так называемые целевые. Прошло десять лет, но показатель 160 страдающих туберкулезом на 100 тыс. Для сравнения: во Франции 8 человек. Туберкулез – это в первую очередь социальная болезнь. По мнению специалистов, более чем на 60% она зависят от питания. А что едят в стране простые граждане никак нельзя назвать полноценным сбалансированным питанием.

Никто не верит официальной статистике. Г-н Еримбетов лично знает случай, как для того, чтобы снизить показатель заболеваемости, медики Кызылординской области “раскидали” туберкулез по его сопутствующим заболеваниям (например, написали “пневмония”). Айкан Аканов сторонник он-лайн статистики, когда можно зайти в специальную информационную систему и узнать положение по всем заболеваниям, операциям, количеству пациентов в клиниках. Ну а система, когда люди собирают цифры и на бумажных носителях, а потом передают их по административной вертикали, “корректируя” по ходу – это позавчерашний день.

У гостя “АйтPARKа” поинтересовались, насколько адекватными были масштабные бюджетные вливания 2003 года в медицину. Строились и ремонтировались здания, покупались кареты скорой помощи, бензин, а зарплата персонала так и осталась нищенской, на новом оборудовании часто некому работать. Доктор Аканов считает, что на тот момент это было оправдано. Когда физически нет места, куда можно прийти больному, а если и есть, то без света, у “скорой помощи” отсутствует бензин – эту проблему надо решать. Ведь в какой-то период в административных районах были ликвидированы отделы здравоохранения (парадокс в том, что отделы по культуре тогда остались) и по любым мелочам нужно было обращаться в облздрав. Улучшение материальной базы – это только первый шаг, дальше нужны новые и последовательные.

“Основная масса людей не может получить качественное медицинское обслуживание – это правда”, — подтвердил Акан Аканов. Он выступает за то, чтобы больница, врачи получили относительную экономическую свободу: “Востребованный врач должен получать неизмеримо больше, чем лодырь и бездельник”.

Касаясь положения с медицинскими кадрами и конкретно в Казахском национальном медицинском университете, его ректор сообщил следующее. В учебном заведении за тридцать лет не построено ни одного нового здания. Будучи рассчитанным на 3000 студентов, он обучает 9000. Человеческий материал поступает в медвуз на основе результатов ЕНТ, то есть никакого собеседования не происходит. “Дайте профессиональный отбор: собеседование, специальное тестирование. Есть студенты с криминальным прошлым, 1/3 даже не понимает, куда она идет”, — подчеркнул г-н Аканов.

“Конечно, “отсев” со страшной силой”, — констатировал гость дискуссионного клуба. За семь месяцев ректорства отчислены 600-650 студентов, уволены (либо понижены в должности) более 50 преподавателей. “Была только одна жалоба, остальные все понимают, что пришли случайно”, — подвел итог Акан Аканов. “Студенты-двоечники не имеют права быть врачами”, — заявил он.

В преподавательском корпусе проблемы не менее острые: всего 20% могут работать с компьютером, только 5% знают английский язык. Медицина – одна из самых бурно развивающихся отраслей. Примерно 20% знаний там ежегодно обновляются, и без английского языка уже невозможно находиться в потоке передовых разработок и методик. Ну а пока в Японии наноробот размером в 100 атомов входит в клетку больного, ректор КазНМУ решает проблему обеспечения студентов общежитиями. Большая часть университетских общежитий приватизирована и реально вуз располагает фондом в 1700 мест. Нуждаются в общежитии 6000. Поэтому в комнате на четыре человека живут восемь. Можно сказать, что студенты на практике проходят, какой вред здоровью приносят скученность и переуплотненность.

“На Западе врач – штучный товар. У нас все поставлено на поток”, — обратил внимание г-н Аканов. Несмотря на огромную массу выпускников (в стране 6 медвузов), 7,5 тысяч врачей не хватает (особенно это видно на селе). Сам он выступает за модель, при которой бы медуниверситет готовил несколько сот врачей.

На сегодня остро стоит проблема общественных слушаний по вопросу медицины, потому что данная проблема касается буквально всех. Сам Айкан Аканов выступает за бюджетно-страховую модель. Там если онкология, то лечение за госсчет, если травма – страховка, сифилис – платно. То есть четкое распределение кто за что платит совмещается со стимулированием к здоровому образу жизни.

Что касается школ, то 18 действующих программ (ОБЖ – обеспечение безопасности жизнедеятельности, валеология, репродуктивное здоровье), так или иначе связанных со здоровьем, профессор Аканов, как бывший генеральный директор Национального центра проблем формирования здорового образа жизни и вице-министр здравоохранения рекомендует объединить в более консолидированную систему.

Главными болезнями, подрывающими здоровье населения страны, Акан Аканов назвал туберкулез, сердечно-сосудистые заболевания, ВИЧ/СПИД, эндокринные болезни и онкологию. Все вместе приводит к тому, что в 2006 году по продолжительности жизни Казахстан находился на 98-ом месте в мире.

Новости партнеров

Загрузка...