“Второй президент” и его команда

Этой осенью бывший аким Алматы, ныне – Астаны, Имангали Нургалиевич Тасмагамбетов посетил родной Атырау на собственном самолете в сопровождении сорока приближенных лиц. Визит носил частный характер. В Атырау И.Тасмагамбетов имел доверительную беседу в узком кругу, на которой, говорят, заявил, что в 2012 году он станет вторым президентом страны, а третьим будет Тимур Кулибаев.

На этой встрече “продукт Назарбаева” поделился некоторыми соображениями насчет будущих планов Ак орды, как доверенное лицо главы государства. А также назвал среди своих “пяти врагов из Атырау” меня и еще несколько известных лиц. Эта информация вызвала желание поразмышлять на тему наполеоновских планов И.Тасмагамбетова, а также попытаться методом Шерлока Холмса выяснить, кто все же засадил Кулекеева за решетку.

Разговор “за Имангали”

То, что Имангали Тасмагамбетов кочует по должностям со своей неизменной свитой, известно давно. Так, получив должность акима Алматы в 2004 году, Тасмагамбетов буквально переселил из Атырау свыше 50-ти чиновников, предварительно уволив столько же служащих алматинского акимата. Причем процедура “переселения” проходила безапелляционно и болезненно. Так высокий чиновник за долгие годы сколотил себе верную команду. И такая верность взаимная, потому, видимо, что связана с множеством тайн на пути восхождения к власти.

Чтобы понять истинные амбиции г-на Тасмагамбетова, надо обратиться к его служебной и человеческой эволюции. Как из молодого деревенского человека – учителя географии в родном селе Гурьевской области, вырос матерый чиновник, которого вот уже много лет прочат в преемники Назарбаева. Откуда взялась такая мысль, если сам президент никогда и нигде не делал даже намека на персону своего “продукта”? (Он не исключал возможность передачи власти лишь по родственной линии).

Если вы попадете в Атырау и там вам придется общаться даже с самым заурядным представителем местных властей, то за рюмкой-другой разговор обязательно зайдет “за Имангали”. Здесь уже лет пять-шесть среди местной элиты внушается “абсолютно точная информация”, что Имангали будет следующим президентом страны, и эта мысль разносится в широкие массы. Поэтому в Атырау в закрытом режиме ведутся разговоры “государственной важности” в кругах, сконцентрированных вокруг персоны Имангали Тасмагамбетова как без пяти минут президента Казахстана. Видно, сам фаворит младшежузовской знати и его окружение так поверили в эту перспективу, что перевоплощение личности Имангали Нургалиевича из хоть и крупного чиновника, но не первой величины в персону “второго президента” проходит буквально на глазах всей страны с нескрываемым апломбом и без всякой конспирации.

Известно, что аким Тасмагамбетов, а до этого – премьер-министр и вице-премьер – больше чем делами славится своим дурным нравом и недостатком какой-либо, в том числе государственной этики. Ему ничего не стоит принародного оскорбить, заткнуть, унизить человека ниже своего ранга. Он вспыльчив, мстителен и руководит исключительно в условиях полного и беспрекословного подчинения ему и его приказам, как помещик правит холопами. Резкий прыжок из “грязи (советской номенклатуры) в князи (государственного деятеля)” без приложения и развития собственных сил и способностей в новых условиях превратил некогда комсомольского вожака в натурального “вожака” с соответствующими качествами и повадками. Это почти то же самое, что превращение из гадкого утенка в принца Рахата Алиева.

Правила карьеры

Правила карьерного роста в Казахстане, в общем-то, для всех одни. Вкратце их можно так обозначить. Первое – степень приближенности к “центру власти”, то есть президенту Назарбаеву. Второе – экономическое могущество лидера группировки (клана), который входит в несменяемую обойму госэлиты (собственной персоной или через свою креатуру). Третье – наличие развитой теневой структуры, обслуживающей финансовые, политические, властные интересы главы клана. В том числе – силовые, криминальные группы (фактически ОПГ), которые действуют вне закона и по ситуации – как СМЕРШ во время Великой Отечественной. Эти силы выполняют всю грязную работу – отбирают у слабых бизнес путем шантажа, запугивания, похищений, избиений, в том числе с помощью государственных силовых структур и судов, так как в них работают “свои люди”, отмывают грязные деньги, их руками сводятся личные счеты, отправляются акты мести, устраивается интимная жизнь хозяев и т.д. Каждый клан – это государство в государстве, которое неограниченно пользуется правами и полномочиями последнего. Наглядно все это мы видели на примере ОПГ Рахата Алиева. И бывший зять президента далеко не исключение.

Что касается персоны акима Тасмагамбетова, то сюда надо приплюсовать еще “общественный фактор”. Имангали Нургалиевич, как представитель советской номенклатуры, приучен манипулировать общественным мнением в свою пользу. Так, пользуясь высокими постами, он сумел создать сторонников в сфере науки, литературы и культуры, подкупая личными благами и должностями отдельных представителей интеллигенции. Используя их опять-таки в личных целях. И поддержка такого “общественного мнения” всегда кстати в реализации высоких политических целей, как получение должности главы государства. Имангали Нургалиевич это предусмотрел давно.

Таинственная смерть банкира

На первую вершину своей карьеры Тасмагамбетов взошел в должности акима Атырауской области в 1999 году. Хотя до этого, в середине 90-х годов, вице-премьер Имангали Тасмагамбетов отметился скандальными реформами – были уничтожены многие объекты культуры, в том числе большинство библиотек, а созданный им фонд медицинского страхования на несколько миллионов долларов был похищен неким Иманбаевым, наверняка, человеком вице-премьера. Заметим, что судьба беглеца никому до сих пор неизвестна – спецслужбы якобы не могли установить его местонахождение (эта деталь еще всплывет далее). С приходом нового акима в области начался сумасшедший передел собственности на рынке. Постепенно под контроль людей акима стали переходить от государства и других собственников самые доходные предприятия и целые отрасли – нефтяные объекты, производство черной икры, даже местный рынок и тот оказался в руках доверенных людей Тасмагамбетова, предварительно отремонтированный и расширенный за бюджетные средства, а затем выкупленный по низкой цене.

Но нас больше интересует другое. Приход Тасмагамбетова на должность акима Атырауской области совпал со 100-летием нефтяной промышленности в Казахстане. Готовился грандиозный праздник, под который, как обычно, собирались не менее грандиозные средства – из бюджета, взносов инвесторов и местных предпринимателей. В таких случаях власть “загибает” всех и без возражений. Был учрежден специальный фонд, на счет которого собрали огромную многомиллиардную сумму в тенге. Формально учредителями этого фонда стали: один член местного совета ветеранов, один из лидеров местных профсоюзов и еще несколько человек из самых скромных общественных организаций области. Как положено. Понятно, что эти люди не имели фактического доступа к средствам фонда и тем более не могли контролировать его расходы.

В действительности фондом распоряжался глава местного филиала Народного банка Марат Шильдебаев.

Здесь сделаем ремарку. Когда Тасмагамбетов стал акимом Атырауской области в 1999 году, он в составе своей команды привел советником уже известного Руслана Местоева – того самого, который передал портфель со 100 тысячами долларов “взятки” через водителя Жаксыбеку Кулекееву – главе нацкомпании “Казахстан Темир Жолы”, осужденному в этом году. Сам Местоев тоже исчез, как и Иманбаев, – сначала якобы лечился в Москве, поэтому не являлся в суд как главный свидетель, а теперь и вовсе пропал, хотя по закону его должны были привлечь не только за дачу взятки, но и за “подставу” главы КТЖ, так как суд не признал факт получения Кулекеевым взятки. Но мы не слышали, чтобы КНБ или МВД объявляли в розыск Руслана Местоева. Как и исчезнувшего когда-то Иманбаева, который в народной памяти так и останется расхитителем народного фонда медицинского страхования.

Вернемся в 1999 год. После громкого празднования 100-летия нефти в Атырау через некоторое время в одной из алматинских гостиниц был найден труп Марата Шильдебаева – распорядителя того самого фонда и главы филиала Народного банка в Атырау, которого кто-то вызвал в Алматы на встречу. Причина насильственной смерти Шильдебаева в гостинице не была вразумительно объяснена правоохранительными органами, убийцы не найдены.

После смерти Шильдебаева на его должность назначается Дошекенова Г., которая проработала всего месяца три председателем филиала НБ. Ее тихо увольняют, и на ее место приходит Руслан Местоев – советник акима Тасмагамбетова. Далее, как утверждают наши источники, вся документация по расходованию средств праздничного фонда уничтожается Местоевым. Но копии платежек кое у кого сохраняются. По ним хорошо видно, что львиная доля средств “ушла налево”, вернее в большой карман.

Не будем утверждать точно, но, возможно, именно с этими скорбными событиями связано резкое понижение Имангали Тасмагамбетова в декабре 2000 года, которого переводят на должность всего лишь вице- то ли премьера, то ли министра.

Успех за успехом

Пропускаем трудные годы Имангали Нургалиевича, которые он провел в опале, и остановимся на его новом взлете в 2002 году, когда он становится премьер-министром страны. В этом году случается назначение главой КТЖ Ерлана Атамкулова – зятя старшей сестры премьера Нурсулу Тасмагамбетовой, отметившейся смертями 107-ми детей ЮКО, зараженных медиками СПИДом, когда она возглавляла областной департамент здравоохранения. Как известно, Н.Тасмагамбетова и ее муж отделались несколькими годами условного срока, в то время как десятки рядовых врачей были сурово наказаны лишением свободы. Приход Атамкулова на “хлебную” должность главы КТЖ был предварен громким скандалом в этой нацкомпании. Обвиняют в хищении пяти миллиардов тенге и осуждают предшественника Атамкулова – Аблая Мырзахметова, правда, тоже условно (хотя несколько месяцев ранее осудили на 7 лет лишения свободы Галымжана Жакиянова не за хищение, а всего лишь за нецелевое расходование около двух миллионов тенге). Зная сегодня хитроумные схемы борьбы кланов в Казахстане за доходные места в экономике, можно предположить, что Мырзахметова не случайно “поймали” за руку, это уже общеизвестный ход, когда кто-то хочет забрать у кого-то источник многомиллиардных доходов. Тогда всесильным был премьер Тасмагамбетов, и поэтому логично, что на казахский Клондайк – КТЖ, пришел зять семьи Ерлан Атамкулов. Который, кстати, успешно правил здесь почти 5 лет. Настолько успешно, что разразился новый скандал – история с 49 миллионами долларов байконурских денег – долг России за аренду нашего космодрома, которые канули на “железке” по явно аферным операциям. В скандале был замешан премьер Тасмагамбетов, о чем упорно писала независимая пресса.

В это же время блестящего восхождения двоюродного зятя премьер-министра с новой силой зажглась звезда бывшего помощника акима Руслана Местоева. Надо отметить, что этот молодой человек является сыном друга семьи Тасмагамбетова, миллиардера ингушского происхождения Якуба Местоева, который ворочал крупными торговыми, нефтяными и прочими операциями в Казахстане. Примечательно, что вместе с восхождением “брата Имангали” по государственной лестнице быстро росли успехи семьи Местоевых в Казахстане. Как, впрочем, и успех жены московского мэра – Елены Батуриной, имевшей очень большой бизнес в Атырау.

И вот Местоев-старший получает назначение торгпредом Казахстана в России, а Местоев-младший и дальше превращается в преуспевающего бизнесмена. Которого, возможно, не без помощи самого Тасмагамбетова вскоре знакомят с младшим зятем президента Назарбаева Данияром Хасеновым.

Смерть и еще раз смерть

У всякого “крупного государственного деятеля” на службе состоят разные люди с разными функциями, в том числе – секретными. Одним из таких людей был простой, незаметный водитель из Атырау Ибрагим Жумагалиев. Эта серая личность слишком часто пересекала отечественную границу по дипломатическому паспорту (?!), и потому не подвергалась таможенному и прочему досмотру. Это и привлекло внимание российских спецслужб, которые начали наблюдение за Жумагалиевым. Предполагалось, что Жумагалиев перевозил наличку большими и очень большими суммами. И вот в один прекрасный день Жумагалиева убивают в Москве. И опять – никаких следов, никаких убийц. Дело закрывают. Но любопытная деталь. За телом убитого – не родственника, не известного человека – приезжает в Москву родной брат Имангали – Курмангали Тасмагамбетов, который в то время служил начальником таможни Атырауской области (тоже история – в 2006 году на вверенной Курмангали Тасмагамбету таможне проверяющие органы обнаружили хищение в сумме 100 млн. тенге. Бухгалтер таможни, говорят, скрылась (если не исчезла). К.Тасмагамбетов в качестве “наказания” был переведен на такую же должность начальника таможенного комитета в соседнюю Актюбинскую область). Зачем высокопоставленный брат крупного государственного чиновника лично едет в Москву, чтобы привезти тело простого водителя? Может, чтобы удостовериться, того ли убили? Кстати, сам Имангали Нургалиевич тоже лично приезжал из Астаны на похороны Ибрагима Жумагалиева, хотя попрощаться со своим знаменитым земляком – крупным государственным деятелем Саламатом Мукашевым – не приехал.

Вот еще одна история, хоть и давняя, но незабываемая в Атырау. Это было еще в середине 80-х годов замечательной для советской номенклатуры эпохи. Тогда молодой Имангали был заворготделом горкома партии Гурьева. И у него был друг Тауфик Каримов, в то время руководивший отделом кадров объединения “Казнефтегеология”. Прокуратура возбуждает на начальника отдела Т.Каримова уголовное дело за поддельные сметы по заработной плате. По ним платили большие деньги несуществующим рабочим, а суммы куда-то исчезали. Но вмешательство из горкома партии спасает от уголовной ответственности Каримова, виновным делают прораба. Это дело вел прокурор Торгаут Абсаматов.

И вот, когда Тасмагамбетов становится крупным чиновником новой страны, Торгаута Абсаматова переводят на должность заместителя прокурора Алматинской области. А через несколько месяцев вновь назначенный прокурор погибает в автомобильной катастрофе. Дело также не получило огласки.

На что напоролся Кулекеев

Народная молва, порой, бывает беспощадной. В Атырау все эти таинственные смерти земляков обрастают всевозможными версиями. Многие при этом называют фамилию Местоев. Так ли это – вопрос правоохранительным органам. Но то, что Руслан Местоев появился в составе руководства одного из подразделений КТЖ, когда Жаксыбек Кулекеев стал главой этой структуры, факт не случайный. Обратимся к событиям и логике.

Из материалов судебного процесса в Астане над Кулекеевым, недавно завершенного на первой стадии, следует, что Руслан Местоев был принят на должность директора департамента по госзакупкам АО “Казахстан Темир Жолы” в 2007 году. За кратковременную совместную работу Кулекеев и Местоев сталкивались лишь несколько раз на совещаниях. Глава КТЖ высказывал свои замечания в адрес Местоева, мягко говоря, за недобросовестную работу и подозрительные финансовые результаты. Но прямых и острых конфликтов между ними не было. Как сказал в своем слове на суде Кулекеев, семья Местоевых является довольно влиятельной в Казахстане благодаря связям и покровительству в верхах. Эти слова бывшего главы национальной компании надо понимать так, что Руслан Местоев чувствовал себя самостоятельным кадром от руководства КТЖ.

Однако напомним, что Жаксыбек Кулекеев был направлен руководителем одной из неспокойных и скандальных нацкомпаний с целью стабилизации отрасли. По словам Кулекеева на суде, он получил личное поручение президента Назарбаева навести в компании порядок. Новый глава КТЖ с этого, помнится, и начал. И наткнулся на тотальную систему злоупотреблений, хищений, коррупции на железной дороге страны, благодаря которой вокруг “железки” сформировались целые преступные группы, а бюджет страны не получал миллиарды тенге чуть ли не каждый квартал. Кулекеев взялся за эту систему и повел жесткую борьбу с ее лидерами.

И тут следует напомнить, что такое “наследство” Кулекеев получил от бывшего главы КТЖ Ерлана Атамкулова – двоюродного зятя И.Тасмагамбетова. Логика сама приводит к мысли, что источники незаконных доходов с “железки” группы Атамкулова (считай, Тасмагамбетова) стали перекрываться, а над головой экс-президента КТЖ начали сгущаться тучи. В этой связи стоит вспомнить, что предшественник Атамкулова за такие же схемы хищений и злоупотреблений был привлечен к уголовной ответственности и, как говорится, еле ноги унес из суда, отделавшись условным сроком. Понятно, что такой мягкий приговор Мырзахметов получил благодаря хлопотам уже своего хозяина, ведь ясно, что его поставили руководить “золотой жилой” всего лишь как исполнителя чьих-то финансовых интересов, так щедро реализовывавшихся в бездонных денежных потоках КТЖ. Не исключено, что разоблачение Мырзахметова явилось следствием клановой борьбы Тасмагамбетова с лидером другой группы, чтобы захватить контроль над доходами железной дороги. Обычно такое решение (отвести за руку в суд) принимается только с позволения самого президента страны.

Игра стоила свеч

Понятно, что для семьи акима тогда Алматы, сегодня – Астаны, ситуация сложилась крайне опасная. Кулекеев стал “головной болью” №1. Видимо, положение со злоупотреблениями и хищениями, а также слишком укоренившаяся преступность на железной дороге не давали никак шансов договориться с новым главой КТЖ, который, кстати, никогда не входил в список одиозных кадров Назарбаева. И тогда наверняка родился сценарий “подставы” Кулекеева со взяткой (хорошо еще, что не ликвидации). А для этого внедряется в систему КТЖ верный помощник акима – Руслан Местоев. И потом, как известно, случилось следующее: вечер, папка в машине с кучей долларов, группа захвата финполиции, наручники на Кулекеева…

В кулуарах власти поговаривают, что план нейтрализации Кулекеева измерялся как минимум десятью годами лагерей. Кого после успешного завершения операции “Ы” со взяткой хотели водрузить на место Кулекеева – точной информации нет. Может, снова Атамкулова, может, младшего зятя президента Хасенова (вспомним про дружбу Местоева с Хасеновым), который также руководил в КТЖ, молва не уточняет. Но ясно одно, что это должен был быть человек¸ который прикрывал бы грешки экс-президента КТЖ в 2002 – 2007 годах Атамкулова и тем самым гарантировал безопасность, спокойствие и прежний режим получения доходов с “железки” главе клана. Да, игра со взяткой стоила свеч. Но, как известно, провалилась. Президент после смеха в прессе по “делу Кулекеева”, видимо, решил “прекратить этот балаган”, и наш самый независимый суд в мире отказал в иске финполиции (еще один игрок в семейном плане о взятке) и снял с Кулекеева это обвинение. (Его все же осудили в первой инстанции на 3 года, но уже… за какие-то шпалы). Как всегда, президент принял соломоново решение.

Попутно хочется отметить в этом комедийном триллере про взятку роль финполиции. Фактически она выполнила ту же задачу, что и с захватом полицейских в “Нурбанке”, когда Тимралиева и Хасенова похищал зять президента Рахат Алиев, а потом – завел уголовные дела против руководства банка. После вселенского скандала все обвинения финполиции против полицейских, Гилимова и Тимралиева были сняты. История повторилась с Кулекеевым. Финпол опять попал пальцем в небо. Отсюда вывод – руководство АБЭКП не может избавиться от синдрома заказных преследований личных врагов и конкурентов высокопоставленных персон. То есть, это никакая не правоохранительная система, а карательный агрегат политических и экономических репрессий в стране.

Битва под Москвой

После анонса этой статьи в прошлом номере в редакцию стали поступать звонки читателей, встревоженных тем, что аким Тасмагамбетов на закрытой встрече со своими вассалами назвал меня своим “врагом из Атырау” – мол, Гульжан, будьте осторожны. Людей понять можно, ведь Казахстан уже неоднократно потрясали убийства политиков, бизнесменов и журналистов. Все прекрасно знают, что Имангали Нургалиевич сторонник силовых методов – ведь не просто же так полицейские избили группу женщин в Алматы, которые мирно пришли к акиму Тасмагамбетову с прошением, и не зря же один полицейский чин признался Булату Абилову, что приказ на карательную операцию в Шаныраке дал все тот же аким Тасмагамбетов. И вышесказанные истории про жертвы финансовых махинаций, которые сопровождают акима Тасмагамбетова всю жизнь, не внушают доверительного и беспечного отношения к “вожаку”. Но…

Когда Гитлер стоял под Москвой в 41-ом году и вот-вот готовился занять столицу нашей родины, он говорил: первыми, кого я повешу в Москве, будут Левитан и Эренбург. Это были: знаменитый диктор советского радио и блестящий советский публицист. Но они остались живы, потому что Гитлер не взял Москву.

Думаю, и мы еще поживем, пока кое-кто не взял “Москву” и не стал “вторым президентом”.

Новости партнеров

Загрузка...