10 лет РНПК: былое и думы

Алихан Рамазанов: “Акежан Кажегельдин – единственный человек, который способен что-то сделать для Казахстана. Остальные – прокламации”

“Жизненный опыт – это избавление от благородных идеалов”.

Оноре де Бальзак

Республиканская народная партия Казахстана (РНПК), основанная 17 декабря 1998 года, не дожила до своего первого круглого юбилея. Тем не менее, в новейшей истории республики она оставила весьма заметный след. Правда, как показало развитие событие, власть усвоила уроки РНПК все-таки значительно лучше, чем оппозиция.

“Тогда об оппозиции говорили: герои. Сейчас никто так не скажет”, — заметил Алихан Рамазанов, в прошлом председатель Алматинского городского совета РНПК. В связи с годовщиной образования Республиканской народной партии Казахстана в дискуссионном клубе “Политон” в основном собрались люди, так или иначе связанные с ее работой.

“Люди были разные, организация живая, со своими интригами (в хорошем смысле этого слова), внутренними течениями”, — подчеркнул Амиржан Косанов, “человек, который последним перестал представляться как член РНПК”.

“РНПК – это легализация инакомыслия в сознании людей”, — сформулировал режиссер Болат Атабаев. Он считает, что с возникновением этой партии произошел “переход от эпизодического диссидентства к системной оппозиции”. “Было чувство “я кому-то нужен”. Мои друзья за кухонным столом говорили более жесткие вещи, но выйти на улицу боялись, а я выходил – назло!”, — добавил активист ушедшей партии.

Амиржан Косанов в своем докладе отметил три главных итога деятельности Республиканской народной партии Казахстана: “разбудила” народ своими действиями, принципиальностью и стойкостью; стала классической (по казахстанским меркам) оппозиционной партией со всей полагающейся инфраструктурой; подвигла общество к мысли о том, что без изменения существующего политического режима улучшение благосостояния казахстанцев невозможно”.

Сергей Дуванов, также состоявший в рядах данной партии, не согласился с докладчиком насчет “разбуживания” народа. “РНПК разбудила политическую “тусовку”, — считает он. При этом модератор “Политона” признает, что созданная десять лет назад оппозиционная партия боролось именно с политическим режимом. “Нынешние партии борются с плохими чиновниками, а некоторые даже стоят на позиции “президент хороший, окружение плохое”, — подчеркнул он. — “Казахстан без Тасмагамбетова” — это тоже оппозиционность, только оппозиционность интереса”.

Когда Акежан Кажегельдин, фактически второй человек в государстве, пришел в оппозицию, политическая игра в стране стала превращаться из шашек в шахматы, то есть заметно усложнилась. Одни фамилии людей, прошедших через РНПК, говорят о многом. Они были совершенно разные: Газиз Алдамжаров, Нурбулат Масанов, Лира Байсеитова, Виталий Воронов, Бигельды Габуллин, Андрей Чеботарев и многие другие. В тяжелейший период 1998-1999 годов, под мощным прессингом властей, партия собрала 14,5 тыс. подписей, тогда как действовавший закон “О партиях” требовал 3 тыс. РНПК была зеркалом общества. Поскольку общество являлось пестрым, то и зеркало получилось соответствующим.

После изменений в закон “О политических партиях”, поднявших требования к зарегистрированным членам с 3-х до 50-ти тысяч, РНПК, пройдя через серию жарких внутренних дискуссий, отказалась проходить перерегистрацию. “Это было ответственное решение”, — подчеркнул г-н Косанов. В 2002 году Специализированный межрайонный экономический суд Алматы ликвидировал Республиканскую народную партию Казахстана вместе с Народным конгрессом Казахстана и “Азаматом”. Никого из представителей партии на том знаковом суде не было.

Асылбек Кожахметов, председатель оргкомитета по созданию РНПК, одним из плюсов деятельности этой политической организации называет “стойкое оппонирование власти”. На данной партии властями был обкатан практически весь набор технологий подавления, от осуждения руководителя и арестов активистов (преследования их близких), до организованного предательства в лице Сергея Бондарцева и Мухтара Маханбетжанова. “ДВК (Демократический выбор Казахстана) ринулась в брешь, которую пробила РНПК”, — подчеркнул он. Из минусов партии г-н Кожахметов отметил ориентацию в первую очередь на лидера, а не на идеологию.

“Главное отличие от нынешних оппозиционных партий – самоотверженность. Пусть и в форме клуба активистов, — акцентировал Алихан Рамазанов. – При определенных обстоятельствах РНПК (ее человеческий ресурс) свою роль еще сыграет”. Касаясь председателя партии, г-н Рамазанов заявил следующее: “Акежан Кажегельдин – единственный человек, который способен что-то сделать для Казахстана. Остальные – прокламации”.

Ермурат Бапи, также РНПКовец, сожалеет, что в лозунгах действующих оппозиционных партий нет требования о национальном диалоге. Что касается поднятого в свое время на щит РНПК “Казахстан без Назарбаева”, то “это тонус общества того времени”. Он сожалеет, что сеть распространения оппозиционной печати в настоящее время заканчивается на центрах крупных административных районов, а то и на областных центрах. В глубинку газеты практически не попадают.

Журналист Андрей Свиридов обратил внимание на то, что славянское движение “Лад” в свое время поддержало РНПК. Потом, конечно, в “Ладе” провели “чистку”, но факт остается фактом.

Сергей Дуванов напомнил, что во время функционирования РНПК общество довольно четко политически определилось. “Одна часть поддерживает власть, а другая – надоело, требуем перемен. Пропорций не знаю, но сейчас стало хуже”, — отметил он. Также модератор “Политона” заметил, что во времена РНПК оппозиция вчистую переигрывала власть на внешнем поле, а сейчас лоббисты от Ак Орды переломили ситуацию за рубежом в свою пользу.

В ходе дискуссии была высказана мысль о том, что время активных репрессий против РНПК совпало с подъемом назарбаевского капитализма. В 2001-2002 годах стали гасить долги по зарплатам и пенсиям, появилось больше рабочих мест. В общем, многие поверили, что жизнь налаживается и согласились с официальным лозунгом “сначала экономика – потом политика”. Сегодня, в период экономического спада, в обществе неизбежна переоценка прошлых установок.

Оппозиции трудно выступать единым фронтом, поскольку и власть сильно расколота. Появился мощный соблазн вступить в союз с “хорошей” властно-финансовой группировкой против “плохой”, и уже через последующую победу попытаться изменить ситуацию к лучшему. Формат “хороший – плохой” при этом у всех свой.

Болат Атабаев удивился, услышав из уст президента фразу “оппозиция нужна”. В период РНПК официальная линия была предельно четкая и жесткая: оппозиция – это вред и зло.

Новости партнеров

Загрузка...