Кризис и имидж

“Кончился этот проклятый год…
Но что дальше? Может, нечто еще более ужасное.
Даже наверное так”.

Иван Бунин, “Окаянные дни”, запись от 1 января 1918 года.

Как-то, с месяц назад, увидел по российскому телевизионному каналу РБК интервью г-на Акишева, заместителя председателя Национального банка РК. Один из пассажей этого интервью чуть не сразил: в ответ на вопрос журналиста Степана Демуры – что случилось с рынком недвижимости в Казахстане, от чего он упал в разы? – заместитель главы казахтанского нацбанка заявил, что нет, не в разы, а лишь на 30% — 50%. Я не отказал в удовольствии позвонить и рассказать об этом своим друзьям, “попавшим” с продажей своей “двушки” в микрорайонах Алматы – в позапрошлом году она “тянула” под 150 тыс. баксов, а ныне за 50 тыс. не продать. Конечно, процитировать в СМИ их комментарии по поводу динамики рынка никак невозможно. Напомним – через некоторое время было озвучено понятие “справедливая стоимость”, которая, по оценкам официальных лиц, для 1 кв. м. жилья в Алматы оценивается в 1 тыс. долларов и всего-то в 800 – в столице.

Кстати, в свое время г-н Акишев высказывал мнение, что именно россияне стали виной кризиса на казахстанском рынке недвижимости: на одном тематическом круглом столе в сентябре 2007 он заявил, что признаки кризисных явлений в Казахстане обозначились вслед за публикацией в российских СМИ предположений о том, что ухудшение на рынке ипотечного кредитования в США может повлиять на казахстанский рынок. Тогда он говорил: “В России, видимо, достаточно активно отслеживают внутренний рынок Казахстана, и, чувствуя конкурентного игрока, вполне возможно, могут работать и в плане негативного пиара. Этот прессинг достаточно высок. Там чувствуют конкуренцию. Возможно, дело в том, что третий банк по объемам ипотечного кредитования в России – “Москоммерцбанк” – это, фактически, казахстанский банк. И там ведь понимают, что это мощные игроки, принесшие опыт ипотечного кредитования”. Но почему же тогда и российский рынок недвижимости подешевел? Если следовать этой логике, то, видимо, потом, устыдившись своих действий, российские конкуренты сделали себе “харакири”, обвалив и свой рынок.

Вспомнилась эта история на прошлой неделе, по двум причинам. Во-первых, опять же Нацбанк обратился на своем сайте к теме динамики цен на недвижимость. И – со ссылкой на Агентство РК по статистике – заявил, что в конце 3-го квартала этого года цена на недвижимость в Алматы по сравнению с аналогичным периодом 2007, снизилась на 27%, а в целом по Казахстану на 10%. Может быть, под Казахстаном имеют в виду “золотой квадрат” Алматы? Тогда, возможно, и на 10%. Но насколько же тогда снизилась покупательная способность населения, если снижение цен на 10-27% потребовало специальных мер по поддержанию рынка со стороны фонда “СамрукКазына” и внимания главы государства? Что тут скажешь, кроме известного определения в адрес статистики, ставящего ее в некое особое положение между правдой и неправдой.

Во-вторых, на заседании правительства обсуждалась тема экономического кризиса, и министр экономики, по сообщениям СМИ, заявил: даже при уровне цен на нефть в 25 долларов в течение продолжительного времени, рецессии в стране не будет. А заодно сказал, что неизменным остается и прогноз по добыче нефти в 70 млн. тонн в 2009 году.

За всеми приведенными примерами, на наш взгляд, стоит одно и то же явление – борьба за имидж. Который очень часто в истории Казахстана оказывался самоценным и вседовлеющим. Настолько, что сохранение этого имиджа мешало порой видеть вещи такими, какие они есть, а то и подменяло собой необходимые рациональные действия. Со всеми вытекающими из этого проблемами.

Вспомним лишь некоторые примеры этой борьбы. Много лет, все 1990-е, отовсюду звучало, что по количеству привлеченных иностранных инвестиций на душу населения Казахстан среди бывших соцстран уступает лишь Венгрии. И что же в итоге? Минимальные, почти микроскопические, успехи по диверсификации экономики, да и вожделенный статус нефтяной державы с добычей 150 млн. тонн в год уходит в туманную перспективу. Или другой пример, настраивающий на весьма пессимистические настроения на счет будущего. У нас поспешили забыть то, как проходил кризис конца 1990-х в Казахстане. Ясно, почему – уж очень непрофессиональная велась тогда политика. Все соседние страны уже девальвировали свои валюты и признали кризис в экономике, а у нас держали тенге и объясняли это исключительно грамотно выстроенной экономической моделью, неким отечественным “ноу хау” (за счет завышенного курса тенге торговый баланс страны стремительно уходил “в минус”). Пиарилась эта ерунда так сильно, что большинство населения поверила в это “чудо”. Тем больнее было согражданам потом, когда “чудо” все же лопнуло, и тенге резко обесценилось в два раза. До сих пор помню ту гнетущую атмосферу, действительно – всеобщую подавленность, что разлилась по любому скоплению людей, в магазинах, в общественном транспорте, после девальвации. У казахстанцев ведь не только обесценили накопления в два раза, но больше того – лишили их ощущения уверенности. И именно те, кто его же и прививал мощными “дозами” пиара. Вот эта история мне вспоминается сегодня, при виде удивительно стабильного обменного курса тенге…

А вот еще пример, такого же “поля ягода”, только совсем недавний. Пока (до кризиса) в казахстанских СМИ представители самых разных сфер экономики республики плакали о никак не решаемой проблеме дефицита квалифицированных кадров, за пределами страны наши “официальные люди” делали такие заявления, которые должны были еще больше “задрать имидж”. Вот, например, один из важных наших экономических чиновников 8 июня 2007 года в Москве в Государственном университете – Высшей школе экономики на семинаре “Опыт экономических реформ в Казахстане”, заявил: “…Так же, как и в России, в Казахстане ощущалась острая нехватка кадров; проблема была решена (выделено нами – Я.Р.) за счет выделения государственных стипендий для молодежи на обучение за рубежом”. Кто бы мог подумать!.. Впрочем, москвичи – люди доверчивые по поводу нашей экономической успешности, судя по отзывам некоторых из тамошних экспертов, типа Илларионова или вдруг ставшего специалистом по данной тематике Ж. Медведева. Чего бы не дать волю фантазии?

Если взять публичные заявления наших официальных лиц за последние месяцы вне той информации, что приходит в Казахстан из вне, то сложность экономической ситуации покажется в разы меньше, чем она есть. Вроде бы, как, “ну, да, есть кризис, но мы..!”. Расшифровки этого “но мы!”, как правило, не дается. Вот, например, прозвучавшее заявление, что пересмотра прогнозов по добыче нефти – 70 млн. тонн – в следующем году, несмотря на снижение цены, не планируется. Конечно, хотелось бы, чтоб это было так. Но – вот соседи, россияне, уже снизили добычу, а ведь у них ее себестоимость в среднем ниже, чем у казахстанских нефтедобывающих компаний (за редкими исключениями, переданными нашими властями иностранным компаниям в свое время).

Будущность казахстанской нефтедобывающей промышленности, кстати, теперь нуждается в очень серьезном переосмыслении. В том числе, и планы по началу добычи нефти на Кашагане – в новых ценовых реалиях даже 2013 – 2014 годы представляются очень оптимистичными (конечно, если не произойдет чуда, как в 1999 году, в виде начала резкого роста цен на нефть). Этого же – глубокой и честной дискуссии – требуют и перспективы экономики в целом. Но никакой серьезной дискуссии на эту тему с участием государственным мужей, как, например, можно наблюдать на том же телеканале РБК, у нас не видно.

Новости партнеров

Загрузка...