Ломается Ложка Перемен

Планета Гондурас

“Не надо есть, когда тебя не просят!”

Дмитрий Пастернак-Таранушенко

Перемены – элемент постоянный. Политические блюда Казахстана здесь не исключение. Костяк правящей элиты, после того как завоевал для себя в упорной борьбе Большую ложку, которой можно хлебать власть (а следовательно, и богатства), успешно использовал ее при многих переменах. Однако последняя перемена блюд за политическим столом запросто может привести к тому, что Ложка Перемен сломается.

Большая ложка стала дорогой спутницей правящей республиканской элиты еще в бытность “спецраспределителей” для партийно-хозяйственной номенклатуры. Но Ложкой Перемен она стала только в период независимости, прекрасно показав себя при переходе от административно-плановой экономики к квазирыночной.

Первый серьезный вызов появился только с “мятежом” Акежана Кажегельдина, который захотел сам царствовать и всем владеть, а значит, и произвести основательную замену на правящем Олимпе. Но хоть экс-премьер создал много проблем президенту и его окружению, ресурсов все-таки не хватило для того, чтобы вырвать Большую ложку. Хозяева уверенно пронесли ее через “ревущие девяностые”, когда на все вопросы населения у чиновников был один универсальный ответ: нет денег.

Бунт “младотюрков” 2001 года ставил менее амбициозные цели и задачи. Президента просили вогнать в стойло распоясавшихся членов Семьи и поделиться властью. Также требовали создать правила игры, одинаковые для всех. Этим людям повезло еще меньше, чем Акежану Кажегельдину, поскольку тот хотя бы от тюремных застенков ушел.

Как ни странно, но в период длительного экономического роста орудовать Ложкой Перемен стало сложнее. Население, наслушавшись официальной пропаганды про изобилие средств в Нацфонде, стало поднимать свой уровень ожиданий и повышать планку требований к власти. Одновременно с этим отлаженные механизмы коррупции не давали бюджетным средствам идти на пользу стране, даже когда счет шел на миллиарды долларов. Яркий пример таких реалий – трехлетие аула, когда из многочисленных финансов, отправившихся помогать сельскохозяйственному производству, до финиша дошли единицы.

Однако главную угрозу для созданной политической системы всегда представляла ее элита. У второго эшелона верхушки подросли собственные ложки и активизировалось желание использовать их на полную мощность. Приток сырьевых долларов проблему межклановой грызни не снимал, а чем-то даже усиливал, поскольку аппетит приходит во время еды. Часто борьба за ресурсы и место на властном Олимпе принимала характер боя без правил. Одной из ее жертв стал недавно всесильный Рахат Алиев. Победители, поделив его собственность, где поровну, где по справедливости, а где как получилось, на этом не успокоились, да и вряд ли могут сделать такое в принципе.

А потом грянул кризис. Борьба за ресурсы получила не только новый импульс, но и перешла на качественно иной уровень. Индикаторы этого даже не столько в виде усиления правового гипернигилизма, сколько в появлении у конкурирующих группировок стратегических планов, включающих пункт “после Назарбаева”. И пусть большинство из тех, кому в Казахстане есть что терять, желают президенту крепкого здоровья, долгих лет жизни и нахождения у государственного руля, ужесточения противостояния властно-финансовых группировок это не отменяет.

Национальный фонд в сопоставлении с масштабами социально-экономических угроз вдруг оказался совсем маленьким. Ситуация в банковской сфере запутывается и усложняется день ото дня, но приемлемого выхода из тупика пока не видно. Реальный сектор стонет. Народ требует хлеба и зрелищ. В связи с дефицитом первого, в ход пошли показательные репрессии против чиновников калибра замминистра и даже министров уровня ведомства охраны окружающей среды.

Однако громкие “посадки” больше похожи не на системное наведение порядка, а на панику. Как у индейцев майя, когда во время затяжной засухи от отчаяния стали приносить в жертву самих жрецов. За то, что не могли нормально “развести” с Богом и получить от него дождь.

Уже отъезд крупного государственного управленца за границу на лечение многими воспринимается как попытка к бегству от правоприменительных органов. Тем более что примеры имеются. Сам чиновничий корпус находится постоянно “на нерве”, потому что никто не может знать алгоритма действий государственного аппарата и его функционеров наверняка. Ведь в одном случае министру могут поверить, что он был не в курсе того, какие деньги воровал его заместитель, а в другом – нет.

Интернет каждый день распространяет информацию, как большие люди и их родственники нарушили закон и им ничего не было, а кто-то из простых смертных ничего не нарушал, но ответил непонятно за что сверх всякой меры. Пропали критерии как себя правильно вести в той или иной ситуации. Коррупция деформировала работу государственных институтов до такой степени, что на стадии входа никто не знает, какой результат будет получен на выходе.

Даже если человек состоит в той или иной властно-финансовой группировке, никакого документа, удостоверяющего это, у него нет. Поэтому при попадании кого-либо из больших людей в опалу, стало модным сводить счеты с соперниками, навешивая им ярлык принадлежности к вредному клану.

Внешний фон тоже отнюдь не успокаивающий. В рамках СНГ закончился период “философии нищих”. Теперь все элиты в новых независимых государствах разбогатели и стараются фиксировать прибыль при любой возможности, будь то транспорт, разработка пограничных месторождений, водно-энергетический вопрос или политическая поддержка. Для Китая снабжение углеводородами из региона Центральной Азии стало составной частью национальной безопасности, что тоже не радует.

Мощным козырем президента всегда считалось его терпение. Какие-то планы он мог осуществлять годами, дожидаясь удобного момента. Однако по мере отсчета лет за плечами, все проблематичнее дожидаться благоприятного стечения обстоятельств. Плюс глобальный мир дает новые вводные, на которые нет уверенного ответа: сколько продлится глобальный кризис? что будет после него? какой станет мировая валюта?..

Власть пытается контролировать все, что только можно контролировать, а неуправляемые процессы превратить в управляемые. Но делать это становится все труднее, тем более в условиях деградации государственного аппарата. В такой ситуации очередная перемена политических блюд вполне может сломать Ложку Перемен.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...