КНБ уполномочен заявить…

Все подробности с пресс-конференции КНБ по \"делу Джакишева\"

\"\"

Комитет национальной безопасности оперативно отреагировал на обращение бизнес-элиты Казахстана и заявление лидеров КПК Серикболсына Абдильдина и незарегистрированной партии “Алга, ДВК” Владимира Козлова, по поводу ареста президента АО “НАК Казатомпром” Мухтара Джакишева” и других руководителей компании. На пресс-конференцию, которую провели вчера пресс-секретарь КНБ РК Кенжеболат Бекназаров и руководитель оперативно-следственной группы по делу Джакишева Владимир Петровский, пришли представители всех аккредитованных в Астане отечественных и зарубежных СМИ. Правда, в огромном пресс-зале КНБ было немало и сотрудников главного “безопасного” ведомства страны.

Арест одного из самых известных казахстанских топ-менеджеров вызвал огромный общественный резонанс. Многие связывают его с именем опального Мухтара Аблязова.

Однако, в КНБ исключают какую бы то ни было политическую подоплеку заведенного в отношении Мухтара Джакишева уголовного дела, а публикации в СМИ, по мнению пресс-секретаря КНБ, носят “явно тенденциозный характер”.

Обращаясь к журналистам, Кенжеболат Бекназаров попросил их быть “объективными”. Что ж, дабы не обвинили нас в необъективности, предлагаю вниманию читателей выступление пресс-секретаря дословно, как говорится, без купюр. Выводы каждый сделает сам.

Не храните деньги в “черной кассе”

\"\"

“Комитетом национальной безопасности расследуется уголовное дело по статье 176 ч.3 Уголовного кодекса Республики Казахстан в отношении руководителя ОА “НАК Казатомпром” Джакишева Мухтара и других причастных лиц по фактам хищений государственного имущества в особо крупных размерах.

Расследованием установлено, что в период с 2004 по 2006 годы с целью хищения денежных средств от реализации урановой продукции Мухтар Джакишев, Мухар Аблязов и аффилированные с ними лица создали за рубежом ряд оффшорных компаний, в частности, “New Power Sistems Ltd”, “UrAsia London Ltd”, “Jefcott Ltd”.

В последующем при участии указанных иностранных компаний были созданы совместные предприятия — ТОО “Кызылту”, ТОО “Бетпак дала”, ТОО “Кендала KZ”, ТОО “Байкен-U”, ТОО “Кызылкум” и еще ряд предприятий.

Указанным СП на безвозмездной основе были переданы права недропользования на крупнейшие урановые месторождения “Акдала”, “Инкай”, “Харасан-1”, “Мынкудук” и другие, с запасами урана более 200 тысяч тонн и фактической стоимостью в десятки миллионов долларов США, а также Степногорский горно-химический комбинат.

По разработанной преступной схеме хищений, доли участия НАК “Казатомпром” в созданных предприятиях по незначительной стоимости Джакишевым были переданы в им же созданные вышеуказанные оффшорные компании, которые фактически становились собственниками урановых месторождений.

Добываемая на указанных урановых месторождениях продукция через оффшорные компании реализовывалась за рубежом, полученная прибыль распределялась между Джакишевым, Аблязовым и другими лицами. При этом часть направлялась в виде кредитов и займов от компаний “New Power Sistems Ltd”, “UrAsia London Ltd” на расширение и увеличение принадлежащих им урановых месторождений и производств.

Указанные факты в апреле 2007 года в полном объеме были подтверждены актом проверки Комитета финансового контроля, проведенной в НАК “Казатомпром”.

Вице-президенты АО “НАК Казатомпром” Малхаз Цоцория, Аскар Касабеков и другие подтвердили создание и принадлежность Джакишеву указанных выше оффшорных компаний, на должность руководителя которых они пригласили их общего знакомого и сокурсника по московскому инженерно-физическому институту Евгения Чарышкина. Через данные компании Джакишев контролировал Степногорский горно-химический комбинат, ТОО “Кендала KZ”, ТОО “Кызылту”, ТОО “Байкен-U”, ТОО “Уран энерго” и ряд других предприятий в урановой отрасли, постоянно увеличивая их основные средства.

Подтверждены сведения о незаконном выводе более 60% государственных урановых месторождений в собственность Джакишева и контролируемых им фирм на сумму в десятки миллионов долларов США. Данные лица изъявили желание оказать содействие в возврате государству незаконно выведенных активов.

Вышеуказанные факты подтвердили директора и руководители НАК “Казатомпром” и других предприятий, которые пояснили, что владельцев и руководителей оффшорных компаний они никогда не видели и не знают. Фактически деятельностью этих компаний в полном объеме руководил лично Джакишев. Соответствующие документы оффшорных компаний к ним поступали по электронной почте из национальной компании “Казатомпром”.

В ходе оперативно-розыскных мероприятий была обнаружена “черная касса” Джакишева, хранившаяся на конспиративной квартире в городе Алматы. Денежные средства в эту кассу поступали в результате откатов от руководителей предприятий, участвовавших в деятельности АО “НАК Казатомпром”, и использовались на подкуп должностных лиц за принятие ими выгодных Джакишеву решений, а также на различные увеселительные мероприятия. В ходе обыска в “черной кассе” были обнаружены около 3 млн. долларов США, документы и печати оффшорной компании.

В настоящее время Комитет национальной безопасности продолжает расследование”.

Показания фигурантов

Далее вниманию участников пресс-конференции были предложены видеоролики, на которых свои показания озвучили экс-вице-президенты Казатомпрома и экс-руководители предприятий в системе национальной компании. И снова – дословно.

Малхаз ЦОЦОРИЯ, вице-президент НАК “Казатомпром”:

\"\"

“Я, Цоцория Малхаз, вице-президент национальной атомной компании “Казатомпром”, занимал эту должность с декабря 2000 года по май 2009 года. Я хотел бы в добровольном порядке рассказать об известных мне злоупотреблениях и преступлениях президента НАК “Казатомпром” Джакишева, которые стали известны мне в ходе выполнения моих должностных обязанностей.

Я хотел бы пояснить, в первую очередь, о растрате переданного ему имущества в виде месторождений. С января 2004 года после выхода господина Аблязова из тюрьмы, Джакишевым ему было предложено заняться урановой отраслью. В своем письме Аблязов попросил разрешить ему создать совместное предприятие с долей 70% подконтрольной ему компании “Астана” и 30% НАК “Казатомпром” и передать на эту компанию два месторождения “Акдала” и “Центральный Мынкудук”.

В конечном счете министерством энергетики и минеральных ресурсов — акционером Казатомпром было размещено в составе такого СП (из-за некачественной записи, слышимости нет. Прим. ред.) … СП было передано два месторождения “Акдала участок 4” и месторождение “Южный Инкай”. Общие запасы этих двух месторождений оцениваются в 120 тысяч тонн урана. А общая оценочная стоимость на сегодня этого количества урана более 20 миллиардов долларов.

Хочу особо подчеркнуть, что в период работы господин Аблязов не осуществлял никаких инвестиций в эти месторождения. Более того, даже на пополнение уставного капитала им с Джакишевым была выдумана схема, по которой уран, производимый “Бетпак далой”, реализовывался по заниженной цене и полученная маржа, дальше через несколько компаний были объединены в компанию “Астана”, а дальше — в уставной капитал СП “Бетпак дала”.

А также хочу пояснить, что было связано со Степногорским горно-химическим комбинатом.

Джакишевым была выдвинута идея передать это предприятие в частные руки, в подконтрольную себе фирму. С этой целью он поручил мне связаться с нашим бывшим однокурсником Чарышкиным по Московскому инженерно-физическому институту, который является гражданином Австралии. Я связался и предложил ему об этой идее. Им, Чарышкиным, была создана и зарегистрирована компания “New Power Sistems Ltd” в Великобритании. Далее владелец СГХК Аркадий Гайдамаков продал в подконтрольную Чарышкину фирму за 23 тысячи долларов США. Таким образом, ТОО СГХК перешло в подконтрольную Джакишеву компанию

В ходе деятельности Казатомпром осуществлял производственную каждодневную деятельность, а Чарышкин привлекал кредиты, а также осуществлял маркетинг. При этом он все согласовывал с Джакишевым и со мной. То есть, фактически эта фирма была подконтрольна Джакишеву.

Несколькими месяцами позже этой компании ТОО СГХК, вернее, в ее дочернюю компанию, было передано месторождение “Центральный Мынкудук” с запасами в 50 тысяч тонн урана стоимостью до 10 миллиардов долларов США. А также в собственность этого СГХК было передано также месторождение “Кызылту”, оно по соотношению 50 на 50 принадлежало НАК “Казатомпром”.

Помимо этих трех случаев, было приобретено 30% доли в месторождении “Харасан-1”, принадлежащем (неразборчиво. Прим. ред.)… ,где оператором является ТОО “Кызылкум”.

В частности, Джакишевым была придумана такая схема. Джакишев создал компанию “UrAsia London Ltd”, на которую 30% доли было продано по номинальной стоимости 15 миллионов тенге, а дальше полностью эта подконтрольная компания была перепродана за 75 миллионов долларов. И подконтрольная Джакишеву фирма получила 75 миллионов долларов.

Таким образом, в общей сложности Джакишевым по различным схемам было выведено около (неразборчиво. Прим. ред.)…, было продано около 50% доли в месторождениях Харасана. При этом примерно одна треть – совершенно бесплатно.

Таким образом, в результате преступных действий Джакишева практически в его собственность было выведено около 20% месторождений урана Казахстана совместно с сопутствующей инфраструктурой.

В целом Джакишевым выведено более 50% месторождений урана с объемами запасов более 200 тысяч тонн урана стоимостью в несколько десятков миллиардов долларов. В то время, как компания “Казатомпром” в виде инвестиций получила только около 1 миллиарда долларов.

Я также хотел дать пояснения о добровольной сдаче так называемой “черной кассы” Джакшева, которая существует с 2002 или 2003 года. Она располагалась на принадлежащей Казатомпрому (неразборчиво. Прим. ред.)…

Джакишев показал мне сейф, в котором лежали деньги — около одного миллиона долларов, дал ключи. Он сказал, что время от времени он будет давать поручения, чтобы я брал эти деньги, передавал его охраннику и кому он скажет для выполнения различных общих задач. В частности, на разные встречи, проводы и так далее, а также для подкупа отдельных государственных чиновников, чтобы они принимали решения в пользу НАК “Казатомпром”.

Спустя примерно где-то три месяца, два месяца назад Джакишев поручил мне снять квартиру по улице Ленина (в Алматы. Прим. ред.) и перенести содержимое сейфа, деньги, и перенести все туда с помощью его водителя. Что и было сделано. В сейфе на тот момент находилось около 3 миллионов долларов США и какие-то документы.

Я хотел бы заверить, что буду оказывать максимальное содействие в дальнейшем следствию, а также, поскольку я являлся связующим звеном между компаниями Чарышкина и Джакишева, оказать максимальное содействие государству по возврату выведенных активов. Спасибо”.

Голос за кадром: “Так называемая “черная касса” (демонстрируется фрагмент оперативной съемки: из сейфа изымается множество коробок с пачками долларовых купюр).

Д.ПАРФЕНОВ, вице-президент НАК “Казатомпром”:

\"\"

Я хочу рассказать о преступной деятельности Джакишева, известной мне по моей работе в системе компании НАК “Казатомпром”. Джакишев применял различные схемы вывода из государственной собственности урана.

Так, вместе со своим другом Чарышкиным он создал компанию “Пауэр системс”. Эта компания “Пауэр системс” выкупила у Гайдамака за 23 тысячи долларов Степногорский горно-химический комбинат.

На этот ГХК безвозмездно были преданы сначала два месторождения урана с общими запасами порядка 16 тысяч тонн. Далее при ГХК создается дочернее предприятие со стопроцентным участием “Кен Дала KZ”, в которое будет передано крупное урановое месторождение “Центральный Мынкудук” с запасами около 60 тысяч тонн.

Далее Степногорский горно-химический комбинат вместе с НАК “Казатомпром” образовал дочернюю компанию “Кызылту”, которой НАК “Казатомпром” передано урановое месторождение.

В компании “Казатомпром” практически с самого начала прихода Джакишева существовала “черная касса”, исчислявшаяся в последнее время до 3 миллионов долларов США. Поступления происходили от откатов за проведение тендеров на покупку реактивов и оборудования. Излишки получали, как бы вторую зарплату, президент НАК “Казатомпром” и директора дочерних предприятий. Я сам получал ежемесячно 10 тысяч долларов США.

Таким образом, через эти схемы Джакишевым в подконтрольные ему фирмы было выведено около 60% запасов природного урана Республики Казахстан, что составляет порядка 300 тысяч тонн рудного урана. Стоимость этих запасов оценивается в десятки миллиардов долларов США.

В то же время в НАК “Казатомпром” в качестве инвестиций пришло менее одного миллиарда.

Аскар КАСАБЕКОВ, вице-президент НАК “Казатомпром”:

\"\"

“В 2004 году была создана компания “Бетпак Дала”, 70% которой были заняты кредиты по 6,3 тысячи тенге, проданы Аблязову и его компании (неразборчиво. Прим. ред.). При этом предприятию безвозмездно было передано месторождение “Акдала”. Затем также безвозмездно было передано месторождение “Инкай” … (неразборчиво. Прим. ред.) с общими запасами около 100 тысяч тонн урана, на сумму более 20 миллиардов долларов.

А инвестиции со стороны г-на Аблязова с инвестиционными послаблениями поступали только так, от продаж собственно урана – сырья месторождений. А впоследствии эти месторождения и это предприятие были проданы иностранной компании за 350 миллионов долларов. Таким образом, большая часть урановых запасов месторождений Казахстана была выведена из-под контроля государства. Переведены под его личный контроль… (неразборчиво. Прим. ред.) а за запасами более 200 тысяч тонн урана на сумму десятки миллиардов долларов США”.

Руководитель предприятия в системе НАК “Казатомпром” (фамилия на титре не называется, глаза закрыты черным квадратом):

\"\"

“В 2007 году мне было вручено порядка 100 тысяч долларов, из которых 50 тысяч полагалось мне, 50 надо было раздать специалистам.

В 2008 году было вручено мне уже 500 тысяч долларов. Из них 250 тысяч, было сказано, мне оставить, а 250 долларов вручить директорам нашего предприятия. Сегодня мы все прекрасно понимаем, что мы стали заложниками четко продуманной системы, когда мы стали материально зависимыми, и у нас уже не было возможности по тем вопросам, если у нас подозрения, даже поднимать этот вопрос”.

(Следует отметить, при просмотре видеоролика нельзя не заметить тяжелые мешки под глазами вице-президентов, дававших показания, их измученный вид. В отличие от кадров, запечатлевших изъятие денег из “черного ящика”, съемки дачи показаний какие-то смазанные, расплывчатые.

Кроме того, в момент дачи показаний все “герои” видеоролика явно читали заранее заготовленный текст).

В завершение показа видеоролика демонстрируется текст обращения бизнесменов к главе государства в поддержку Мухтара Джакишева. Едва погас экран, г-н Бекназаров так прокомментировал показ текста обращения:

“Эта пресс-конференция является ответом на это обращение, учитывая определенный общественный резонанс, явно тенденциозный характер публикаций по данному уголовному делу”.

Далее он озвучил текст заявления КНБ в ответ на обращение бизнес-элиты, политических деятелей к главе государства и публикации в прессе. Дословно:

Без политики

“Комитет национальной безопасности решительно отвергает какую-либо политическую подоплеку в возбуждении данного уголовного дела. Распространяемые через средства массовой информации утверждения о том, что увольнение с должности президента НАК “Казатомпром” господина Джакишева М.Е., а в последующем – его арест являются неким политическим заказом, преследованием его за какие-то старые связи с Рахатом Алиевым и Мухтаром Аблязовым абсолютно беспочвенны. Также не может быть и речи о продаже “Казатомпрома”.

По большому счету, инспирированная информационная компания в отдельных СМИ вокруг данного уголовного дела не имеет под собой никаких оснований. Но, несмотря на это, она режиссируется сегодня отдельными лицами, предпринимающими попытки обелить господина Джакишева и избежать самим уголовной ответственности.

Следствие по данному уголовному делу ведется строго в рамках Конституции и закона, осуществляется надлежащий надзор со стороны органов прокуратуры страны”.

Суд будет открытым

Суд по уголовному делу экс-президента НАК “Казатомпром” Мухтара Джакишева и других фигурантов этого дела будет проходить в открытом режиме. Об этом официально заявил пресс-секретарь КНБ Кенжеболат Бекназаров.

Согласно закону, следствие должно завершиться в течение двух месяцев. Однако, заметил руководитель оперативно-следственной группы КНБ Владимир Петровский, отвечая на вопрос “ZONA.kz”, сроки зависят от многих факторов, в том числе сложности уголовного дела.

Кстати, он сообщил, что Цоцория и Парфенову обвинение не предъявлено, по делу они проходят в статусе свидетелей, в отношении их включена программа защиты свидетелей.

В настоящее время по делу допрошено более 50 лиц, так или иначе причастных к событиям и к совершенным преступлениям. Процессуальная оценка будет дана несколько позже.

Все это бред

Отвечая на вопросы журналистов, модераторы пресс-конференции были откровенны в пределах тайны следствия. Так, по их информации, в поле зрения КНБ, в рамках уголовного дела, попали и некоторые государственные чиновники, чьи фамилии пока не разглашаются. “Но я думаю, что все фамилии, громкие, известные, которые будут в этом списке… Так или иначе потом будет известно, в отношение кого будет принято процессуальное решение о привлечении их к уголовной ответственности. И список будет обнародован”, заверил г-н Петровский.

Вне подозрений пока вице-президент Казатомпрома и экс-председатель КНБ Нартай Дутбаев. “Господин Дутбаев в структуре Казатомпрома работает не продолжительное время, насколько мне известно. Сейчас нет каких-либо данных о его преступных связях с Джакишевым и Аблязовым, следствие пока не располагает. И вопрос о его аресте пока не встает”, говорит руководитель следственной группы.

Он опроверг информацию в некоторых СМИ о том, что задержанным не позволяют нанять адвокатов по своему усмотрению: “Они могут выбрать любого адвоката, который имеет доступ к сведениям, составляющим государственные секреты. Вы понимаете, что урановая отрасль стратегическая, относится к той сфере, которая закрыта, и есть сведения, которые входят в перечень государственных секретов. В силу этих обстоятельств, адвокатам необходимо иметь допуск к сведениям, составляющим государственные секреты”.

Что касается информации о том, что арестованные содержатся на конспиративной квартире, а не в СИЗО КНБ, то г-н Петровский ни “да”, ни “нет” не сказал, как и все его коллеги по цеху, он дипломатично уклонился от прямого ответа: “Могу сказать, что в отношении ряда лиц применена программа защиты свидетелей. Раскрывать тем или иным образом условия этой программы я не могу. Вы понимаете, она закрытая”.

Он опроверг информацию и о том, что три вице-президента Казатомпрома были задержаны без санкции прокурора. Все следственные действия проводились в соответствии с законодательством. Есть следственные действия, которые требовали санкционирования прокуратурой, все они имеют санкцию прокуратуры. Ни один человек с нарушением закона не был ни задержан, ни арестован. Обыски также проведены в соответствии с санкцией прокурора, заявил Владимир Петровский.

На просьбу “ZONA.kz” прокомментировать интервью брата Мухтара Джакишева в одном из СМИ, где он говорит о том, что Мухтар стал заложником в деле Мухтара Аблязова, и услышанной им от него “странной” истории о том, что примерно год назад председатель КНБ Амангельды Шабдарбаев просил у Мухтара урановый рудник и получил отказ, пресс-секретарь КНБ ответил: “Я сразу скажу, что это не соответствует действительности. И вы знаете, что средства массовой информации, что мы и говорили, и подчеркивали, и мы видим тенденцию к тому, что действительно идет передергивание всех фактов. В том числе и сегодняшняя пресс-конференция, о которой заявили родственники, это тоже из той серии. Поэтому та информация, которая брат, как вы говорите, заявлял, это абсолютно бредовая информация”.

На фоне сегодняшних событий странной выглядят ситуация с итогами комплексной проверки деятельности Казатомпрома, которая была проведена два года назад, и заявление президента фонда “Самрук-Казына” Кайрата Келимбетова о том, что к Мухтару Джакишеву, как топ-менеджеру, у него никаких претензий нет. Что же получается, то ли проверяющие оказались некомпетентными, то ли еще чего? Конечно, мы спросили модераторов пресс-конференции об этом. “Проверка была комплексная, и по ее итогам были приняты соответствующие решения, ряд должностных лиц этой же национальной компании были в различной степени наказаны в дисциплинарном порядке, и так далее. Состоялся Совет безопасности, который рассматривал итоги этой проверки”, сообщил Кенжеболат Бекназаров.

Не обошлось и без каверзного вопроса о роли в деле президента Казатомпрома экс-депутата парламента Татьяны Квятковской и о том, не работает ли она на КНБ.

“Я думаю, то, что озвучила на пресс-конференции госпожа Квятковская, все-таки это не выдумки. Действительно, она не имеет доступа к секретам. Я думаю, здесь ничего нет постыдного, кто там работает на КНБ. КНБ — это государственность. Давайте не будем вот как раз искать… Вы сами тезисы преподносите неверно и очень некорректно в этом плане. Госпожа Квятковская — публичный человек, она работала много лет в законодательном органе, кое-что, наверное, знает об этих вещах. Потому и допущена была, наверное, в то время к госсекретам. Но в то же время некоторые факты мы признаем, сейчас подтверждаются. Но расследование идет не по пути того, что сказала Квятковская, а по пути реальных фактов, которыми располагает следствие”, ответил пресс-секретарь КНБ.

Еще одна страница в досье?

… Уже в фойе КНБ случился, на первый взгляд, незаметный казус. Один из сотрудников КНБ, во время пресс-конференции ходивший по рядам с микрофоном, неожиданно навел видеокамеру на выходивших вместе из пресс-зала корреспондентов “31-го канала” Адильхана Шайкова, газеты “Свобода Слова” Валерия Сурганова и вашу покорную слугу. “Это нам за то, что задавали самые неудобные вопросы”, пошутили мы. Осадок остался неприятный.

Новости партнеров

Загрузка...