Марийка Цоцория: “Дайте мне возможность, хотя бы по телефону, поговорить с моим мужем”

Об аресте Малхаза Цоцория – теперь уже бывшего вице-президента НАК “Казатомпром”

\"\"

Рано утром, 22 мая мой муж ушел на работу. Около 11 часов утра, он позвонил домой. Как потом узнала, почти сразу после нашего короткого разговора, в “Казатомпром” ворвалась следственно-оперативная группа КНБ. У моего мужа отобрали все телефоны. Связи с ним не было. К нему не пускали даже секретаря. Практически до вечера не было известно, что с ним происходит. Приблизительно в 17.40 он позвонил домой, у него лишь слегка голос был хрипловатый, и сказал, что сейчас подъедут с обыском в квартире. Они приехали, но ордера на обыск у них не было. Мне они ордер не предъявили. Вели себя довольно бесцеремонно. Я была просто шокирована и возмущена тем, что они забрали месячную зарплату моего мужа из дома. Когда я начала возмущаться и говорить, что человек заработал эти деньги и на них семья живет целый месяц, следователь ответил: “Лучше вам помолчать, потому что если будет конфискация имущества, вам на каждого члена семьи одну ложку и одну вилку оставят”. На каком основании, и по какому праву забрали зарплату, я так и не поняла.

Забрали еще кое-какие личные вещи, в том числе домашний компьютер, на котором дети играли. Обыск продолжался около 3,5-4 часов. После оформления протокола, следователь сказал моему мужу, что ему надо проехать с ними, якобы для беседы. Когда я спросила о том, когда муж вернется, было около 10 вечера, следователь ответил, что зададут лишь пару вопросов и все. С тех пор я своего мужа и не видела.

На следующий день, во второй половине, я получила уведомление о том, что мой муж задержан следственной группой КНБ, на 72 часа, по подозрению в совершении уголовного преступления.

Через какое-то время, со мной связался адвокат Азат Фатзулаев. При встрече, он заявил, что его пригласила следственная группа КНБ для защиты моего мужа. Он объяснил, что дело закрытое, допуск имеют лишь несколько адвокатов, поэтому, мол, у нас альтернативы нет. Я подписала с ним соглашение, потому что никакой информации о муже у меня не было.

В ночь с 25-26 мая истекли 72 часа. Я многократно созванивалась с этим адвокатом, но, ни на один мой вопрос ответа я не получила. Зато он, первым делом поинтересовался, подготовила ли я гонорар, в размере 20 тыс. долларов. Но я думаю, это только начало. Он от себя никогда не говорит ничего, он даже подчеркивает, что он сообщает лишь то, что ему велят говорить. Тактика и поведение этого человека меняется в зависимости от моей реакции. Более того, с его стороны идет постоянный психологический прессинг, запугивание, давление. В первые дни нам настоятельно рекомендовалось ни к кому не обращаться, никуда не ходить, ни с кем не разговаривать.

В 21.30 26 мая, я еще раз позвонила этому адвокату, требуя хоть какую-то информацию о моем муже. В ответ я услышала очень коротко и лаконично: “Их всех этапировали в Астану”. Только к концу прошлой недели, этот адвокат во время встречи сообщил, что моего мужа освободили из ИВС в Алматы. Было соответствующее постановление, подписанное начальником следственной группы г-н Шайкеном, так как нет никакого состава преступления. Также адвокат сказал, что в настоящий момент мой муж находится на конспиративной квартире в Астане, якобы для того, чтобы обезопасить моего мужа, чтобы защитить его. От кого вы его собираетесь защищать?! Жил, работал, все было нормально, и никто ему не угрожал. Ни в какой защите и в конспиративных квартирах он не нуждается! Дайте мне возможность хотя бы по телефону поговорить с моим мужем.

Я думаю, то же самое происходит и со всеми другими вице-президентами. На мой взгляд, все они незаконно удерживаются органами уголовного преследования.

Новости партнеров

Загрузка...