О правде жизни в родных пенатах

Ответ на интервью Мурата Ауэзова

С большим интересом прочитал интервью Мурата Ауэзова (“Свобода Слова”, 28 мая 2009 года). Я воспринимаю его мысли, как думы заинтересованного человека, болеющего за нашу общую судьбу, и ищущего ответы на самые сокровенные вопросы бытия. Захотелось продолжить эти размышления и попытаться вместе поискать ответы, тем более что темы, затрагиваемые им, более чем актуальны и касаются многого.

Роль интеллектуальной элиты

Наверное, задача культуролога, литератора, личности, погруженной в духовные и интеллектуальные искания смыслов, в том и состоит, чтобы, концентрируя в себе все нервические потоки общества, задавать самые нелицеприятные и животрепещущие вопросы о человеческой жизни. И тут возникает серьезная дилемма: только ли в том предназначение гуманитарной интеллигенции, творческой личности, чтобы ставить вопросы, пусть и из лучших побуждений и даже самые насущные, или мы все сообща должны искать ответы на них.

Думается, ближе к истине второе. Здесь дело вовсе не в том, чтобы снять с себя ответственность и переложить на всех. Отнюдь. По-настоящему верные решения, я убежден, мы сможем найти только вместе. Наряду с неверной постановкой адресата возможных “продуцентов-всезнаек” было бы проявлением богопротивной гордыни считать, что у какого-то индивидуума, пусть и очень талантливого, или узкой группы интеллектуалов есть всеохватный ответ. Его просто нет по определению. Конечно, бывают персонажи, бесконечно транслирующие вовне какие-то сентенции, до боли банальные, претендующие в своем непомерном тщеславии на то, что они разбираются во всем. Откровенно говоря, в них больше повтора чужого, чем новизны.

Например, Джон Мейнард Кейнс еще в тридцатые годы прошлого столетия выдвигал идею мировой резервной валюты, предложив в 1944 году даже назвать ее бангкором. Лет тридцать назад Жак Аттали предложил нечто подобное. Искусственно создать ее практически невозможно. Только представьте себе, как под эгидой ООН почти 200 стран-членов голосованием определяют объемы и сроки эмиссии мировой валюты. Всемирная, бесконечная, растущая инфляция обеспечена.

Сказанное вовсе не означает, что мы должны отказаться от поисков своевременных ответов на вызовы времени, от которых все равно никуда не уйти. Но очень важно определиться со временем действа, точкой отсчета и масштабом цели.

В мире не существует таких “универсальных гениев”, имеющих ответы на все сложные вопросы, волнующие человечество. А в последнее годы после ухода из жизни таких выдающихся мыслителей, как Делёз, Деррида, Рорти и Бодрийяр, эта задача явно усложнилась. Тем не менее поиск комплексных решений острейших проблем современности продолжается. Пытается создать единую теорию поля и объяснить устройство мироздания гениальный С. Хокинг, разносторонне трудится выдающийся социолог и мыслитель И. Валлерстайн. Огромные усилия предпринимает великий физик и интеллектуал, автор систематизации элементарных частиц, понятия “странности” и гипотезы кварков М. Гелл-Манн, который реализует интереснейший проект – создал знаменитый институт Санта-Фе, где ведутся междисциплинарные исследования.

Стратегическая роль оппозиции

Именно системный, междисциплинарный подход только и может способствовать решению сложнейших задач. Наука о сложности, ставшая общепризнанной дисциплиной, революция в экономических представлениях через ревизию теории рационального выбора. Серьезный прорыв в исторической науке, где создано новое успешное направление – структурно-демографическая теория.

В общем мир стремится творчески переосмыслить прежние постулаты и наметить новые пути. К величайшему сожалению, пространство СНГ оказалось на далекой периферии интеллектуального и технологического прогресса. Мы много десятилетий были закрыты, в том числе и от новых знаний и открытий, что самым пагубным образом сказывается на нашей способности глубоко и по-научному безупречно осмыслить прошлое, анализировать настоящее и спроектировать хотя бы некоторые контуры будущего.

И что же – опустить руки? Нет, конечно. Этот грандиозный прорыв можно сделать только усилиями многих. Он не может быть функцией лишь только оппозиции, и если честно, она и не в состоянии одна проделать такую гигантскую работу. Все, кто обладает знаниями, способностями и чувствует свою личную ответственность перед Отечеством, должны объединиться. В стране есть истинно умные и глубокие люди, они иногда публично выражаются, но по-настоящему ни временем, ни обществом не востребованы. Пара-тройка человек наличествует и в высшем государственном аппарате, но не они определяют курс и действия режима.

Обстоятельства складываются так, что генерирование и организующую роль в выработке дальнесрочной национальной стратегии история и судьба возлагают на интеллектуалов из гражданского общества и политической оппозиции. Здесь уместно сказать, что выбор пути развития, если оставаться на почве реальности, невозможно в чистом виде осуществить без участия власти как таковой, потому как она непрерывно выполняет конкретные функции, без которых не может обойтись государство.

Будет величайшей ошибкой представлять дело так, что каждая политическая сила, являющаяся оппозицией, придя к власти, должна кардинально все менять, потому, видите ли, что у нее острее зрение и только она знает, каким должно быть будущее. И тут с неизбежностью возникают вопросы базовой проблемности текущего момента.

Признаемся – проживаемую действительность жестко определяет власть. Много нелицеприятного о ней сказано, дана уже куча определений, но ей никак неймется. На мой взгляд, самый большой порок, если не сказать преступление, состоит в том, что авторитарный режим личной власти крадет “Историческое Время” у казахской нации, время, которое она должна была направить на созидательное творчество, на воспроизводство себя, как субъекта большой, непрерывной истории, то есть Вечности.

Сладостные апологии власти

Безусловно, главную ответственность за выработку и реализацию политической альтернативы действующей власти несут оппозиционные партии. Выше уже утверждалось, что ни индивид, ни группа не в состоянии на сегодня предложить исчерпывающего универсального решения, отвечающего критерию “демиургового свершения”. Если подходить строго методологически, то это и недостижимо. Видимо, надо сделать допущение, что это “фигура речи”. Тогда непротиворечиво сформулировав условия задачи, можно попытаться найти корректный ответ. Критика власти, общественных пороков, допущенных ошибок никоим образом не характеризует оппозиционную группу или партию как явление, погрязшее в собственной вторичности. А степень открытости и самокритичности как раз является признаком жизнеспособности и залогом того, что не впадешь в автаркию и не превратишься в закрытую секту или “орден меченосцев” имени какого-нибудь олигарха.

Откровенно говоря, уровень наших интеллектуальных и политических притязаний очень высок. Кому-то покажется нескромным, но если мы не поставим высоко планку достижений, то и степень устремленности и мобилизованности не будет соответствовать судьбоносности исторического момента. В самом максималистском варианте ставится задача убедить казахстанское общество сделать бесповоротный выбор с ориентацией на европейские ценности, доказавшие свой гуманизм и жизнеспособность, социальную ответственность и экономическую эффективность.

Решение этой задачи можно определить как подвиг Демиурга. В реальности она не так очевидна и весьма непроста. Риторика высокопоставленных клевретов режима, долдонящих о программе “Путь в Европу”, по правде жизни – не более чем дань конъюнктуре текущего времени. Конечно, они все любят итальянские шмотки, швейцарскую медицину, лондонско-средиземноморские тусовки, в общем –“евростандарт”, но только для себя, а править страной хотят укорененным в их головах способом азиатской деспотии, с приобретенным хватательным рефлексом. Тот бюрократический, коррупционный капитализм, выстроенный режимом в собственных эгоистичных интересах, несмотря ни на какие заклинания и лживую демагогию, не позволит Казахстану вырваться из положения слаборазвитости.

Здесь не должно быть никаких иллюзий, и даже велеречивые апологии бывших кумиров не могут изменить абсолютную безысходность сложившейся данности.

Выбор европейских ценностей не означает перемену религиозного верования, отказа от родного языка, национальной идентичности, культурного наследия и народных традиций. Как раз наоборот, только наличие в Европе многочисленных юридически закрепленных хартий даст шанс всем этническим сообществам, в том числе и малочисленным, на сохранение и развитие собственного своеобразия. Этот шаг предопределяет неизбежность полноценной модернизации, настоящих перемен в экономике, социальной сфере, политического обновления, технологической реконструкции, революции в науке и образовании.

Говоря о модернизации, очень важно иметь в виду сложность ее программных целей, неоднозначность путей и отдельных результатов по ходу ее осуществления. Многие развивающиеся страны, идущие по пути модернизации, не могут вырваться из “прокрустова ложа” догоняющего развития. Мы должны избежать этой ловушки. Модернизация – это не только трансформации в социально-экономической и политической сферах, но и коренная перемена ценностно-морального уклада. Разве это не сверхзадача? Именно в этих категориях мы оперируем.

Деятельная оппозиция

Как-то мне уже приходилось говорить, казахстанское пишущее сообщество друг друга мало читает, а вникать в смысл сказанного другими, кажется, выше их сил.

Люди, которых можно отнести к основателям партии “Азат”, и эксперты, не чужие этому кругу, постоянно предлагают общественному вниманию серьезные разработки в различных сферах интеллектуальной деятельности. О состоянии массового сознания, положении культуры, литературы, о застылости мышления их создателей, улавливая точки бифуркации общественного пульса, очень ярко, точно и критично пишет Айдос Саримов. Тонкая наблюдательность с глубоким проникновением в суть явлений – характерная черта публикаций Адиля Нурмакова. Немало и других сильных аналитиков и публицистов в наших СМИ.

Касаясь вопросов национальной безопасности и внешней политики, я вынужден буду упомянуть себя. В течение последних лет было опубликовано два концептуальных документа: в январе 2007 года в газете “Время” – “Приоритеты внешнеполитической ориентации Казахстана”, в феврале 2008 года в газете “Свобода Слова” – “Контуры азиатской безопасности”. “Круглый стол”, проведенный недавно в газете “Жас Алаш”, был целиком посвящен отношениям Казахстана и Китая.

Мы многие годы говорим с тревогой о китайском вызове и геополитических угрозах. В этих обширных материалах предлагалось принять Индию и Японию в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС) и тем самым попытаться сформировать баланс сил в Азии, а также способствовать установлению глобального равновесия, которым занимаются крупнейшие геополитические игроки, коим наша заинтересованность не лишняя.

Постоянно призываем к интенсификации кооперационных и торгово-экономических связей стран Центральной Азии, усилению сотрудничества в культурной и научной сферах, укреплению политического взаимодействия между государствами. Идею центральноазиатской интеграции и даже более широкой консолидации тюркских народов мы держим в поле нашего внимания и интеллектуальной проработки. Это мы делаем, исходя из нашего понимания глубинной сути происходящих процессов, а не из присущей некоторым склонности к самолюбованию, безудержной тяги к постоянному провозглашению каких-нибудь инициатив, которые не имеют серьезного обоснования и не привязаны к действительности ни по времени, ни по обстоятельствам. Постоянное хвастовство и высокомерие с переходящими всякие грани приличия претензиями на необоснованное и несуществующее лидерство только раздражают руководителей соседних центральноазиатских стран. А наше казахское бахвальство отталкивает южных собратьев. При подобных условиях, кто же захочет объединяться с такими “фанфаронами”?

В августе прошлого года во время грузино-российского конфликта самая острая, содержательная и своевременная реакция на суть и подоплеку противостояния была продемонстрирована нами.

И посему, нам нет никакой нужды, во-первых, усиливать чьи-то конъюнктурные тезисы, а во-вторых, присоединяться к каким-то маргинальным, бессодержательно-шумливым группкам с присвоенными самоназваниями.

Думая о судьбе нации, мы, конечно же, осознаем, что самой болевой точкой сегодняшнего казахского сознания, которая непрерывно гложет дух, является состояние языка. На наш взгляд, наиболее оптимальной, глубоко осмысленной и открывающей новые горизонты является концептуальная философия развития казахского языка, предлагаемая К. Жукешевым. Надеемся вместе интересную и перспективную концепцию сделать общепризнанной и на ее базе серьезно продвинуть это святое дело.

Широко нами трактуемое понятие ответственности подвигает нас на попытку формулирования всеобщей повестки дня и дел.

“Синдром Герострата” нам не присущ, мы не занимаем позицию отвержения всего и вся, вполне внемлем аргументам и делам любых наших визави, но сущность и цену политических оппонентов из власти мы хорошо знаем.

Озабоченные грядущим выбором цивилизационной модели развития, мы даже пытаемся обозначить коридор векторального и целевого движения для власти и подтолкнуть ее в этом направлении. По-моему, это самое настоящее проявление политической ответственности и альтруизма, умение творить надежную перспективу для страны.

Отголоски тоталитарного прошлого

Любовь к Отечеству и забота о судьбе казахской нации взывает к высочайшей ответственности за собственную деятельность, к вдумчивому и критическому анализу прошлого, который надо непременно проделать, мужественному взгляду на день сегодняшний, потому что действительность неблагополучна и тревожна, дальновидно и компетентно обозначить очертания будущего, зыбкость которого все еще сохраняется.

Чтобы понять сегодняшнее, тем более проектировать будущее, нельзя и невозможно обойтись без оценки прошлого. Всякие стенания и призывы перестать копаться в прошедшем – всего лишь страх перед ответственностью за содеянное, попытка ухода от тяжести осмысления, признание собственной интеллектуальной несостоятельности и гражданской трусости. Оглянуться назад становится тем более насущно, что идет ползучая реставрация сталинизма и множатся случаи тоталитарных поползновений. Придется говорить о тяжелых вещах.

Не встречая отпора со стороны общества и пользуясь снисходительным покровительством власти, сталинско-большевистские апологеты и носители имперско-шовинистических взглядов вовсю обнаглели. Конечно, далеко не ладно, когда Щеголихин – ретроград и трубадур рабства, исходит злобой, но совсем невозможно согласиться с утверждениями первого секретаря КПК Абдильдина о том, что коммунистический тоталитаризм был лучше нынешнего. Оказывается, верхом коммунистической законности и справедливости является то, что тройка без суда и следствия отправляет на смерть человека, и этим мы должны еще и восхищаться. А упоминание всуе трагедии с убийством Алтынбека Сарсенбаева и его помощников вовсе не может быть оправданием и индульгенцией сталинскому режиму. Для этих, ничего не понявших и ничего не забывших, миллионы убиенных, в том числе половина уничтоженной казахской нации бесчеловечной коммунистической системой – это ничто, так – пыль веков. Нужен суд истории, процесс по запрету тоталитарной пропаганды и публичное осуждение ее адептов.

Вообще проблемы исторического беспамятства, косности, невежества, характерного как для правящего режима, так и для последователей коммунистической идеологии – особый клинический феномен. Все это в полной мере характерно не только для абдильдинцев, но и для косаревцев.

Настаиваю на своем утверждении, что нынешний правящий авторитарный режим – абсолютная политико-ментальная реинкарнация ленинско-сталинской тоталитарной системы.

При всем глубоком уважении к личности Мурата Мухтаровича и полном признании права на жизнь его точки зрения, она требует серьезных комментариев. Оппозиционные партии не могут существовать в виде иерархически выстроенной, автаркической политической корпорации или подпольного сообщества неформалов и диссидентов. Критика, самокритика, открытые дискуссии, соревнование идей, программ, организационных действий и даже конкуренция персон – это имманентно присущее ей свойство. Такова настоящая природа политической деятельности, в том числе и оппозиционной. Потому сетования по этому поводу – из области идеализации форм общественного самовыражения и социального романтизма или из разряда интеллигентской рефлексии. Это все не плохо, но к реальной жизни имеет мало касательства.

Нормальный разговор

Теперь о жанровых воспоминаниях. Даже не будучи восхищенным почитателем упоминаемых диалогов, могу констатировать, что умысла особого здесь нет, и никаким образом технология борьбы беспечно не раскрывается. Там – азы политических действий, известные всем, и беллетристика, в основе которой – подсознательное восхищение комбинационным дарованием одного и мужеством, здравомыслием другого. Кому-то что-то может показаться неприятным, но не более того.

В казахстанской действительности ключевые активисты и лидеры оппозиции давно под тотальным “колпаком” и прослушкой спецслужб. Так что многое является секретом Полишинеля. И газета, затрагивая болезненные и неоднозначные проблемы жизни оппозиции, по-моему, не преследует злокозненных целей, а пытается помочь читателям объективно их понять.

Коллизия вокруг консолидации усилий и более того – налаживания настоящего единства требует открытого и честного обсуждения. Попытки закрытого разговора, кулуарных согласований, от которых потом быстро открещиваются, в общем, камерный жанр поиска договоренностей потерпел полное фиаско. По-другому и не могло быть, потому что легковесная и неискренняя риторика верхушки отдельных оппозиционных партий всего лишь прикрывает отсутствие подлинно содержательной политики и даже настоящей цели.

Граждане должны понимать и мы обязаны вслух сказать, что оппозиционные политики собрались не для того, чтобы потакать собственному эго, своим предрассудкам или чьему-то ретроградству и невежеству, упорному непризнанию очевидных исторических фактов во имя ложной групповой солидарности, а для реальной борьбы с тиранией, мракобесием и движением вспять.

Пока попытки достижения единства не дают результата. По этому поводу очень много мнений, различных предположений, да и выдумок хватает – начиная от полного незнания предмета до откровенно инспирированных, то ли от желчности характера, то ли попросту проплаченных.

А суть проекта ясна как “божий день”. Необходимость и целесообразность объединения всех оппозиционных партий очевидна. В первый раз еще в 2007 году я предложил Абдильдину в присутствии других оппозиционных лидеров объединиться в одну партию. Было высказано пожелание, чтобы КПК подумала о преобразовании в социалистическую партию и в самой мягкой, приемлемой для партийцев форме объявить об отказе от сталинско-большевистского наследия. Если бы осуждение последствий тоталитарной системы состоялось, мы могли бы поставить в практической плоскости вопрос о люстрации по отношению к руководящим деятелям КПСС и призвать к уходу от государственных постов бывшего первого секретаря ЦК Компартии Казахстана Н. Назарбаева. Хотя идея сперва Абдильдину показалось привлекательной, тем не менее, он не пошел на по-настоящему ответственный перед народом шаг.

В 2009 году пришлось повторно инициировать идею слияния оппозиционных партий. Было высказано много довольно убедительных аргументов в пользу объединения. Надо признать, что, учитывая стереотипы массового сознания, его архаичность, глубоко укорененный в “подкорке мозга” патернализм и неизбывную все еще тягу к “социалистической справедливости”, более или менее воспринимаемой массами альтернативой нынешней клановой, компрадорской системе, пока можно предложить в основном левоцентристский проект.

Что касается инсинуаций по поводу экспансионистских планов “Азата”, то они абсолютно беспочвенны. Не стоит задача, чтобы подыграть, к примеру, гипотетическим вождистским мечтам Абилова и выкладывать ему дорогу в лидеры или в кандидатство. Нет ничего более далекого от сути моего предложения. Немало усилий было потрачено на разъяснительную работу в собственной партии, а сколько аргументов было высказано Булату, тому Бог свидетель.

Путь к единству

Если смотреть незашоренным взглядом, быть объективными и желать всерьез успеха, мы должны согласиться с тем, что во всех оппозиционных партиях, вместе взятых, при самом снисходительном отношении трудно будет найти в региональных филиалах дееспособных, продвинутых лидеров областного масштаба для укомплектования даже одной партии. Такое положение приходится с горечью признать, хотя мы единственная, кроме “Нур Отана”, политическая организация, имеющая везде многочисленных членов, филиалы, аппарат и офисы. Это не проявление бахвальства, у нас тоже хватает проблем с комплектованием, уровнем интеллектуальной и политической состоятельности руководящего актива. О других даже говорить не приходится, только не надо оскорбляться и обижаться – такова суровая проза жизни.

Если исходить из подлинных интересов общества, то альтернативы объединению в одну дееспособную, прогрессивную, демократическую партию не существует, кто бы иное не утверждал. Все остальное от лукавого, а по сути – прикрытие своей несвободы, непереборимого ретроградства, нежелание по-новому, непредвзято взглянуть правде в глаза, освободиться от эгоистичного и лживого. Пора избавляться от косности, трайбализма и лицемерия. В наших рядах не должно быть места мелкотравчатому интриганству, продажности и предательству, иначе выигрыша не видать.

Мы должны предложить обществу суперпроект настоящего обновления, динамичной модернизации, мощного и скоростного преодоления гигантского отставания от развитых стран, нравственного возрождения, культурно-духовного ренессанса. Только такая содержательная программа может получить у народа доверие. И для этого, мы должны приложить все силы и знания и поступиться второстепенным интересами – личными или групповыми.

И тогда победа не задержится.

“Свобода слова”

Новости партнеров

Загрузка...