Удар по людям с другим взглядом

Планета Гондурас

Будь вольнодумец! Помни наш зарок:
“Святоша – узок, лицемер – жесток”.
Звучит упрямо проповедь Хайяма:
“Разбойничай, но сердцем будь широк!”

Омар Хайям

Образованные, воспитанные, рыночные, прозападные, клерковые – именно таких судят в последнее время. Политическая система вдруг увидела в них опасный балласт. Потому что они люди завтрашнего дня, которого страшно. Отсюда действия на опережение. А все из-за того, что “молчальники-пахари” не могут по-другому и за это их испугались.

“Кого берут?” — задается вопросом обыватель с миноритарным мышлением (его можно определить через формулу “смотри что происходит и не вякай – учись”). И сам себе отвечает: “Вот эту запитую наглую рожу не трогают. А вот этих интеллигентных людей – запросто”.

Ни Мухтар Джакишев, ни Серик Туржанов никогда и полуслова публичного против Нурсултана Назарбаева себе не позволили. Наоборот, всегда заявляли, что с президентом вперед и до конца. И свою лояльность подкрепляли делом не раз. Видимо, на верху научились отслеживать умонастроения. “Взгляд другой – он не наш”, — сделал вывод кто-то уполномоченный. Взгляд человека – это то, чего не изменить, не подделать, не спрятать.

На предприятии Серика Туржанова работало 200 человек, у Мухтара Джакишева вообще 20 тысяч. Огромные коллективы людей, которые по внутренней работе видят отличие от того, что они наблюдают в стране с утра до вечера. Когда первый руководитель может четко поставить задачу и проконтролировать исполнение – это совсем не так мало, как может показаться на первый взгляд. О бывшем главе “Казатомпрома” самые разные источники сообщают, что он глубоко вникал в очень большое количество вопросов. И вопросы эти были совсем не того плана, чем покрыты сидения в салоне “Фалькона” — предел забот других руководителей нацкомпаний.

Порядочность и ответственность как-то плавно стали политической спецификой. Культуролог Иван Фролов в своих работах отмечал: то, что делает человек, конечно же важно, но еще важнее, что происходит с ним самим во время работы (как меняются сознание, мышление, мироощущение, поведенческие характеристики). Поэтому, когда устрашение используется в качестве зондажа общественного мнения и одновременно воздействия на него – без изменений общекультурного фона не обойтись. “Шариковщина” получила мощный импульс, поскольку для правящей элиты она менее опасна, чем образованные и воспитанные специалисты с неконтролируемыми процессами в головах.

Любые преимущества на каком-то этапе становятся недостатком. Пока Астана демонстрировала Западу приверженность рыночным ценностям, экономической свободе и тому подобному, люди вроде Джакишева и Туржанова были востребованы. Пошел тренд на монополизацию и огосударствление – они уже не нужны. Как, например, Мухтар Джакишев мог увести из страны миллиарды, если любая инвестиция от $300 тыс. шла через визирование в вышестоящих инстанциях? Или, как прибыль фирмы Серика Туржанова можно преподносить в виде ущерба государству? Ведь государство само назначило цену за предоставление работ, а бизнесмены лишь с ней согласились.

Бедой молчальников-пахарей стала их невстроенность в “систему отсеков”. То есть власть уже всех ранжировала и рассортировала. Например: эти в оппозиции, эти – в “Нур Отане”. Ведь партия власти создана не только для тех, кто говорит одно, а делает другое. Там должно быть место и таким, кто верит в возможность при существующем инструментарии изменить ситуацию к лучшему. Только в “Нур Отане” они давно загнаны в свой отсек и чего бы нового ни предложили, на всех партийных мероприятиях это поступает в блок “разное”, то есть в никуда. Для независимых толковых менеджеров просто не нашлось отдельного “отсека”, где бы за ними мог осуществляться квалифицированный присмотр. А в вольном виде они очень пугают тех, кто работает на консервацию системы.

И все-таки не покидает надежда, что в последний момент власть спустит дела г-д Джакишева и Туржанова на тормозах. Как отмечал ныне покойный профессор Нурбулат Масанов, у номадов очень сильно поставлена восприимчивость (гораздо мощнее, чем у оседлых), а потому адресаты данных акций уже все поняли. Опять же ситуация с инструментарием. Эти люди не могут оправдаться по тем инструментам, с помощью которых их обвиняют. Так уж созданы правила игры: тебе отрезают ноги, а потом говорят “прыгай!”. Рахат Алиев, чтобы вырваться из капкана, “рванул на груди тельняшку”, но у молчальников-пахарей таких возможностей нет, да и сам формат тоже не их.

Самыми адекватными во всех этих делах оказались “младомонархисты” из “Нур Отара”. Они действуют по принципу “раз не можешь ничего изменить – хоть оборжи”.

Новости партнеров

Загрузка...